Геноцид во имя нефти

В настоящее время мир практически в режиме online может наблюдать войну в Йемене, которую фактически в текущей фазе следует уже называть геноцидом по этнорелигиозному признаку. Официально на территории этой страны коалиция государств Персидского залива оказывает вооружённую поддержку лояльной им власти. Однако мало кто задумывается над фундаментальными причинами этого конфликта, и здесь речь идёт даже н о противостоянии шиитов-хуситов и суннитов-ваххабитов, нет, здесь речь идёт о нефти, о контроле над её добычей и её поставками. Речь идёт об огромном количестве нефти и, соответственно, об огромных деньгах.

С тех пор как англичане больше века назад обнаружили и исследовали залежи нефти на Аравийском полуострове и в зоне Персидского (Арабского) залива, а мировая индустрия стала переходить с потребления каменного угля на нефть, именно углеводороды и доступ к ним стали определяющим фактором в судьбах Ближнего и Среднего Востока.

Йемен как государство, расположенное в юго-западном углу Аравийского полуострова, ещё с колониальной эпохи являлся важным в геополитическом плане участком суши, контролирующим связь Индийского и Атлантического океанов через Красное море, Суэцкий канал и далее через Средиземное море. В эпоху колониальных империй это государство лежало на важнейшем для Британии «пути в Индию» и контроль над ним был одним из приоритетов для политики мирового гегемона того периода.

Однако почти полтора века спустя геополитическое значение Йемена ничуть не ослабело по причине того, что в настоящее время вместо поставок в Европу сокровищ колоний по этому маршруту осуществляются поставки углеводородов для того же Европейского союза, и не только.

Дело в том, что Баб-эль-Мандебский пролив является одним из самых узких в мире, что делает морской трафик (львиную долю которого составляют поставки нефти и сжиженного газа), проходящий через него, крайне уязвимым для любых воздействий. Этот фактор использовался противостоящими сторонами в обоих мировых войнах, и используется поныне.

Соответственно, начавшаяся на территории Йемена в марте 2015 года гражданская война для глобальной экономики имеет огромную важность, в отличии, скажем, от вооружённого противостояния где-то в бассейне реки Замбези, по причине того, что у сторон конфликта есть прямая возможность воздействия на мировой морской трафик вплоть до его перекрытия на этом маршруте.

Истоки конфликта в Йемене имеют весьма давнюю историю. Отметим, что, несмотря на кажущуюся монолитность ислама, эта религиозная система разделяется на множество течений и сект. И в вышеуказанной стране идёт противостояние шиитов-хуситов (названных так по имени Хуссейна Бадр-эд-Дина аль-Хути), являющихся современным ответвлением так называемых зейдитов, и суннитов Саудовской Аравии и иных стран Арабского залива, в среде которых господствует ваххабизм.

Йемен и сопредельные государства — основная зона конфликта в районе Баб-эль-Мандебского пролива

Зейдиты, образовавшиеся ещё в 10 веке, являются намного более древней сектой ислама, чем ваххабиты (которые появились в 18 веке), и в целом имеют относительно более либеральные взгляды по ряду позиций, чем последние (например, у зейдитов положение женщины в исламском социуме намного более лучше, чем у ваххабитов). Это является одним из доказательств, по мнению некоторых, частичного происхождения этого религиозного течения от доисламских обычаев арабов, тогда как ваххабизм придерживается доктрины наибольшего приближения к наиболее жестоким первоосновам ислама, не замутнённого различными заимствованиями, в первую очередь от соседних христианских государств.

Последний пик противоречий в йеменском обществе обострился в ходе волны движения «арабской весны», прокатившейся по многим государствам мусульманского мира и захлестнувшей эту страну одной из первых. В результате этого в отставку в конце 2011 года, под давлением обвинений в широкомасштабной коррупции, ушёл президент Али Абдалла Салех, и данное лицо сменил Абдраббух Мансур Хади, его же вице-президент.

Обе эти фигуры являлись, можно сказать, не лидерами нации, а фактическими представителями властей Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара и Бахрейна в Йемене. Но когда, после истечения срока действия своего мандата, Хади отказался уйти в отставку, фактически узурпировав власть, одновременно введя ряд непопулярных экономических решений, это вызвало всплеск народного гнева, переросшего в вооружённый мятеж. Кризис власти завершился арестом Мансура Хади в начале 2015 года и преобразованием Йемена в республику, где власть находилась бы не только в руках у суннитов, но обе составляющих йеменского общества, как шиитская, так и суннитская, имели бы пропорциональное влияние на государственное управление.

