Русские начинают и выигрывают

Через несколько дней глава российского правительства Дмитрий Медведев посетит с официальным визитом Китай. У нас об этом вообще мало кто знает, а в Поднебесной вояж пока никто не готов рассматривать как эпохальный или рубежный. На пресловутый поворот России на Восток там обратили минимум внимания, а сегодня ряд китайских банков из опасения американских санкций вообще всё чаще ставит палки в колеса российскому бизнесу.

Тем не менее, даже с учётом того, что визит премьера довольно жёстко привязан к открытию выставки в Шанхае и даже занесён в программу 23-й регулярной встречи глав правительств, без деловых переговоров ему не обойтись. Медведев не только встретится с председателем КНР Си Цзиньпином, но и проведёт обстоятельное обсуждение ключевых вопросов торгово-экономического сотрудничества. Западная пресса сейчас весьма регулярно пишет о том, что китайская экономика в любой момент может совершить жесткую посадку.

Однако многие считают это своеобразным отражением торговых войн США с Китаем и попыткой противодействовать развороту российского бизнеса на Восток. Словно категорически не желают признавать того, что лучшим средством против такого поворота было бы свёртывание программы санкций. В России всегда умели достаточно трезво оценить реальную экономическую мощь Китая, его возможности, но не всегда верно воспринимали жёсткий деловой стиль, так характерный для китайских предпринимателей и банкиров.

Дополнительно усугубляет ситуацию и тот факт, что русскими не всегда адекватно воспринимается и китайский экономический потенциал в целом, способность Поднебесной противостоять кризисам. Да, в Китае не было ничего подобного дефолту, события 2008-2009 годов затронули его лишь по касательной, и только нынешняя серия взаимных выпадов на фронте торговой войны с США стала реально ощутимой для многих.

Нельзя не признать, что в Вашингтоне очень удачно выбрали момент для наступления на китайском фронте. Дело в том, что именно в начале 10-х годов Китай практически исчерпал два едва ли не главных резервуара потенциального роста: дешевизну собственной рабочей силы, а также возможности перевода самых разных производств за рубеж, опять же, в те страны, где дешевле ресурсы и рабочая сила. Характерно, что Россию в качестве такого резервуара китайцы никогда всерьёз не рассматривали.

Повторим, до сих пор в КНР умели пережить любой кризис, характерный чуть ли не для всего остального мира, разворачивая при этом в стране параллельно мощнейшую пропаганду по такому поводу. Многие годы внутри страны, даже в ЦК КПК, преобладало слегка покровительственное отношение к западному миру, и конкретно к США, которое было основано на постулате: куда они без наших товаров денутся?

Между тем, как всякая бурно развивающаяся экономика, китайская росла неравномерно. И хотя структурно она многие годы оставалась куда более сбалансированной, чем любая западная, секторы финансов и услуг рано или поздно должны были обойти производственный сектор, и в итоге сейчас обошли. За последние годы темпы роста промышленности снизились более чем вдвое, хотя в целом китайская экономика тормозит не так явно.

И как часто бывает в таких случаях, центр стал перекладывать часть своих проблем на периферию и на население. И регионы, и простые граждане в Китае, если брать по меркам старого коммунистического Китая, на сегодня в долгах как в шелках, хотя, в отличие от многих граждан цивилизованного Запада, ещё не успели запрячь в долговую кабалу детей и внуков.

Но гораздо хуже другое. В долг же брали, когда экономика росла бешеными темпами, и довольно высокие ставки никого не пугали. А время отдавать стало подходить теперь, когда много на бизнесе уже не наваришь. Китай уже не сможет в нынешних условиях позволить себе такой роскоши, как снижение кредитных ставок для привлечения капиталов и ослабления той же долговой нагрузки. Даже дико выросшая экономика страны просто не справится с притоком средств, и либо вздуется от финансовых пузырей, либо попросту сразу провалится в гиперинфляцию. Вряд ли на такое готовы в ЦК КПК и Народном банке Китая.

Нельзя забывать, что миллионы китайцев быстро разбогатели, они уже расселись по всем гондолам в Венеции, они любят рисковать, и из-за них уже трясёт многие биржи на юго-востоке Азии. Они лихо скупают доллары и евро, ставя на грань риска родной юань. А ещё они с лёгкостью отправляют за границу, на месяцы и даже на годы молодых родственников на учёбу и на работу, нисколько не волнуясь о том, что и в Китае уже намечается дефицит квалифицированных кадров. Время, когда «ботаники снова в моде», там ещё не наступило.

А в дополнение к своим внутренним проблемам китайцы фактически взрастили дракона ещё и там, где сами не ожидали – в соседних странах Юго-Восточной Азии. Они, опираясь на широкую поддержку из центра, экспортировали бизнес куда только можно: от Таиланда и Мьянмы до Малайзии и Филиппин, чуть ли не до диких тихоокеанских островов. А в нагрузку к нему – производства и специалистов, а также юани – десятки и сотни миллионов, нет, миллиардов юаней.

И то, что юань в регионе практически сравнялся в роли резервной валюты с долларом и давно обошёл японскую иену и уж тем более евро, из преимущества с некоторых пор превратилось в недостаток. Юань теперь так же, как мировые валюты, подвержен биржевым и иного рода потрясениям, а не имея за спиной сотен лет мирового господства, на одной поддержке из Народного банка Китая можно и не выстоять. А тут ещё и торговые войны с США, что непременно приведёт к подорожанию большинства товаров и к ещё большему торможению производств.

При Трампе США, похоже, вполне могут пойти не только по пути замещения китайского импорта малайскими и филиппинскими товарами, но и начать реально возрождать целый ряд производств, открывая предприятия в Центральной и Южной Америке. А учитывая лидирующие позиции Пекина в такой интеграционной структуре, как БРИКС, которая при определённых условиях очень даже может набрать центростремительные обороты, Вашингтон непременно постарается использовать любые просчёты Пекина во взаимоотношениях с его партнёрами. Хотя и американцам надо понимать, что быстро оторваться от Китая не удастся даже самому Трампу, и в ближайшей перспективе кризис не будет избирательным – падать придётся всем вместе, и сразу. Но для Китая даже это, вообще-то, в новинку.

В этом отношении Россия, очевидно, самый подходящий союзник, если такое определение вообще применимо в сколько-нибудь обозримом будущем для этих двух стран. ЮАР, конечно, подошла бы американцам ещё лучше, но там уж слишком жалкая экономика, чтобы с её помощью как-то давить на Китай. Зато можно взять на вооружение понимание того, что в Пекине заинтересованы в России почти так же сильно, как во времена Мао, и никакие идеологические препятствия в случае чего коммунистам из Поднебесной не помешают. Так что все диалоги с премьером российского правительства априори будут позитивными, если не по внутренней сути, то уж по внешнему антуражу точно.

Колоссальные ресурсы России, а также целый ряд направлений, в которых собственное технологическое отставание Китай оперативно преодолеть не в силах, — вот те два главных аргумента в пользу сотрудничества с Москвой, кто бы её ни представлял в Пекине и Шанхае: консервативный президент или же либеральный премьер. А ведь есть ещё и сотрудничество в космической и атомной сферах, разработки в сфере современных вооружений и средств коммуникаций. Ну а в том, что Россия тоже нуждается в поддержке с Востока, если она, конечно, не слишком навязчивая, как это было с Керченским мостом и скоростной дорогой в Казань, думается, не хуже, чем в Москве, понимают и в Пекине.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.