«Опрометчивые» экскурсы в историю

Презентуя в Верховной Раде очередной прожект по созданию «поместной церкви», президент Порошенко с трибуны Рады посетовал на то, что «киевские князья очень опрометчиво основали Москву».

Конечно, к историческим «открытиям» в духе профессора Бебика, которые обнародуются с самых высоких киевских трибун, не привыкать, но все-таки стоит напомнить украинскому президенту, что Москву основал ростовско-суздальский (имеется в виду ныне Ростов Великий Ярославской области) князь Юрий Долгорукий, который лишь непродолжительное время, уже после основания Москвы, правил в Киеве.

Впрочем, понятно, что этот пассаж прямо вытекает из официальной концепции украинской истории, согласно которой современная Украина является единственной исторической наследницей Киевской Руси, к которой современная Россия не имеет никакого отношения, Ярослав и Владимир – украинские князья, более того, последняя (Московия) украла у Украины её историческое название Русь, хотя сама имеет угро-финско-ордынские «корни», и вообще, «в период расцвета Киевской Руси на месте современной Москвы было болото».

Прежде всего отмечу, что государства под названием «Киевская Русь» никогда не существовало, так же и потому же, почему сегодня мы не знаем таких государств, как «Варшавская Польша» или «Мадридская Испания» (к слову, к вопросу о «болоте», оба возникли значительно позже соответствующих государств, а столицами стали еще несколькими столетиями позднее). Была просто Русь, а термин «Киевская» появился в научной среде в XIX веке для обозначения определенного периода в развитии древнерусского государства, когда его столица действительно находилась в Киеве.

Более того, Киев не может считаться и тем центром, вокруг которого изначально формировалось русское государство, как, к примеру, захолустный италийский городишко Рим сначала обрел независимость от этрусских царей, а затем стал центром огромной империи. Относительно самых ранних этапов формирования русского государства среди ученых нет единого мнения, но наиболее логичной и подтвержденной историческими источниками выглядит «норманнская теория», согласно которой русское государство создали прибывшие на восточно-европейскую равнину викинги-норманны.

Вот что сообщает Нестор-летописец: «В год 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: “Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву”. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а ещё иные готландцы, — вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: “Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами”. И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля».

Понятно, что «версия» о добровольном призыве варягов вызывает сомнения, как и то, что именно от них пошло название «Русь», но скандинавские имена первых русских князей, указывающие на их происхождение, неоспоримы. Таким образом, первой столицей русского государства является Новгород, а согласно некоторым спискам «повести временных лет», даже Старая Ладога, где изначально находилась ставка Рюрика.

Постепенно Рюрик и ставший регентом при его малолетнем сыне Игоре Олег расширяли пределы своего государства, пока не «добрались» в 882 году до Киева, где, коварно убив местных князей Аскольда и Дира (также варяжского происхождения), сам Олег воцарился. В целом древнерусское государство (для удобства будем продолжать называть его Киевской Русью) «оформилось» в течение IX–X веков, заняв большую часть восточно-европейской равнины (лесную), населенную в основном славянскими племенами и в меньшей степени угро-финскими.

Славяне расселились на этих землях за пару столетий до прибытия викингов, и за этот исторически короткий период между их племенами просто не могло возникнуть существенных языковых и культурных различий. Сами же варяги достаточно быстро ассимилировались с местным населением. «Стержнем» древней Руси стал торговый путь «из варяг в греки», контроль над которым интересовал суровых викингов прежде всего, и расширял свой контроль над ним клан Рюрика, двигаясь, естественно, с севера на юг. Характерно, что из десяти древнерусских городов, о которых упомянуто в посвящённой событиям IX века части «Повести временных лет», только два находятся на территории нынешней Украины.

Несложно убедиться, что в состав Киевской Руси входило не более трети территории нынешней Украины и этот «фрагмент» составлял не более пятой части всей территории Киевской Руси. Нет никаких свидетельств того, что именно эти земли играли роль этакой метрополии по отношению к остальным окраинным провинциям, а населявшие их славянские племена полян, древлян и еще несколько более мелких составляли некую особую общность, отличавшую их от живших севернее вятичей, кривичей и других. В «неукраинской» части Киевской Руси находились такие важнейшие центры, как Новгород, Псков, Владимир, Суздаль, Смоленск и другие.

В государстве утвердился «лествичный» принцип наследования земли в роде Рюриковичей. Старший в роде (не по возрасту, а по линии родства) получал Киев и становился великим князем, все остальные земли делились между членами рода и распределялись по старшинству. Власть переходила от брата к брату, от дяди к племяннику. Второе место в иерархии столов занимал Чернигов. При смерти одного из членов рода все младшие по отношению к нему Рюриковичи переезжали в земли, соответствующие их старшинству.