Однако произошедшее решительно не понравилось шейхам и принцам соседних государств-нефтеэкспортёров, и они стали готовить вооружённое вторжение на территорию Йемена. Катализатором этого процесса, как известно, стало бегство из-под ареста президента этой страны в Саудовскую Аравию, который обратился к правительствам арабских стран региона Персидского залива с просьбой помочь в восстановлении «законной власти». В результате 25 марта 2015 года началась воздушная фаза военной операции нефтяных нефтяных эмиратств Персидского залива, названная «Решительный шторм» (видимо, по образцу широко известной «Бури в пустыне» 1991 года).

В течение нескольких последовавших месяцев против народа Йемена коалиционными войсками во главе с Саудовской Аравией и ОАЭ был развязан, по сути, воздушный террор, который привёл к разрушению множества объектов гражданской инфраструктуры, включая системы водоснабжения и медицинские учреждения.

В итоге ООН объявила на территории Йемена чрезвычайную ситуацию третьего, самого высокого уровня, которая осложнилась ещё и частичной блокадой гуманитарной поставок (даже питьевой воды и лекарств) для 20 млн. йеменцев, в результате чего в стране начались и продолжаются несколько эпидемий различных болезней, включая холеру и чуму. Фактически в результате боевых действий, начатых коалицией стран зоны Арабского залива, по сути являющихся внешней агрессией по отношению к Йемену, начался геноцид населения этой страны.

Однако истоки всего этого восходят к началу 2000-х годов, когда администрацией США во главе с Джорджем Бушем-младшим и Джеком Чейни, после событий 11 сентября 2001 года была объявлена «глобальная война с терроризмом». Как известно, благодаря этой новой доктрине произошло вторжение в 2003 году войск США в Ирак, которые напрямую было связано с контролем за нефтяными полями, находящимися на территории этой страны.

Но это было лишь самое известное из американских вторжений. Всего же, по словам генерала Уэсли Кларка, США «захватили 7 стран за 5 лет». И, по-видимому, совершенно случайно большинство из этих 7 стран имеют стратегическое значение для морского маршрута нефтяных поставок вокруг Южной Азии из региона Ближнего Востока в Европу и в Восточную Азию. И Йемену не повезло оказаться в числе этих стран, в той или иной степени подпавших под военный контроль США.

В 2004 году американские силы были направлены на территорию этой страны с целью «оказания антитеррористической поддержки» правившему тогда президенту Салеху, силовые подразделения которого попытались в тот момент осуществить захват религиозно-политического лидера зейдитов Хусейна Бадр-эд-Дина аль-Хути. Это привело к восстанию шиитов-хуситов и к началу вялотекущей гражданской войны в стране.

Однако именно это позволило правящему клану Йемена перейти под протекторат Саудовской Аравии и США, совершенно не принимая во внимание мнение значительной доли йеменских шиитов и продолжавшего править, несмотря на бедственное положение большинства своих сограждан.

Когда же, спустя 11 лет, в 2015 году, произошло новое обострение ситуации в этом южноаравийском государстве, то администрация США во главе уже с Бараком Обамой точно так же выразила поддержку бежавшему президенту и одобрила действия коалиции стран Персидского залива, даже фактически вступив в неё.

Карта регионов Йемена со схемой господства различных этнорелигиозных групп

Спрашивается, что же так привлекает как властные кланы стран Залива, так и правящую элиту США вместе с ЕС на территории Йемена? Ответ крайне прост: контроль над нефтью и мировой энергетикой. Но не только и не столько прямой контроль нефтяных поставок из Персидского залива в Европу и Азию, а также и контроль над собственными нефтяными полями этой страны.

Дело в том, что на территории Йемена, помимо всего прочего, находятся крупные месторождения нефти и природного газа. И в 2005 году правительство этой страны дало права эксплуатации значительной части нефтяных месторождений (так называемого «Marib al-Jawf Bloch») американским компаниям «Hunt Oil Company» и «Exxton Mobil», которые были вполне удовлетворены такой ситуацией, длившейся долгие годы.

Однако события 2014-2015 гг. фактически разрушили бизнес американских нефтедобытчиков в данном государстве, что и привело к воздействию вышеуказанных бизнес-структур через своих лоббистов на политику Белого дома и решения Пентагона относительно Йемена.

Таким образом, два ключевых фактора определяют как действия саудовско-эмиратской коалиции, так и векторы влияния США в этом регионе. Это, во-первых, осуществление геостратегического контроля морского траффика в Баб-эль-Мандебском проливе, а, во-вторых, контроль и разработка в значительной степени неиспользованных и весьма крупных запасов углеводородного сырья на территории самого Йемена.

Теперь немного расскажем про потенциальные запасы нефти и газа в этой стране, являющиеся целями многих внешних игроков. Ещё в 2002 году Геологическая служба США (USGS) опубликовала доклад, в котором оценила запасы нефти на территории Йемена в размере 9,9 млрд. баррелей. Это может показаться не столь большой величиной, если сравнить их с 266 млрд. баррелей запасов на территории Саудовской Аравии, но выглядит весьма внушительно, если эту величину сравнить с большинством иных стран мира.

