Битва за Армавир

100 лет назад, в ноябре 1918 года, завершился Второй Кубанский поход. Деникинцы после рядя кровопролитных боев заняли Кубанскую область, Черноморье и большую часть Ставропольской губернии. Основные силы красных на Северном Кавказе были разбиты в боях под Армавиром и Ставропольском сражении. Однако битва за Северный Кавказ ещё не завершилась и продолжалась до февраля 1919 года.

Общая ситуация

После захвата Екатеринодара командующий Добровольческой армией генерал Деникин готовился к продолжению похода, белая армия насчитывала уже 35 — 40 тыс. штыков и сабель, 86 орудий, 256 пулеметов, 5 бронепоездов, 8 бронированных автомобилей и два авиационных отряда, имевших 7 самолетов. Добровольческая армия приступила к пополнению своих поредевших в боях частей (время похода некоторые части трижды сменили свой состав) путем мобилизации, также начали широко использовать другой источник людских ресурсов — пленных красноармейцев. Все офицеры в возрасте до сорока лет подлежали призыву в войска. Это изменило состав Добровольческой армии, монолитность прежнего добровольчества ушла в прошлое.

Масштаб борьбы значительно увеличивался. Прежде узкий и короткий фронт добровольцев растянулся. В результате фронт Добровольческой армии в августе 1918 года простирался от низовьев Кубани до Ставрополя на расстоянии около 400 верст. Это привело к пересмотру системы управления. Генерал Деникин не в состоянии был лично вести всю свою армию, как делал это раньше. «Открывалась, — говорил он, — более широкая стратегическая работа начальникам, и вместе с тем суживалась сфера моего непосредственного влияния на войска. Раньше я вел армию. Теперь я командовал ею».

Армии Деникина приходилось воевать против нескольких крупных группировок красных, насчитывавших в общей сложности 70-80 тысяч человек. Бедой красных была сохранившаяся у них партизанщина и все усиливавшаяся неразбериха в высшем руководстве Красных армии Северного Кавказа. Так, комментируя борьбу белых с красными силами Северного Кавказа, генерал Я. А. Слащов писал в своих воспоминаниях: «Приходится поражаться тому стремлению к невероятной разброске сил и обширности, почти невыполнимых задач, к которым стремился Деникин. Все время дело Добрармии висело на волоске — не было ни одной хорошо обдуманной и правильно проведенной в жизнь операции — все стремились к грандиозным проектам и строили все надежды на успех, на полной военной безграмотности красных начальников, и на взаимных внутренних раздорах совнаркомов, совдепов и комсостава. Стоило бы только красным помириться между собою и провести правильную политику, а в красных войсках появиться во главе их талантливому и военно-образованному человеку, чтобы все планы белой ставки рухнули, как карточный домик, и дело восстановления России через Доброармию потерпело бы немедленную неудачу». Таким образом, имея превосходство в силах, красные, из-за неудовлетворительного командования, давали белым бить себя по частям.

Таким образом, к середине августа белым удалось занять западную часть Кубанской области, Новороссийск и утвердиться на побережье Черного моря. Эту задачу выполнила дивизия генерала Покровского и отрядом полковника Колосовского. Таманская группа красных, преграждавшая им путь, проявила большую стойкость. Она с боем отошла на юг вдоль черноморского побережья к Туапсе, откуда свернула на восток на соединение с армией Сорокина.

Ставрополь. Армавирская операция

Основной театр военных действий переносился теперь на восточную часть Кубанской области против красных войск Сорокина. Началась борьба за Ставрополь. Ещё 21 июля партизаны Шкуро взяли Ставрополь. Движение на Ставрополь в начале августа не входило в намерения добровольческого командования. Однако Деникин решил послать на поддержку Шкуро часть своей армии. Ситуация здесь была крайне сложной. По словам самого Деникина, «одни села встречали добровольцев как избавителей, другие — как врагов…». Г. К. Орджоникидзе же, комментируя успех белых, обращал внимание на то, что население Ставрополья, «в высшей степени зажиточное», он также отмечал и то обстоятельство, что ставропольские крестьяне были настроены «как-то безразлично по отношению к той или иной власти, лишь бы прекратилась война». В результате народ выступал, обычно, в роли нейтрального наблюдателя шедшей у него на глазах Гражданской войны, и попытка проведения местной советской властью мобилизации в ряды Красной Армии успехом не увенчалась. Более того, мобилизация привела к ухудшению положения большевиков в губернии. На Ставрополье к тому времени осело достаточно много офицеров, всеми путями уклонявшихся от участия в войне. Последние, попадая под категорию мобилизованных, вливались в отряды, которые состояли из двух частей – необученных молодых крестьян и опытных офицеров. В итоге получались не красноармейские отряды, а какие-то бандформирования, которые не подчинялись никаким приказам, арестовывали и убивали коммунистов, представителей советской власти, и действовали сами по себе.

