ПВО. Противовоздушная оборона острова Свободы. Часть 1

Первые боевые самолёты, четыре разведчика Vought UO-2 и шесть лёгких бомбардировщиков Airco DH.4В появились в вооруженных силах Кубы в 1923 году. До начала Второй мировой войны кубинские ВВС не представляли из себя значимой силы и были оснащены учебно-тренировочными и патрульными самолётами американского производства. Положение изменилось после того как в декабре 1941 года Куба вслед за США объявила войну Японии, Германии и Италии. Уже в начале 1942 года кубинские самолёты приступили к патрулированию вод Карибского моря. 15 мая 1943 года кубинские поплавковые гидропланы Vought OS2U-3 Kingfisher участвовали в потоплении немецкой субмарины U-176.

До капитуляции Японии в сентябре 1945 года на Кубу было поставлено из США 45 самолётов. Вместе с учебно-тренировочными и транспортными самолётами в состав Cuerpo de Aviacion (исп. Авиационный корпус) вошли бомбардировочная и истребительная эскадрильи, в которых эксплуатировались: North American B-25J и Mitchell North American P-51D Mustang. В 1944 году, для прикрытия Гаваны кубинцам передали батарею 90-мм зенитных орудий М2, также в рамках ленд-лиза велись поставки 40-мм зенитных автоматов Bofors L/60 и 12,7-мм зенитных установок Browning M2. Впрочем, кубинские истребители и зенитная артиллерия по численности и своим возможностям многократно уступали американским силам размещённым на американской военно-морской базе Гуантанамо. Где помимо истребителей ВМС США было развернуто несколько зенитных батарей калибра 40-90-мм, чей огонь мог корректироваться при помощи радиолокаторов SCR-268 и SCR-584.

После подписания Межамериканского договора о взаимной помощи в 1947 году, ВВС Кубы в соответствии с договором о военном сотрудничестве получали авиатехнику американского производства, а также боеприпасы и запасные части. Для замены изношенных истребителей «Мустанг» была поставлена партия из двух десятков Republic P-47D Thunderbolt, на смену которым в США пришли реактивные машины. Американцы в перспективе также планировали перевооружить военно-воздушные силы своего главного союзника в Карибском бассейне реактивными истребителями. Подтверждением этого является поставка в 1955 году на Кубу четырёх реактивных учебно-боевых самолётов Lockheed T-33А Shooting Star. В том же году в США для переучивания на North American F-86 Sabre отправилась группа кубинских пилотов. Однако впоследствии из-за начавшейся на Кубе гражданской войны передача реактивных истребителей не состоялась. Таким образом, Т-33А стал первым реактивным самолётом в кубинских военно-воздушных силах.

Противовоздушная оборона острова Свободы. Часть 1
Учебно-боевой самолёт Т-33А в кубинском Национальном Музее авиации

Двухместный самолёт, созданный на базе реактивного истребителя F-80 Shooting Star, намного пережил своего прародителя и получил широкое распространение в странах проамериканской ориентации. В случае необходимости учебно-боевой самолёт был способен нести вооружение массой 908 кг, в том числе два 12,7-мм пулемёта с боекомплектом 300 патронов на ствол. Т-33А развивал скорость 880 км/ч и имел практическую дальность полёта – 620 км. Таким образом, двухместная учебно-боевая машина по своим лётным данным превосходила все серийные истребители с поршневыми двигателями, и в случае необходимости «Шутинг Стар» мог использоваться для перехвата поршневых самолётов, которых в мире в 50-60-е годы ещё хватало.

После того как 10 марта 1952 года в результате очередного военного переворота к власти на Кубе снова пришел Фульхенсио Батиста, в стране была установлена жесткая диктатура. Все органы власти пронизала тотальная коррупция, а Гавана превратилась в более разнузданный вариант Лас-Вегаса, где главную роль играла американская мафия. При этом подавляющая часть рядовых кубинцев прозябала в нищете. Во второй половине 50-х Батиста умудрился настроить против себя практически все слои населения, чем воспользовалась группа революционеров во главе с Фиделем Кастро.

