Мединский: Головы российской молодёжи забита всякой чушью

Владимир Мединский, министр культуры России, заявил, что молодёжь в нашей стране имеет очень слабое представление об истории. Причём, что немаловажно, в том числе и об истории своей страны.

Это заявление было сделано им в Белграде, на открытии очередной Белградской международной книжной ярмарки, где он, помимо прочего, представлял свою книгу «Война. Мифы об СССР 1939-1945 годов». При этом господин Мединский сослался на общение с молодёжью, на информацию, так сказать, из первых рук.

Я работал в комиссии правительства по истории Второй мировой и много ездил по стране, общался с молодёжью, со студентами и увидел, что в России за 20 лет выросло поколение людей, которые абсолютно превратно представляют себе историю собственной страны. Они либо ничего не знают, либо у них голова забита всякой чушью.

Наверное, на это можно было бы не обращать внимания ещё пару недель назад… Но сейчас, после трагических событий в Керчи, мы волей-неволей прислушиваемся ко всему, что как-то связано с молодёжью. И слова не кого-нибудь, а министра культуры, работа которого связана в том числе с тем, чтобы наша молодёжь была как можно более духовной, мы просто обязаны проанализировать.

Прежде всего я хотел бы сказать, что у меня нет права говорить о молодёжи с высоты какого-то своего богатого воспитательного опыта. Покаюсь – не особо получается влиять даже на детей своих ближайших родственников. Недавно, например, моя одиннадцатилетняя племянница рассказала, как ей удалось накрутить подписчиков в сети «Инстаграм», и теперь она «монетизирует трафик», продавая «пиары». Сказать, что я был слегка шокирован, значит ничего не сказать. У меня буквально отвалилась челюсть. Но мои сдержанные сомнения по поводу того, честно ли это, ведь подписчики накрученные, она с легкостью отвергла: родители не против, так что и она «не заморачивается».

Наша молодёжь действительно другая. Лучше, хуже? Решать, наверное, в каждом конкретном случае стоит отдельно. Но сам факт мы должны чётко осознавать и не пытаться во всём подходить к молодым с нашими собственными старыми мерками. Увы, я не знаю, насколько начитанным человеком вырос бы я сам, если бы во времена моего детства были в обиходе смартфоны и компьютеры. А заставить современного ребёнка читать в ущерб Интернету значит фактически заставить его быть белой вороной среди своих сверстников.

Вероятно, именно по этой причине сейчас высока роль таких людей, как Мединский. Точнее, даже не самих людей, а должностей, на которых они работают. Например, от него в значительной степени зависит, какое кино будет сниматься российскими компаниями и закупаться нашими прокатчиками. А кино, вероятно, — один из немногих оставшихся у нас инструментов влияния на молодёжь.

Однако, как все мы знаем, тут далеко не всё так радужно, как нам бы того хотелось. Государство регулярно выделяет деньги на фильмы, вызывающие открытое отторжение у значительной части нашего общества. В этих фильмах часто снимаются актёры, в последние годы позволявшие себе высказываться в откровенно антигосударственном или даже русофобском духе. Да и снимают их обычно люди, прославившиеся не столько талантом, сколько плохо скрываемой ненавистью к своей стране.

Я специально не привожу фамилий и названий фильмов, чтобы не сужать рамки разговора. Думаю, они у большинства читателей на слуху. Нам же важнее понимание того, что хорошее (вероятно) знание истории господином Мединским не делает его безукоризненным борцом за интересы рядового россиянина. Увы, для этого, помимо знания истории, необходимо соответствующее воспитание и принципы. А вот этого, кажется, наблюдается некоторая нехватка.

Я далёк от мысли вешать на нынешнего министра культуры всех собак. Но всё-таки его менторство не совсем оправдано. Да, кажется, он иногда занимает принципиальную позицию, иной раз даже лишая фильмы прокатной лицензии – тому пример история с фильмом «Смерть Сталина», который не был допущен к прокату в России, несмотря на серьёзнейший скандал, разразившийся по этому поводу. Но этого, увы, мало: нужно не только «не пущать», но и создавать что-то свое, альтернативное и, быть может, прекрасное.

Читая одно из интервью господина министра, я был поражён следующим фактом. Оказывается, на театры государством выделяется гораздо больше денег, чем на кино. Рискну предположить, что львиная доля этих средств идёт именно на московские театры. И эта диспропорция меня поразила. Что для нас важнее: эстетическое удовольствие нескольких десятков тысяч московских театралов или интересы примерно полутора сотен миллионов других россиян? Почему государство считает важным финансировать театры, где ставятся откровенно эпатажные, за гранью хорошего вкуса и каких-то моральных устоев пьесы, отказывая в средствах фильмам вроде «28 панфиловцев», деньги на который собирали буквально всем миром?

Мы так боимся вони, которую может поднять наша «творческая элита»? Нас пугают истерики совестливых актрис и актёров, режиссёров и критиков? Или «слуги народа» у нас так любят театр, что им никак не обойтись без голых мужиков, трясущих гениталиями с некогда прославленных сцен? Говорят, господин Икс был на этой премьере (опять без названий и фамилий). Наверное, и аплодировал в конце, и улыбался в соломенные усики?

Очень легко обвинить молодёжь в том, что она не знает истории. Только, скажу я вам, молодёжь ведь как губка, впитывает то, что мы разливаем. И если она чего-то не знает, то так ли хорошо знаем её мы сами? А самое, возможно, главное: верно ли расставлены у нас приоритеты?

А в остальном господин Мединский, конечно, кругом прав. Сейчас вот очередные «гении» решили поставить чёрную комедию, основанную на событиях, происходивших в блокадном Ленинграде. А он брезгливо сморщил нос и отказался читать сценарий этого непотребства. Правда, осуждать не стал, обещал дождаться фильма.

А к тому времени, авось, сверху дадут нужную отмашку, и можно будет проявить принципиальность.

Автор:Виктор Кузовков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.