В августе 1918 года белые располагались полукругом вокруг Ставрополя в переходе от него с севера, востока и юга. По линии Кубани слабым кордоном стояли кубанские гарнизоны. Белым пришлось отбивать наступление большевиков с юга от Невинномысской и с востока от Благодарного. Первое наступление красных было отбито, а второе едва не привело к падению Ставрополя, большевикам даже удалось выйти к предместьям города и станции Пелагиаде, угрожая перерезать сообщения Ставропольской группы белых с Екатеринодаром. Деникину пришлось срочно перебросить дивизию генерала Боровского на ставропольское направление. Красные уже завершали окружение города, когда эшелоны 2-й дивизии подошли к станции Палагиада, в десяти километрах к северу от Ставрополя. Не доходя до станции, составы остановились, и Корниловский и Партизанский полки, быстро выгрузившись из вагонов, сразу же развернулись в цепи и атаковали наступавших на город красных во фланг и тыл. Неожиданный удар дезорганизовал красных и они побежали. В последующие дни дивизия Боровского расширяла плацдарм вокруг Ставрополя. Красных оттеснили горе Недреманной. Сбить их с этой горы не удалось, и бои за Недреманную приняли затяжной характер.

В первой половине сентября 2-я дивизия Боровского и 2-я Кубанская дивизия С. Г. Улагая вели непрерывные бои с частями красных. Боровскому удалось очистить от большевиков обширный район верст на сто по радиусу от Ставрополя. Боровский получил возможность сосредоточить к верхней Кубани свои главные силы.

В связи с успешным выходом Боровского к Кубани и значительным сокращением фронта дивизии Дроздовского, Деникин приказал Дроздовскому перейти за Кубань и взять Армавир. 8 сентября 3-я дивизия Дроздовского начала наступление и после упорных боев 19-го взяла Армавир. В этот же период для содействия Армавирской операции Деникин приказал Боровскому ударить в тыл Армавирской группе красных, захватить Невинномысскую, перерезав тем самым единственную железнодорожную линию сообщений красной армии Сорокина. 15 сентября белые атаковали Невинномысскую и после упорного боя взяли её. Взятие Невинномысской означало, что красные, зажатые между Лабой и Кубанью, лишались возможности отступления через Невинномысскую и Ставрополь на Царицын. Боровский, опасаясь за свой правый фланг, оставил в Невинномысской пластунскую бригаду, а главные силы перевел в хутор Темнолесский. Воспользовавшись этим, Сорокин сосредоточил против Невинномысской значительные силы конницы под командованием Д. П. Жлобы. Переправившись через Кубань севернее Невинномысской, красные в ночь на 17 сентября рассеяли пластунов и овладели станицей, восстановив своё сообщение с Владикавказом и Минводами. Деникин приказал Боровскому вновь атаковать Невинномысскую. Белые, перегруппировавшись и подтянув подкрепления, 20 сентября пошли в контратаку и 21-го отбили Невинномысскую. После этого красные неделю пытались отбить станицу, но без успеха.

Таким образом, сопротивление красных было почти сломлено. Основная масса Северокавказской красной армии находилась, по словам Деникина в положении «почти стратегического окружения». Потеря Армавира и Невинномысской убедила Сорокина в невозможности удержаться на юге Кубанской области и в Ставрополье. Он уже собирался отступать на восток, когда внезапное появление Таманской армии Матвеева изменило ситуацию в пользу красных и даже позволило им перейти в контрнаступление.