Естественно, переезжали к новому, более сытому месту «кормления» князья не в одиночку, а со свитой, двором, верной дружиной и все они с чадами и домочадцами, челядью и холопами. Таким образом, в государстве осуществлялась постоянная и весьма значительная «ротация» населения, способствующая унификации языка, культуры и обычаев.

Лествичным принципом объясняется то, что Владимир Великий родился под Псковом, правил в Новгороде и оттуда уже после немалых «приключений» захватил Киев и великокняжеский престол. Аналогичным образом его сын Ярослав в раннем детстве получил от отца в удел Ростовское княжество (с центром в нынешнем городе Ростове Ярославской области РФ), там вырос под присмотром наставника-воеводы, княжил, основав нынешний Ярославль, затем перебрался на освободившееся место новгородского князя и оттуда, как в свое время и отец, захватил Киев в ходе очередной междоусобицы. Думаю, вышесказанного достаточно, чтобы оценить корректность зачисления Владимира Великого и Ярослава Мудрого в «украинские князья»

Постоянные междоусобицы, главным объектом которых был стольный град Киев, к середине XI века привели к упадку последнего и окрестных земель, чему также способствовали участившиеся набеги кочевников и снижение значения пути «из варяг в греки», проходившего по Днепру. В то же время возрос спрос на продукцию северных княжеств: меха, мед, воск, деготь и др. В результате экономический центр древнерусского государства стал постепенно перемещаться на север, во Владимиро-Суздальское княжество.

Туда же с юга в значительном количестве мигрировало и население. В частности, считается, что выходцами из Галиции был тогда основан город Галич, ныне Костромской области. Таким образом, «теория» об «ином», финско-угорском, не имеющем отношения к Киевской Руси народе, прародителе нынешних русских, не выдерживает никакой критики. В крови нынешних русских, не только жителей Центрального региона (ведь именно из него впоследствии русские мигрировали в Поволжье, Урал, Сибирь и др.), немало генов обитателей древних Киева, Чернигова и даже Галича.

Естественно, растущее экономическое и военное могущество делало суздальско-владимирских князей фаворитами в борьбе за великокняжеский престол в Киеве. Юрий Долгорукий четырежды брал Киев, но закрепиться в нем так и не смог, по распространенной версии будучи отравлен киевскими боярами. «Дело отца» довершил Андрей Боголюбский, когда в 1169 году подверг его страшному разорению и, получив права на великокняжеский престол, не стал перебираться в разгромленный Киев, а перенес официальную столицу Русского государства в свой процветающий Владимир. Естественно, от этого русским князем он и его потомки быть не перестали. Папа Григорий IX в 1231 году в своей грамоте называет великого князя владимирского Юрия Всеволодовича Regi Russiae (правителем Руссии).

Вскорости же (с исторической точки зрения) последовали окончательный распад древнерусского государства на удельные княжества, татаро-монгольское иго и вхождение ранее находившихся в составе Киевской Руси территорий современных Украины и Белоруссии в состав Великого княжества Литовского. Севернее же возникло, «отпочковавшись» от Владимиро-Суздальского, окрепло и стало центром собирания русских земель Московское княжество. Во Владимире и Москве получила продолжение прямая ветвь российской государственности, в то время как Киев с 1362 года оказался под «внешним управлением» литовцев, а затем поляков.

Термин же «Московия» появился не ранее XVI века и имеет сугубо польско-литовское происхождение, никогда не носившее официального характера. Более того, в его появлении несложно увидеть политическую подоплеку, ведь захваченные литовцами, а затем поляками земли продолжали называться Русью, а еще Иван III выдвинул цель собрать «земель праотец» под руку великого князя московского, что фиксировалось в его титуле: «великий князь и государь всея Руси».

Таким образом, ныне входящие в состав Российской Федерации северо-восточные земли древнерусского государства были её полноценной и полноправной частью и попытки нынешних украинских «историков» и идеологов «монополизировать» историческое наследие Киевской Руси (делая акцент на привнесенное в его название всего два столетия назад прилагательное «Киевская»), мягко говоря, ненаучны.

Как отмечал Олесь Бузина: «После упадка Киева именно Москва сохранила в наибольшей степени древнерусские культурные традиции. Сюда начался отток из Киева и Галича населения. Причем культурного. В Москву переехал митрополит Всея Руси, были перевезены библиотеки, перебирались иконописцы. Именно поэтому былины «киевского цикла» о богатырях и князе Владимире сохранились на севере Руси, но совершенно отсутствуют на территории нынешней Украины. Поэтому же большинство литературных памятников Киевской Руси выжило только благодаря переписчикам из Московии, которую так презирают наши нынешние националисты».

Увы, подлинная история оказалась жертвой политической конъюнктуры, стремления политиканов даже в глуби минувших столетий провести стены, разделяющие имеющие общие корни братские народы. Но даже многократно повторенная ложь не станет от этого правдой.

Дмитрий Славский