Два подвига зенитчика Дыскина

Осень 1941 года – одна из тяжелейших страниц в истории Великой Отечественной войны. Гитлеровские армии рвутся к столице нашей страны – Москве. Значительная часть территории СССР, включая области Молдавии, Украины, Белоруссии, Прибалтики, уже оккупирована гитлеровцами. Красная Армия на пределе возможностей держит рубежи обороны под Москвой.

Скирмановские высоты находятся у деревни Горки, что в Рузском районе Московской области. В середине ноября 1941 года здесь укрепились расчеты орудий 3-й батареи 694-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка 16-й армии. Советские артиллеристы сражаются с наступающими танками противника.

17 ноября 1941 года расчет 37-мм зенитного орудия в составе командира орудия сержанта Семена Плохих, правого наводчика красноармейца Ефима Дыскина, левого наводчика красноармейца Ивана Гусева, подносчика снарядов Полоницына вступил в неравный бой с наступающими танками противника. Поскольку противотанковых орудий не хватало, командование развернуло против наступающих танков зенитные орудия. Бой длился более часа, в течение которого враг уничтожил все орудия батареи, кроме единственного зенитного орудия, которым командовал сержант Плохих.

На зенитку надвигалось около двадцати немецких танков… Из расчета оставались в строю только двое – правый наводчик Ефим Дыскин и левый наводчик Иван Гусев. Ефим Дыскин, как старший наводчик, скомандовал Гусеву подавать снаряды и вот от первых выстрелов полыхнули два немецких танка. В ответ гитлеровцы открыли огонь по единственному уцелевшему орудию советской батареи. Один из осколков сразил красноармейца Гусева. Ефим Дыскин остался и за наводчика, и за подносчика снарядов. Третьим снарядом он сразу попал в танк противника – и в последнем вскоре взорвался боезапас.

Дыскин продолжал вести неравный бой, даже не замечая, что в пылу сражения он был ранен. На помощь к наводчику подоспел полковой комиссар старший политрук Федор Бочаров. Он хотел помочь раненому молодому красноармейцу встать с сиденья заряжающего. Дыскин отказался. Тогда Бочаров сам стал подавать снаряды наводчику, а Ефим успел подбить еще четыре танка. К этому времени и на теле Дыскина было уже четыре ранения. Вскоре погиб политрук Бочаров. Наводчик Дыскин, изнемогая от боли, смог все же дослать последний снаряд в орудие и подбить еще один танк противника. Затем в глазах бойца потемнело…

 

Прошло полгода. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1942 года красноармейцу Дыскину Ефиму Анатольевичу за проявленный героизм посмертно было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Ему было всего 18 лет – бесстрашному наводчику Дыскину, героически державшему оборону на той высоте и поставившему абсолютный рекорд по количеству подбитых танков противника из зенитного орудия.

С фотографии на нас смотрит пожилой человек в форме генерал-майора, с большим количеством наград и Золотой Звездой Героя Советского Союза. Это – Ефим Анатольевич Дыскин. Позвольте! Но ведь Ефим Дыскин восемнадцатилетним пареньком погиб под деревней Горки, а Героя получил посмертно? Все так, да только пока вышестоящее командование думало, что бесстрашный наводчик был убит в бою с гитлеровцами, восемнадцатилетнего Дыскина, эвакуированного санитарами с поля боя в тяжелейшем состоянии, выхаживали в госпиталях.

Сначала Дыскина доставили в Истринский медсанбат, затем перевели во Владимир, а оттуда – в Свердловск. Парень был очень плох, и лишь совсем молодой возраст и крепкий организм позволили ему выжить. В апреле 1942 года прямо в палату к раненому красноармейцу заявилась странная делегация – генерал, начальник госпиталя, врачи, представитель военкомата. Боец Дыскин смотрел на них ничего не понимающими глазами, пока санитарка не сказала, что ему присвоили звание Героя Советского Союза … посмертно.