Битва за Армавир

Командир 2-й пехотной дивизии генерал-майор Александр Александрович Боровский

Контрнаступление красных. Бои за Армавир

Таманская армия, проявив большую стойкость и мужество, пройдя с боями 500 километров, сумела выбраться из враждебного окружения, и соединилась с главными силами Красной армии Северного Кавказа под командованием Сорокина. Таманцы сумели внести в полуразложившиеся красные войска, энергию и способность к новым боям. В итоге Таманский поход объективно помог сплочению красных сил на Северном Кавказе и позволил на время стабилизировать положение на фронте борьбы с деникинцами.

23 сентября 1918 года Северо-Кавказская Красная армия перешла в наступление на широком фронте: Таманская группа — от Курганной на Армавир (с запада), Невинномысская группа — на Невинномысскую и Беломечетинскую (на юг и юго-восток). В ночь на 26 сентября дроздовцы оставили Армавира, перейдя на правый берег Кубани, в Прочноокопскую. Деникин бросил на помощь Дроздовскому свой единственный резерв — Марковский полк. 25 сентября 2-й и 3-й батальоны марковцев двинулись из Екатеринодара в эшелонах на станцию Кавказская и далее на Армавир. Прибыв утром 26-го к Армавиру, командир марковцев полковник Н. С. Тимановский обнаружил, что город уже взят красными. 26 сентября Тимановский с ходу атаковал Армавир при поддержке двух бронепоездов, но не получил помощи от 3-й дивизии. Войска Дроздовского только что оставили город и нуждались в восстановлении. После неудачного боя марковцы, понеся большие потери, отступили от города.

Деникин приказал повторить атаку 27 сентября. Ночью Дроздовский перевел свою дивизию на левый берег Кубани у Прочноокопской и соединился с Тимановским. В ходе нового штурма добровольцам удалось взять завод «Саломас», но затем красные контратаковали. Завод переходил несколько раз из рук в руки и в результате остался за красными. Пластунский батальон несколько раз атаковал Туапсинский вокзал, но также безуспешно. К вечеру бой затих. Обе стороны понесли большие потери. 28 сентября на фронте было затишье, в этот день к марковцам прибыло пополнение в 500 человек.

29 сентября Деникин прибыл в расположение частей Дроздовского. Тот считал бесполезным дальнейшее наступление на Армавир, пока не будет разбита Михайловская группа красных, так как при попытках штурма города большевики получали помощь из Старо-Михайловской. Деникин на совещании с командирами согласился с этим мнением На армавирском направлении был оставлен слабый заслон полковника Тимановского, а Дроздовский с главными силами должен был быстрый и внезапный удар с востока во фланг и тыл Михайловской группе и совместно с конницей Врангеля. В боях 1 октября белые потерпели поражение и отступили. Дроздовский вернулся под Армавир.

В начале октября 3-я дивизия Дроздовского была переброшена к Ставрополю, а на позициях под Армавиром её сменила 1-я дивизия Казановича. К середине октября его войска получили пополнения, в частности прибыл недавно сформированный Сводно-Гвардейский полк в количестве 1000 бойцов. Утром 15 октября белые пошли на третий штурм Армавира. Главный удар наносил по обеим сторонам железной дороги Марковский полк. Направо от марковцев, на некотором расстоянии, были расположены Сводно-Гвардейский и Лабинский казачий полки. Наступление на линию обороны красных началось при поддержке бронепоезда «Единая Россия». На левом фланге от железной дороги марковцы заняли кладбище и кирпичный завод, и вышли к Владикавказскому вокзалу. На правом фланге — выбили красных из первой линии окопов в километре от города и продолжили наступление, но были остановлены огнём красного бронепоезда «Пролетариат». После этого красная пехота перешла в контратаку. Марковцы сумели остановить наступление красных, но таманские конные полки обошли Сводно-Гвардейский пехотный и Лабинский казачий полки и те были вынуждены отступить. Марковцам также пришлось начать отступление под сильным огнём противника. Таким образом, штурм снова провалился и белые понесли большие потери. Сводно-Гвардейский полк, атакованный красной конницей с правого фланга и тыла, был совершенно разгромлен, потерял половину личного состава и был направлен на переформирование в Екатеринодар. Марковцы потеряли более 200 человек.