В связи с этим интересно рассмотреть рассекреченный отчёт ЦРУ от 1988 года, озаглавленный «Нефтяные ресурсы Южного Йемена и прилегающих территорий». Несмотря на явную сильную отредактированность опубликованного текста, в нём рассматривается, среди прочего, туманный вопрос о потенциальных больших месторождениях нефти в зоне слабо демаркированной границы между Йеменом и Саудовской Аравией. Также в этом докладе эксперты ЦРУ анализируют значительные залежи нефти и газа вдоль нейтральной зоны, в то время составлявшей разделительную полосу между Северным и Южным Йеменом (на которые делилась эта страна в период холодной войны).

Таким образом, как правящая элита США и Евросоюза, так и группа правящих кланов стран Арабского залива весьма заинтересованы не только в стабильности морских перевозок через Баб-эль-Мандебский пролив, но также именно в прямом контроле над весьма значительными запасами нефти в самом Йемене.

Известная техасская нефтеразведочная компания «Hunt Oil» начала геологоразведочную деятельность на территории юго-западной части Аравийского полуострова ещё в далёком 1982 году, а в 1984 году одно из главных йеменских месторождений «нефтяное поле Алеф» («Alif Field») уже дало массовые поставки углеводородного сырья на международный рынок.

В настоящее время месторождение «Алеф фильд», расположенное в районе точное не демаркированной йеменско-саудовской границы, находится в зоне, частично контролируемой хуситскими повстанцами и работа на нём практически остановлена. Однако с этим месторождением связана ещё одна геополитическая загадка Йемена: по некоторым оценкам, согласно анализу космических снимков южноаравийского региона и пробных бурений там, в пограничной зоне между Йеменом и Саудовской Аравией может находится гигантский нефтеносный бассейн, сравнимый с пятой частью запасов углеводородов у северного соседа.

Насколько верна данная информация, пока определить сложно, но в любом случае территория Йемена является лакомым куском для многих внешних игроков. И именно наличие огромных запасов углеводородов позволяет вполне объяснить причины, по которым Вашингтон фактически одобряет по сути политику геноцида, проводящуюся коалицией арабских стран Персидского залива против народных масс простых йеменцев.

Система трубопроводов, позволяющая нефтеэкспортирующим суннитским государствам Арабского залива обойти контролируемый Ираном Ормузский пролив. Как можно заметить, в случае перехода Йемена под контроль Ирана эта система серьёзным образом нарушается

Таким образом, война в Йемене лишь по форме представляет собой религиозный конфликт шиитов-хуситов и суннитов-ваххабитов; фактически же это борьба господствующих кланов за контроль над мировой энергетикой (контроль над маршрутом поставок нефти из Персидского залива и контроль над нефтяными месторождениями собственно Йемена).

И ровно до тех пор, пока у власти в этой стране находился подконтрольный Эр-Рияду и Абу-Даби клан, конфронтация между двумя ветвями ислама была не сильно заметной. Больше того, Вашингтон, со своей стороны, даже согласился на экспроприацию средств американских компаний в Йемене, лишь бы линия морских коммуникаций через Баб-эль-Мандебский пролив была безопасна и поставки из зоны Арабского залива были стабильны.

Однако после оформления движения хуситов в качестве серьёзной вооружённой силы, которая стала контролировать значительную часть Йемена, новому «распорядителю джихада» Саудовской Аравии (как называется должность министра обороны в этой стране) дали добро на начало вооружённой агрессии.

И таким образом альянс суннитских властей государств Арабского залива с высшей элитой Запада, контролирующей мировую экономику, решил сделать всё, чтобы не допустить развития альянса шиитских повстанцев с шиитским же Ираном. В противном случае именно хуситско-иранский альянс позволял Тегерану приобрести серьёзную геополитическую опорную точку в Йемене и через это получить контроль над общемировыми поставками углеводородного сырья (так как в этом случае в распоряжении иранских властей оказывалась возможность перекрытия и Баб-эль-Мандебского пролива, а не только Ормузского).

Шиитские повстанцы на улицах йеменской столицы. Источник фото: expert.ru

Больше того, победа шиитов в Йемене могла способствовать приходу на рынок этой страны российских и китайских нефтедобывающих компаний, чего семи силами стремятся не допустить как суннитско-ваххабитские властные кланы стран Арабского (Персидского) залива, так и западная правящая элита.

Поэтому война «иранских империалистов, поддерживающих шиитских еретиков» против сил «свободолюбивых правоверных йеменских суннитов, поддерживаемых светочами ислама» (в числе последних, наряду со странами Персидского залива, следует, видимо, назвать США и ЕС) оказалась на проверку банальным стремлением мировых глобалистов сохранить свой контроль над нефтью и свои доходы от её продажи. А ради этого данные силы не остановились даже перед началом геноцида йеменского народа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.