В начавшейся гражданской войне самолёты ВВС Кубы чаще всего привлекались для нанесения бомбово-штурмовых ударов по позициям повстанцев. Однако несколько раз правительственные «Тандерболты» вылетали на перехват военно-транспортных самолетов, которые доставляли «барбудос» оружие и боеприпасы. В свою очередь руководство революционного движения решило создавать собственные ВВС, и в ноябре 1958 года в составе Fuerza Aerea Revolucionaria (исп. Революционные воздушные силы, сокращённо — FAR) появились первые истребители Р-51D. «Мустанги» были куплены в США как гражданские самолёты и вооружены повстанцами уже на Кубе.

Истребитель Р-51D в кубинском Национальном Музее авиации

Непосредственного участия в сражениях истребители Р-51D не приняли, однако привлекались к эскортированию транспортных самолётов и бомбардировщиков на завершающем этапе боевых действий. Всего до момента падения режима диктатора Батисты, самолёты Революционных ВВС выполнили 77 вылетов: 70 — связных, разведывательных, транспортно-пассажирских и 7 боевых. При этом три самолета повстанцев были сбиты правительственными ВВС.

В конце 50-х кубинское правительство вело переговоры с Великобританией на предмет поставки реактивных истребителей Hawker Hunter. Однако в итоге удалось договориться о приобретении снимаемых с вооружения британского флота поршневых истребителей. В 1958 году парк кубинской правительственной боевой авиации пополнился семнадцатью поршневыми истребителями британского производства Hawker Sea Fury. Этот истребитель, разработанный на базе Hawker Tempest, находился в серийном производстве до 1955 года и являлся одним из самых быстрых самолётов с винтомоторной группой в истории.

Истребитель Sea Fury в кубинском Национальном Музее авиации

Самолёт с максимальной взлётной массой 6 645 кг, благодаря двигателю воздушного охлаждения мощностью 2560 л. с. и совершенной аэродинамике развивал в горизонтальном полёте скорость 735 км/ч. Вооружение истребителя было достаточно мощным: четыре 20-мм пушки, НАР и бомбы общей массой до 908 кг.

После победы кубинской революции по состоянию на 1 января 1959 года, для выполнения перехвата и ведения воздушного боя были пригодны 15 поршневых Sea Fury и три реактивных Т-33А. Однако власти США и Великобритании прекратили военно-техническое сотрудничество с новым правительством Кубы, а большая часть подготовленного лётного и технического состава предпочла эмигрировать. В связи с этим уже к началу 1961 года количество исправных самолётов в FAR резко сократилось. Поддерживать в лётном состоянии 6 Sea Fury и 3 T-33А удавалось главным образом за счёт демонтажа запчастей с других самолётов, поставленных на прикол.

Политика, проводимая новым руководством Кубы, вызывала резкое раздражение в США. Американцы всерьёз опасались, что пламя революции может перекинуться на другие страны Центральной и Южной Америки, и делали все, чтобы этому воспрепятствовать. В первую очередь было решено свергнуть правительство Фиделя Кастро руками многочисленных кубинских эмигрантов, обосновавшихся в основном во Флориде. Новое кубинское руководство понимало, что власть трудней удержать, чем захватить и заручилось поддержкой Советского Союза. В первой половине 1961 года кубинские вооруженные силы в виде военной помощи от СССР и Чехословакии получили три десятка танков Т-34-85 и САУ Су-100, около сотни артиллерийских орудий и минометов, несколько тысяч единиц стрелкового оружия. Для защиты от ударов с воздуха кубинцам было поставлено несколько десятков счетверённых 12,7-мм зенитных установок чехословацкого производства.

ЗПУ Vz.53 в экспозиции кубинского музея, посвящённой событиям на Плая-Хирон

ЗПУ, известная как Vz.53, была создана в 1953 году с использованием четырёх крупнокалиберных пулемётов Vz.38 / 46, которые представляли собой лицензионный вариант советского ДШКМ. Чехословацкая зенитная установка имела отделяемый колёсный ход и весила в боевом положении 558 кг. Четыре 12,7-мм ствола выдавали суммарную скорострельность 500 выстр/мин. Дальность эффективного огня по воздушным целям достигала 1500 м. Помимо чехословацких ЗПУ также имелось некоторое количество 40-мм «Бофорсов» и 12,7-мм «Браунингов», но это оружие было сильно изношено и часто отказывало.