Первый тяжёлый бронепоезд в Добровольческой армии «Единая Россия». Создан 1 июля 1918 года на станции Тихорецкая из трофейных бронеплощадок как «Батарея дальнего боя».

После нового неудачного штурма наступило затишье. Белые заняли исходные позиции и обустраивали позиции и убежища. 1-я дивизия Казановича была усилена Кубанским стрелковым полком. Командир Марковского полка полковник Тимановский был произведен в генерал-майоры и назначен командиром бригады 1-й дивизии. 26 октября белые, при поддержке артиллерии и бронепоездов, пошли на четвертый штурм города. Красные оказали сильное сопротивление и контратаковали, бой продолжался весь день. Белые смогли взять город. В этот раз они смогли отрезать подкрепления красных от Армавира, не дав им прийти на помощь защитникам города. 1-й Кубанский стрелковый полк, располагаясь правее Туапсинской железной дороги, при поддержке Конной бригады, остановил шедшие на помощь Армавиру части красных, и заставил их отступить. Затем Казанович развил наступление на юг вдоль Владикавказской железной дороги между Кубанью и Урупом. Врангель в течение двух недель пытался форсировать Уруп, чтобы ударить во фланг и тыл действующих против генерала Казановича частей и отбросить их за Кубань. Однако красные занимали крепкие позиции и отбросили противника.

30 октября красные перешли в контрнаступление на всем фронте между Урупом и Кубанью и оттеснили конные части генерала Врангеля за Уруп, а дивизию генерала Казановича — под Армавир. 31 октября – 1 ноября шли тяжелые бои, белых отбросили к самому Армавиру. Ситуация была критической. Красные имели преимущество в живой силе и боеприпасах. А основные силы Деникина были заняты боями под Ставрополем. На левом фланге армии части 2-й конной дивизии генерала Улагая и то, что осталось от 2-й и 3-й дивизий в ходе боев под Ставрополем, еле-еле сдерживали натиск численно превосходящего противника. Части 1-й дивизии, потерпев неудачу в районе Коноково — Маламино и понеся большие потери, отошли к Армавиру. Казалось, что белые вот-вот потерпят сокрушительное поражение.

Однако 31 октября Покровский после упорного боя овладел станцией Невинномысской. Красные стянули к Невинномысской резервы от Армавира и Урупа и 1 ноября атаковали Покровского, но тот удержался. Врангель этим воспользовался и 2 ноября перешёл в наступление в районе станции Урупской. В течение всего дня шёл упорный бой с тяжёлыми потерями с обеих сторон. Прорыв красных был остановлен, а в ночь на 3 ноября обнаружился отход красных на правый берег Урупа. Врангель 3 ноября нанес неожиданный удар по тылу красных. Это был полный разгром. Атакованные с фронта, фланга и тыла красные обратились в паническое бегство. Белые их преследовали. В результате Армавирская группа красных (1-я Революционная Кубанская дивизия) была разбита наголову. Белые пленили более 3 000 человек, захватили большое количество пулеметов. Разбитые красные войска, переправившись через Кубань, частью бежали вдоль линии железной дороги прямо на Ставрополь, частью двинулись через станицу Убеженскую вниз по течению Кубани на Армавир, выходя, таким образом, в тыл частям 1-й дивизии. В Армавире у белых был небольшой гарнизон. По приказу Казановича Врангель выделил бригаду полковника Топоркова для преследования угрожавшей Армавиру неприятельской колонны. В боях 5 — 8 ноября красные били окончательно разбиты.

Таким образом, Армавирская операция завершилась победой белых. Город удалось взять, а разгром Армавирской группы красных позволил сосредоточить силы для штурма Ставрополя и завершения Ставропольского сражения. Во многом успех белых был связан с внутренними разногласиями в стане красных.

Командир 1-й пехотной дивизии Борис Ильич Казанович

Командир 1-й конной дивизии Добровольческой армии Пётр Николаевич Врангель

Продолжение следует…

Автор:Самсонов Александр
Читайте также:Незавершённое чудо великих реформ Александра II
                                   История. Пенсия в офицерском мундире. Часть 1
                                   История. Пенсия в офицерском мундире. Часть 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.