Сначала красноармеец Дыскин пытался «отнекиваться». Он действительно не понял, что именно ему присвоили это высокое звание – раз посмертно, а он выжил, то значит настоящий герой – какой-то его погибший однофамилец. Будучи человеком порядочным, Дыскин пытался отказаться от награды, говорил, что это не он, но ошибки здесь не было.

Тем же указом, что и генерал-майор И.В. Панфилов, Ефим Дыскин был отмечен высочайшей наградой страны. Когда выяснилось, что бесстрашный наводчик выжил и находится на лечении в госпитале, туда пришла телеграмма за подписью «всесоюзного старосты» Михаила Калинина с поздравлением и подтверждением награды.

В июне 1942 г. в Свердловском театре оперы и балета 19-летнему Ефиму Анатольевичу Дыскину вручили грамоту Героя Советского Союза, орден Ленина и медаль «Золотая Звезда». Боец шел на поправку. Конечно, он бы с удовольствием присоединился бы к другим красноармейцам, сражавшимся на фронте, но понимал – после таких тяжелых ранений он уже не сможет служить в строевых частях. Нужно было думать над тем, на каком новом поприще приносить пользу обществу. И именно длительное лечение в госпитале, наблюдение за очень важным и самоотверженным трудом врачей и медсестер повлияло на выбор Ефима Дыскина – девятнадцатилетний Герой Советского Союза решил стать медицинским работником.

Собственно, прежде медициной Дыскин особо не интересовался. Хаим Нафтульевич, а именно так при рождении звали будущего героя, Дыскин родился 10 января 1923 года в деревне Короткие в Почепском уезде Гомельской губернии, в семье обычного советского служащего. Окончив среднюю школу в Брянске, Дыскин приехал в Москву и поступил на первый курс Московского института истории, философии и литературы имени Чернышевского. Конечно, у него не было в планах становиться профессиональным военнослужащим – молодой человек стремился изучать гуманитарные науки.

Однако, как только началась война, юный студент-первокурсник сам пришел в Сокольнический районный военный комиссариат Москвы и попросился на фронт. Так поступали сотни тысяч ровесников Ефима по всей стране. Решил отправиться на войну и Дыскин. Его направили на курсы артиллерийской подготовки по специальности артиллерист-зенитчик. После их окончания Дыскин начал службу в зенитной артиллерии, отражая налеты авиации противника на Москву, но когда наибольшую опасность стало представлять наступление немецких танков, зенитки быстро переквалифицировали в противотанковые орудия и направили на фронт. Зенитчикам пришлось играть роль противотанковой артиллерии и, надо сказать, справлялись они с ней вполне неплохо.

Ефим Дыскин до того боя был вполне обычным военнослужащим – «зеленым» красноармейцем с несколькими месяцами службы за плечами. Всего восемнадцать лет. Кто бы мог подумать, что спустя несколько лет, уже после победы в Великой Отечественной войне, о нем напишет сам Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков:

Всем известны имена панфиловцев, Зои Космодемьянской и других бесстрашных воинов, ставших легендарными, гордостью народа; однако в один ряд с ними я бы поставил и подвиг рядового наводчика орудия 694-го артиллерийского противотанкового полка Ефима Дыскина.

Раненый красноармеец еще в госпитале стал внимательно наблюдать за трудом медицинских работников и вскоре, как только здоровье относительно улучшилось, поступил в военно-медицинское училище, которое было эвакуировано из Киева и размещалось как раз в том же свердловском госпитале, где лечился и сам Дыскин. К учебе раненый красноармеец проявлял такое же рвение, как и к службе. Он смог сразу сдать экзамены за весь трехгодичный курс медицинского училища, после чего окончательно определился – нужно поступать в Военно-медицинскую академию.

До войны Военно-медицинская академия – одно из самых серьезных и престижных учебных заведений Советского Союза – находилась в Ленинграде, но в ноябре 1941 года ее эвакуировали в далекую Среднюю Азию – в Самарканд. Туда из Свердловска и отправился юный Герой Советского Союза. В 1944 году Военно-медицинская академия была переведена обратно в Ленинград, а в 1947 году из нее выпустился и Ефим Анатольевич Дыскин.