Вскоре после свержения Батисты, поддерживаемые американским ЦРУ группы контрреволюционеров стали совершать диверсии и нападения. Особенно страдали от этого предприятия, занимавшиеся переработкой сахарного тростника — единственного стратегического сырья Кубы. Действия противников кастровского режима поддерживала авиация, базировавшаяся на аэродромах в американском штате Флорида. Самолёты, пилотируемые американскими гражданами и выходцами с Кубы, не только доставляли оружие, боеприпасы, снаряжение и продовольствие вооруженным отрядам, действующим в джунглях, но и в ряде случаев сбрасывали бомбы на места дислокации правительственных сил, промышленные предприятия и мосты. В ходе авианалётов использовались как переделанные транспортно-пассажирские самолёты, так и бомбардировщики В-25. При этом кубинские ВВС и ПВО мало что могли противопоставить воздушным пиратам. Для полноценного контроля воздушного пространства требовались радиолокаторы и современные средства связи, которых на острове не было. Информация, передаваемая с постов воздушного наблюдения, в большинстве случаев запаздывала, а от патрулирования истребителями в воздухе кубинцам для сбережения ресурса авиатехники пришлось отказаться. Тем не менее, усилия по предотвращению вторжения в воздушное пространство страны предпринимались. На наиболее вероятных путях пролёта самолётов противника организовывались зенитные засады, оснащенные крупнокалиберными пулемётами и стрелковым оружием. Это принесло определённые плоды. В 1960 году в результате обстрела с земли контрреволюционеры потеряли два самолёта, один С-54 повреждённый зенитным огнём произвёл вынужденную посадку на Багамах.

Тем временем в США готовилось вторжение на Кубу, для чего к апрелю 1961 года усилиями ЦРУ из кубинских эмигрантов была сформирована «бригада 2506». В составе бригады имелись: четыре пехотных, один моторизованный и один парашютный батальоны, танковая рота и батальон тяжелого оружия – всего около 1,5 тыс. человек. Действия морского десанта должны были поддерживать 16 двухмоторных бомбардировщиков Douglas A-26В Invader и 10 транспортных самолётов Curtiss C-46 Commando. Пилотировали их выходцы с Кубы и завербованные ЦРУ американцы.

13 апреля 1961 года десантные силы «бригады 2506» погрузились на семь транспортных кораблей типа «Либерти» и двинулись к Кубе. В 45 милях от южного побережья к ним присоединились два танкодесантных корабля и десантные баржи с боевой техникой на борту. Согласно плану действий, после высадки кубинские контрреволюционеры, закрепившись на берегу, должны были объявить о создании на острове временного правительства, и запросить военную помощь у США. Высадка американского десанта должна была осуществиться сразу же после обращения временного правительства Кубы. План десантной операции был детально проработан в американских штабах, а место проведения морского десанта выбрали на основе данных агентурной разведки и анализа аэрофотоснимков, сделанных американскими самолётами-разведчиками. Десантную операцию планировалось осуществить на трех точках на побережье залива Кочинос. Одновременно высаженные с воздуха парашютисты должны были захватить полосу побережья и аэродром у посёлка Сан-Бале для перебазирования туда своих ВВС и доставки подкреплений. Фактически же из-за несогласованных действий и противоречий между кубинскими контрреволюционерами, руководством ЦРУ и администрацией президента Кеннеди, десантная операция проводилась в урезанном варианте и силы вторжения не получили запланированной авиационной поддержки со стороны палубной авиации ВМС США. Высадка с моря производилась в Плайя-Ларга (два пехотных батальона) и в Плайя-Хирон (основные силы в составе артиллерийского дивизиона, танкового и пехотных батальонов). Небольшой по численности парашютный десант был выброшен в районе Соплильяра.

Высадку морского десанта мятежников своевременно обнаружили патрули кубинской армии и народной милиции, но в силу своей малочисленности воспрепятствовать ей не смогли, и были вынуждены отступить. Но кубинское руководство в Гаване вовремя получило информацию о вторжении, сумело быстро принять необходимые меры.

