Popular Mechanics, США. Что происходит с крылатыми ракетами, захваченными русскими

Судьба хуже смерти ждет восстановленную военную технику, захваченную на поле боя.

Фрагменты крылатых ракет коалиции, сбитых ПВО Сирии, представленные на брифинге начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС генерал-полковника Сергея Рудского. 25 апреля 2018

Джо Паппалардо (Joe Pappalardo)

На этой неделе Министерство обороны России продемонстрировало фотографии того, что, по его утверждению, осталось от американских крылатых ракет, использовавшихся во время недавних авиаударов по Сирии. «Сейчас они изучаются нашими специалистами, — отметил генерал-полковник Сергей Рудской. — Результаты этой работы будут использованы для совершенствования российского оружия».

Продемонстрированные обломки едва ли можно назвать убедительным доказательством того, что американские ракеты были сбиты, и мы не можем принять заявление Рудского за чистую монету. Но все же предположим, что русские действительно захватили значительные части крылатых ракет дальнего радиуса действия, включая Томагавки. Что могут сделать российские инженеры с этими останками?

Метод «обратной инженерии»

Любая ракета, выпущенная по врагу, по определению считается невозвратным оружием, но при этом она не должна раскрывать слишком много секретов в случае ее неисправности или падения без повреждений. Ведь некоторые части оборудования современной ракеты умный враг сможет использовать.

Такое случалось и раньше. Например, когда советские инженеры сделали копию ракеты «Сайдуайндер» (Sidewinder, американская управляемая ракета «воздух-воздух» с инфракрасной головкой самонаведения. В ходе китайско-тайваньского вооруженного конфликта в 1958 году AIM-9B «Сайдуайндер» попал в МиГ-17 китайского пилота, но не взорвался. Советские конструкторы, изучив «трофей», воспроизвели ракету методом «обратной инженерии» и запустили в производство советский аналог — К-13/Р-3С. Также помог в деле освоения образца американского вооружения шведский полковник Стиг Веннерстрем, работавший на советское ГРУ и передавший в то же время подробные секретные чертежи изделия, — прим. ред.). В 1998 году шесть ракет Томагавк потерпели крушение в Пакистане во время удара по афганским базам Усамы Бен Ладена. Пакистанские и китайские ученые, как сообщается, тщательно изучили эти ракеты и использовали их в своих собственных программах вооружения.

Но реальная ценность захваченной ракеты заключается не в создании подобной ракеты. Реальная ценность состоит в том, чтобы, изучив оружие противника, научиться емго уничтожать.

Гибель захваченных ракет

Много лет назад «Популярная механика» совершила экскурсию в лабораторию BAE Systems (BAE Systems plc — оборонная компания Великобритании, имеющая дочернее подразделение в США, — прим. ред.), расположенной в Нашуа (штат Нью-Гэмпшир). Здесь специалисты разрабатывают способы противодействия зенитным ракетам противника, которые могут быть нацелены на военные и гражданские самолеты. Эта борьба между российскими и американскими инженерами не закончилась с окночанием холодной войной. В лаборатории BAE можно увидеть, как захваченное оборудование становится активом разведки.

BAE не покупает зенитные системы у российских или китайских производителей. Вместо этого неуказанные «друзья правительства» (читай: спецслужбы США и их союзники) доставляют ракеты, захваченные с поля боя. Эти захваченные ракеты обречены на долгую жизнь и нескончаемые испытания.

Захваченную ракету размещают на испытательном стенде, чтобы инженеры могли изучить команды, которые ее система наведения передает своим рулевому оперению. Специалисты лаборатории определяют, как ракета отслеживает цели, и любые новые методы выявляются в ходе этой электронной «хирургической операции».

Эта первая оценка — лишь только начало долгой «смерти» пленной ракеты. Снова и снова мозг ракеты проходит через захват цели и пытается вести себя к героической, самоубийственной гибели. Тысячи 10-минутных симуляций позволяют исследователям изменять переменные и повторно тестировать поведение ракеты в течение многих лет, если это необходимо. Так одна из ракет, попавшая в эту ловушку, проходила бесконечные испытания в течение более семи лет.

Захваченные ракеты также используются в качестве подопытных кроликов. Например, столы, оснащенные зеркалами, направляют лазерные лучи, которые ослепляют инфракрасные датчики ракет. Эти эксперименты также сохраняют данные для высококачественного моделирования.

Тем временем в России

У русских есть свои крылатые ракеты. Фактически, они только что доказали, что это оружие работает, нанеся удар ракетами «Калибр» с военных кораблей в Каспийском море по террористическим целям в Сирии, как это называют в России. Ракеты используют GPS- и внутреннее наведение. Это достаточно надежные системы. Тем не менее, некоторые из ракет, возможно, разбились по пути, что свидетельствует о том, что системы наведения в Томагавке более надежны. Эти системы дополняются спутниковой навигацией и инерциальной навигацией с помощью цифрового картирования местности.

У России, безусловно, есть лаборатория, похожая на BAE, где ее исследователи могли бы исследовать неповрежденные датчики или коммуникационные антенны из восстановленного Томагавка. Антенны могут быть протестированы на уязвимость к помехам, детали двигателей могут помочь в ее обнаружении с помощью инфракрасного излучения, а бортовые навигационные данные могут быть использованы для информации о размещении защитного радара.

Минобороны России в среду заявило, что есть планы по поставке новых систем ПВО в Сирию «в ближайшее время». Продолжающийся поединок между американскими и российскими оружейниками продолжается. И ночные кошмары захваченных управляемых ракет не закончатся.

https://inosmi.ru/military/…