Бывший студент гуманитарного вуза, а затем наводчик-зенитчик, Герой Советского Союза Дыскин, окончив Военно-медицинскую академию, так и остался в ней работать – преподавать и заниматься научно-исследовательской деятельностью. В 1954 г. он окончил адъюнктуру академии, а до этого, в 1951 году, защитил диссертацию кандидата медицинских наук.

В сфере научных интересов Дыскина были очень значимые для военной медицины вопросы – огнестрельные ранения, воздействие на организм взрывных волн и других экстремальных факторов. В этом направлении Дыскин работал усердно и методично, изучая горы научной литературы и приходя к собственным выводам.

В 1961 г. Ефим Дыскин защитил диссертацию доктора медицинских наук, в 1966 г. он стал профессором, а в 1967 г. получил воинское звание полковника медицинской службы. К этому времени за плечами Ефима Анатольевича были не только Великая Отечественная война, но и двадцатилетняя служба в военной медицине. С 1968 по 1988 годы Ефим Анатольевич Дыскин возглавлял кафедру нормальной анатомии Военно-медицинской академии. В 1981 году полковник Ефим Анатольевич Дыскин получил звание генерал-майора медицинской службы.

В 1988 году, двадцать лет пробыв на должности начальника кафедры нормальной анатомии, генерал-майор Дыскин вышел в отставку с военной службы и перешел на должность профессора-консультанта кафедры судебной медицины Военно-медицинской академии. Не только служебные и научные заслуги, но и любовь и уважение со стороны студентов были свидетельством высочайшего профессионализма профессора Ефима Анатольевича Дыскина – как специалиста в сфере военной медицины и как преподавателя и педагога.

Лекции Дыскина, по воспоминаниям бывших слушателей Военно-медицинской академии и коллег – преподавателей, действительно было за что любить – профессор старался по максимуму, делал их очень интересными для слушателей, используя всю мощь своего интеллекта и обширные познания не только в медицине, но и в латыни, в литературе. За время работы в Военно-медицинской академии Дыскин написал более 100 научных трудов, два раза становился лауреатом премии Академии медицинских наук СССР.

С медициной была связана и вся семья Ефима Анатольевича. Его супруга Дора Матвеевна трудилась врачом-педиатром, сын Дмитрий стал неврологом, доктором медицинских наук, дочь – тоже врачом. 14 октября 2012 года, не дожив буквально нескольких месяцев до своего девяностолетия, профессор, доктор медицинских наук, генерал-майор медицинской службы в отставке Герой Советского Союза Ефим Анатольевич Дыскин скончался. Его похоронили на одном из городских кладбищ Санкт-Петербурга.

На самом деле, Ефим Анатольевич Дыскин совершил два подвига. Первый подвиг длился не столь и долго, хотя самому красноармейцу Дыскину тогда, наверное, эти страшные часы казались целой вечностью. Первый подвиг – это тот бой у деревни Горки, где раненый восемнадцатилетний юноша, вчерашний студент-гуманитарий, потеряв всех сослуживцев из орудийного расчета, не на жизнь, а на смерть сражался с гитлеровцами.

Второй подвиг оказался куда более длительным, чем бой на высоте, и растянулся на многие десятилетия. Этот подвиг – сама жизнь Ефима Анатольевича Дыскина, который после тяжелейших ранений смог не только выжить, но и экстерном сдать экзамены за курс медицинского училища, отучиться в сложнейшей Военно-медицинской академии и сделать там блестящую научную и преподавательскую карьеру.

Жаль, что сейчас мы становимся свидетелями того, как уходят из жизни последние представители этого удивительного поколения людей – настоящих титанов, защитивших нашу страну в годы Великой Отечественной войны, отстраивавших и поднимавших ее в послевоенные десятилетия. Одним из таких людей, безусловно, был и Ефим Анатольевич Дыскин.

Автор:Илья Полонский
Читайте также:Як-130 и родственные машины
                                  ФСБ ликвидировала экстремистов в Кабардино-Балкарии 
                                  Здесь рождаются SSJ-100 и Су-57: КнААЗ представлен во всей красе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.