Первыми в бой пошли бомбардировщики сил вторжения, взлетевшие вскоре после полуночи 15 апреля, с никарагуанского аэродрома Пуэрто-Кубесас. Восемь В-26 атаковали авиабазы FAR. Помимо 227-кг авиабомб, несколько «Инвейдеров» несли 127-мм неуправляемые ракеты, предназначенные в основном для подавления зенитных батарей.

Бомбардировщик В-26 с 127-мм НАР

Один бомбардировщик взял курс на Майями, где его пилот пытался уверить, что на Кубе военные восстали против Фиделя Кастро. Зенитным огнём кубинцев два «Инвейдера» были повреждены — один из них упал в море в 30 милях к северу от кубинского побережья (экипаж в составе двух человек погиб), второй повреждённый самолёт совершил посадку на авиабазе ВМС США Ки-Уэст во Флориде, и участия в операции больше не принимал. Экипажи доложили об уничтожении на трёх кубинских аэродромах 25-30 самолётов, разрушении складов с боеприпасами и горючим. Фактические же результаты оказались куда скромней. В результате авиаудара были уничтожены и получили повреждения: два В-26, три «Си Фьюри» и по одному транспортному и учебному самолету. Впоследствии часть повреждённой авиатехники удалось отремонтировать и вернуть в строй, безвозвратные потери составили три самолёта.

После авианалёта контрреволюционных ВВС, вооруженные силы островного государства были приведены в боевую готовность, а пригодные для дальнейшего использования боевые самолёты начали спешно готовить к вылету. Все «Си Фьюри» и «Инвейдеры», способные к выполнению боевой задачи, перегнали ближе к району предполагаемой высадки сил вторжения – на авиабазу Сан-Антонио. Несмотря на удручающее техническое состояние некоторых самолетов, их пилоты были полны решимости сделать всё от них зависящее.

Первый самолёт кубинских ВВС не вернулся с боевого задания в ночь с 14 на 15 апреля. Реактивный Т-33А, посланный на разведку из-за технической неисправности, не смог совершить посадку и упал в море, его пилот погиб. Тем не менее, утром 17 апреля группа из трёх истребителей «Си Фьюри» и одного бомбардировщика «Инвейдер» нанесла удар по силам вторжения, осуществляющим высадку на Плайя-Хирон. Вскоре к ним присоединились ещё два истребителя.

Результативно отстрелявшись реактивными снарядами по кораблям, пилоты «Си Фьюри» обнаружили в воздухе двухмоторные В-26В контрреволюционеров, к чему те были явно не готовы. Впрочем, встреча была неожиданной и для лётчиков республиканских ВВС, которые первоначально приняли вражеские самолёты за свои. Это было неудивительно, так как обе стороны использовали однотипные бомбардировщики американского производства. Однако замешательство пилотов FAR длилось недолго, и вскоре один В-26, прошитый очередями из 20-мм пушек, загорелся и упал в море неподалёку от десантных кораблей. Достаточно эффективное истребительное прикрытие республиканских войск не допустило прицельного бомбометания по их позициям, при этом «Си Фьюри» и зенитчикам удалось сбить пять «Инвейдеров».

Значительные потери понесли и крохотные республиканские ВВС. Один «Си Фьюри» был сбит огнём 12,7-мм пулемётов в воздушном бою. После попадания зенитного снаряда в воздухе взорвался В-26, а ещё один истребитель получил серьёзные повреждения. Таким образом, FAR за сутки потеряли треть самолетов и половину летного состава. Но героические действия республиканских пилотов в воздухе и самоотверженный труд механиков на земле позволили сорвать планы контрреволюционеров. В результате авиаударов половина десантных судов с тяжелым вооружением на борту была потоплена. Во избежание дальнейших потерь оставшиеся корабли отошли на 30-40 миль в открытое море, под прикрытие американского флота. Таким образом, уже высаженный на кубинский берег десант остался без поддержки корабельной 127-мм артиллерии и прикрытия 40-мм зенитных автоматов. В дальнейшем снабжение сил вторжения велось только путем сброса припасов на парашютах.

Благодаря героическим действиям кубинских ВВС, во второй половине 17 апреля наступательный порыв десантников выдохся. К вечеру превосходящие силы правительства Кастро, использовавшие танки, 82-120-мм миномёты и 105-122-мм гаубицы, сумели потеснить противника. При этом был потерян один танк Т-34-85 — уничтоженный выстрелами из «Супер Базуки».

Кубинский Т-33А готовят к боевому вылету

Сутки 18 апреля 1961 года стали решающими в сражении. Благодаря решительным действиям пилотов пары Т-33А и одного исправного «Си Фьюри», «Революционным воздушным силам» удалось добиться господства в воздухе и переломить весь ход боевых действий в свою пользу. Впоследствии уцелевшие пилоты, поддерживавшие действия контрреволюционеров, заявляли, что их атаковали «МиГи», которых на Кубе в тот момент не было.

Кубинский расчёт счетверённой 12,7-мм ЗПУ

После того как кубинские «Шутинг Стары» перехватили два В-26 и один С-46, а расчёты переброшенных в зону боевых действий счетверённых зенитных пулемётных установок сбили и повредили несколько бомбардировщиков, командование сил вторжения было вынуждено отказаться от дальнейших боевых вылетов на бомбардировку позиций сил Кастро и снабжение десанта. Американская помощь десанту оказалась чисто символической. Несколько реактивных «Скайхоков» с авианосца «Эссекс» с целью воодушевить прижатых к морю десантников совершили полёты вдоль зоны высадки. Однако от активных действий американские палубные штурмовики воздержались. К вечеру силы вторжения были блокированы в треугольнике Плайя-Хирон — Кайо-Рамона — Сан-Блас.

Утром 19 апреля стало ясно, что операция вторжения провалилась и уцелевшие десантные плавсредства контрреволюционеров начали отходить. Для прикрытия эвакуации американцы направили два своих эсминца: USS Eaton и USS Murray. Однако после того как по ним был открыт огонь из пушек танков Т-34-85 и самоходок Су-100, корабли ВМС США спешно покинули кубинские территориальные воды.

К 17:30 по местному времени основные очаги сопротивления «бригады 2506» были сломлены, и «гусанос» (исп. gusanos — червяки) стали массово сдаваться в плен. В целом, потери «бригады 2506» составили 114 человек убитыми и 1202 пленными. Были потоплены четыре корабля типа «Либерти» и несколько самоходных танкодесантных барж.

Потери антикастровских ВВС составили 12 самолётов, из них семь бомбардировщиков B-26 и один военно-транспортный C-46 сбили кубинские истребители. Именно FAR в критический момент, когда подразделения кубинской армии и милиции только начали развертывание и переброску в район высадки «бригады 2506», сумели защитить их от бомбовых ударов и невзирая на убийственный зенитный огонь потопить несколько десантных кораблей. Сыграв таким образом ключевую роль в отражении агрессии.

Правительство Кубы сделало совершенно однозначные выводы из произошедшего. Понимая, что США будут добиваться его свержения и физической ликвидации, Фидель Кастро, рассчитывая на военную и политическую поддержку со стороны СССР, уже 16 апреля 1961 года заявил о намерении строить на Кубе социализм.

Вскоре на «Остров Свободы» прибыли первые боевые самолёты советского производства – 20 «бывших в употреблении» МиГ-15бис и 4 учебно-тренировочных МиГ-15УТИ. Первоначально в воздух их поднимали советские лётчики. Первый кубинский пилот взлетел на МиГе 25 июня 1961 года.

МиГ-15УТИ в кубинском Национальном Музее авиации

30 сентября 1961 года между СССР и Кубой было подписано соглашение, предусматривающее оказание советской военной помощи и командирование советских военных специалистов с целью обучения и подготовки личного состава будущих ВВС и ПВО РВС Кубы. Помимо другой военной техники и вооружения предусматривалась поставка истребителей, радиолокационных станций, зенитных орудий калибра 37-100-мм и даже зенитно-ракетных комплексов СА-75М «Двина».

В 1962 году в составе объединенных кубинских Революционных военно-воздушных и сил противовоздушной обороны (исп. Defensa Antiaerea у Fuerza Aerea Revolucionaria – сокращённо DAAFAR) имели уже три боеготовые истребительные эскадрильи. Подготовка кубинских пилотов осуществлялась в СССР, Чехословакии и КНР.

МиГ-15бис ВВС Кубы

Однако дозвуковые истребители, неплохо показавшие себя в ходе войны в Корее, к началу 60-х успели уже устареть и не могли на равных сражаться с американскими «Скайхоками» и «Крусейдерами», которые регулярно вторгались в воздушное пространство республики. Основными задачами МиГ-15бис являлось противодействие заброске на остров с помощью легкомоторной авиации, вертолётов и быстроходных катеров групп диверсантов и удары по морским и наземным целям в случае вторжения крупных сил противника.

Хотя в 1962 году в составе наземной составляющей DAAFAR имелось несколько радиолокаторов П-20 и П-10, а также полтора десятка зенитных артиллерийских и пулемётных батарей, в случае прямого вооруженного столкновения с США они не смогли бы оказать серьёзного противодействия американской боевой авиации. С начала апреля 1962 года Корпус морской пехоты США приступил к проведению крупных учений с участием палубной авиации. Сценарий учений и их размах однозначно указывали на готовящееся вторжение на «Остров Свободы». При этом советское руководство отдавало себе отчёт, что наше военное присутствие на Кубе не остановит американскую агрессию. В тот период Советский Союз был со всех сторон окружен американскими военными базами, а в Великобритании, Италии и Турции были размещены американские ракеты средней дальности с небольшим подлётным временем.

В сложившейся ситуации, после согласования с кубинским правительством было решено разместить на Кубе советские ракеты средней дальности Р-12 и Р-14, а также фронтовые крылатые ракеты ФКР-1. Помимо стратегических ядерных сил на остров планировалось перебросить личный состав четырёх мотострелковых полков, противокорабельные береговые ракетные комплексы «Сопка» и мобильные тактические ракеты «Луна». Общая численность развёрнутого советского воинского контингента превысила 50 тыс. человек. Силы противовоздушной обороны включали в себя: 32-й гвардейский истребительный авиационный полк (40 сверхзвуковых истребителей МиГ-21Ф-13 с УР К-13(Р-3С) и 6 учебно-тренировочных самолётов МиГ-15УТИ), 10-ю зенитную дивизию и 11-ю зенитно-ракетную дивизию.

Советский зенитный расчёт в гражданской одежде на Кубе

В зенитно-артиллерийской дивизии имелся один полк, вооруженный 100-мм зенитными пушками КС-19 (четыре дивизиона по 16 орудий в каждом), и три полка по четыре дивизиона, вооруженных 37-57-мм зенитными автоматами (по 18 орудий в дивизионе). Некоторое количество ЗСУ-57-2, 12,7 и 14,5-мм ЗПУ имелось в мотострелковых полках. Суммарно вместе с зенитками кубинской армии по вражеской авиации могли вести огонь более 700 12,7-14,5-мм зенитно-пулемётных установок и орудий калибра 37-100-мм. При этом 57-мм С-60 и 100-мм КС-19 имели централизованные радиолокационные станции орудийной наводки.

В зенитно-ракетной дивизии имелось три полка по четыре зенитно-ракетных дивизиона СА-75М «Двина» (12 ЗРК с 72 ПУ). Освещение воздушной обстановки и выдача целеуказания были возложены на радиотехнические подразделения, в которых находилось 36 радиолокационных станций, в том числе и новейшие на тот момент: П-12 и П-30. С учётом РЛС, имевшихся в распоряжении кубинцев, на острове функционировало около 50 радиолокаторов кругового обзора и радиовысотомеров, что обеспечивало многократное перекрытие радиолокационного поля над кубинской территорией и контроль над прибрежными водами на дальности 150-200 км.

Несмотря на развёртывание на острове советских ЗРК и достаточно многочисленные позиции зенитной артиллерии американская авиация совершала регулярные разведывательные полёты над Кубой. 29 августа после дешифровки снимков, сделанных высотным самолётом-разведчиком Lockheed U-2, американцам стало известно о наличии на кубинской территории ЗРК СА-75М. 5 сентября после пролёта над авиабазой Санта-Клара были обнаружены истребители МиГ-21. В связи с этим, опасаясь потери медлительных и маломанёвренных высотных разведчиков, командование ВВС США временно прекратило их использование, а ведение фоторазведки возложили на сверхзвуковые McDonnell RF-101C Voodoo и Lockheed F-104С Starfighter и с подвесными разведконтейнерами, которые, как считалось, в силу относительно небольшой высоты полёта и высокой скорости были менее уязвимы. Однако после того как в начале октября одиночный «Вуду» едва не был перехвачен парой МиГ-21Ф-13, ведение разведки вновь возложили на высотные U-2. 14 октября американский самолёт-шпион зафиксировал наличие на Кубе советских баллистических ракет средней дальности, что стало шоком для военно-политического руководства США. 16 октября информация о пусковых установках советских БРСД была доведена до президента США. Эта дата считается началом событий, которые в мировой истории известны как Карибский кризис. После обнаружения на Кубе советских ракет президент Кеннеди потребовал увеличить число разведывательных полётов, и с 14 октября по 16 декабря 1962 года U-2 cовершили над островом Свободы 102 разведывательных полета.

22 октября президент США объявил «карантин острова Куба», и американские вооруженные силы в этом районе были приведены в состояние повышенной боевой готовности. Для ударов по острову подготовили до 25% имеющихся стратегических бомбардировщиков Boeing B-47 Stratojet и Boeing B-52 Stratofortress. Самолёты американской тактической и палубной авиации в первые сутки были готовы совершить до 2000 вылетов. На границе территориальных вод Кубы курсировали американские боевые корабли и суда радиотехнической разведки. Вблизи воздушного пространства Кубы американские летчики имитировали массированные налеты.

После выступления американского президента по телевидению советские и кубинские войска были рассредоточены и переведены в состояние боевой готовности. Удар американской боевой авиации по советским и кубинским объектам ожидался в ночь с 26 на 27 или с рассветом 27 октября. В связи с этим Фидель Кастро и командующий советским военным контингентом генерал армии И.А. Плиев отдали приказ сбивать американские самолеты «в случае явного нападения».

27 октября операторы советских радиолокаторов зафиксировали 8 нарушений воздушного пространства Кубы. При этом кубинские зенитчики открывали огонь по нарушителям, и им удалось серьезно повредить один F-104С. Средства радиотехнической разведки США зафиксировали одновременное включение до полусотни радиолокаторов, что стало неожиданностью. В ходе планирования авиаудара американское военное руководство исходило из того, что на кубинской территории имеются гораздо меньшие силы ПВО. Для уточнения обстановки было решено провести дополнительную авиационную разведку. Вылетевший на фотографирование позиций сил ПВО разведчик U-2 на высоте 21000 м был поражен зенитной ракетой 13Д (В-750ВН) комплекса СА-75М, американский пилот майор Рудольф Андерсон погиб. В тот же день 27 октября под плотный зенитный огонь попала пара флотских разведчиков Vought RF-8A Crusader. «Крусейдеры» получили повреждения, но им удалось благополучно совершить посадку во Флориде.

МиГ-21Ф-13 над позицией ЗПУ-4, размещённой на северо-западном побережье Кубы

В тот момент американский удар по Кубе многим казался неизбежным, что с большой долей вероятности могло спровоцировать глобальный ядерный конфликт между СССР и США. К счастью, здравый смысл возобладал, сторонам удалось договориться, и ядерная катастрофа не произошла. В обмен на гарантии ненападения на Кубу и вывод ракет с территории Турции, советское руководство согласилось убрать с острова собственные ракеты с ядерным оружием и бомбардировщики Ил-28. Для контроля вывода советских ракет использовались высотные разведчики U-2, и расчётам ЗРК СА-75М был отдан приказ не открывать по ним огонь. Дабы не нагнетать ситуацию и не подвергать своих пилотов опасности, от полётов тактических самолётов-разведчиков американцы отказались.

Продолжение следует… 

Источник:https://topwar.ru/147340-protivovozdushnaja-oborona-ostrova-svobody-chast-1.html
ПВО страны Суоми (Часть 3)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.