Подкрались незаметно: штурмовые группы против фортов Кёнигсберга

Могучая немецкая крепость, совершенно неприступная. Где же найти такую пехоту, которая смогла бы её взять? Конечно, в советских дивизиях 1945 года!

«Приди и возьми»

Подступы к немецкому Кёнигсбергу прикрывали настоящие форты. Что это такое? Например, форт Понарт (он же форт № 9): толщина стен — полтора-три метра кирпича плюс метров пять земляной обсыпки. Вокруг — вал и ров с водой. Ширина рва — 10-25 метров, глубина — семь. Высота вала от дна рва — 13 метров. На тесных улицах города — баррикады. В домах — куча огневых точек, замурованные окна.

Форт «Понарт»

В частях первого эшелона советских войск создали по одному штурмовому отряду на полк, во втором эшелоне — по штурмовой группе на полк. В штурмовой отряд (около трёхсот человек) входили две роты стрелков, взвод ранцевых огнемётов, пулемётная рота, сапёрная рота, взвод «тридцатьчетвёрок» (танков Т-34), до пяти самоходно-артиллерийских установок ИСУ-122; орудия — по паре полковушек, 76-мм дивизионок и 122-мм гаубиц, а также рота 82-мм и батарея 120-мм миномётов.

Штурмовая группа (60-90 человек) по структуре напоминала отряд, просто «труба пониже»: рота стрелков, взвод сапёров, один-два Т-34 и так далее. Идея была такая — советские штурмовые отряды прорывают внешний оборонительный пояс немцев, а уже потом штурмовые группы атакуют отдельные дома в городе. От действий штурмовиков зависела судьба всего наступления.

Бойцам дали автоматы, гранаты, мины, финские ножи, «щупы», «кошки», ножницы для резки проволоки, штурмовые мостики и лестницы, а также кумулятивные заряды (пробивать кирпичные стены, железобетон и бронекупола) и удлинённые заряды (делать проходы).

За восемь дней до атаки штурмовики начали готовиться на специальных учебных полях. Там соорудили исходные позиции и выстроили всю оборону противника — траншеи, противотанковый ров с водой, доты (или их макеты), дзоты, проволочные заграждения и минные поля. А для тренировки штурма каменных зданий и техники уличного боя использовали отдельные хутора и посёлки, причём не забыли построить баррикады.

Для начала офицерам частей отдельно показали, из чего состоит штурмовой отряд (или группа), его оснащение, как он двигается и воюет. Затем это же показали остальным штурмовикам. Потом бойцов научили преодолевать любые заграждения и прорывать передний край.

Штурмовики могли за час-полтора пройти до четырёх-пяти километров вглубь вражеских позиций.

Штурмовым группам показывали также технику штурма отдельного каменного здания: сначала в сферическом вакууме, затем с тактическим фоном. А потом уже учили атаковать группу зданий, связанных в опорный пункт. После — техника ведения уличного боя. В финале — учения с боевой стрельбой. Разбор учений проводил лично новый командующий 50-й армией Фёдор Петрович Озеров (старого — генерала Болдина — в феврале 1945 года турнули за неудачное наступление).

Особо важным считали взаимодействие пехоты с артиллерией, танками и авиацией. Для этого в каждую роту назначили двух сигнальщиков-ракетчиков. Отдельно учили, как ослеплять дымовыми снарядами, минами, бомбами, гранатами и шашками систему огня немцев, а также как жечь огнемётами.

«Пришли и взяли»

370-й полк получил задачу: к рассвету 9 апреля овладеть фортом у пруда Обертайх. Командир полка решил атаковать внезапно, ночью. Собрал 25 «смельчаков» (именно так потом и написали). Четверо были сапёрами, они и получили два станковых пулемёта и самоходную пушку. Сначала к форту пошли четверо разведчиков, которые изучили скрытые подступы. Они тихо провели штурмовую группу с направления, откуда немцы не ожидали атаки.

Десять часов вечера. Внезапные крики «Ура!». Штурмовики врываются внутрь.

Форт взяли «смело и дерзко» — 18 убитых немцев, 21 пленный.
В качестве трофеев взяли три станковых пулемёта и четыре ручных. Потери атакующих… двое раненых.

Уличные бои в Кёнигсберге

Штурмовая группа 200-го полка атаковала квартал 172, где немцы поставили огневые точки в три яруса. Каждый взвод разделили на две подгруппы — одна атаковала здание и зачищала его, вторая прикрывала первую огнём и уничтожала отходящего противника. Танки и самоходки поддерживали бронёй и огнём.

Итог — взяли квартал, захватили девять орудий, стоявших на прямой наводке, четыре станковых пулемёта и 96 пленных.

523-й квартал — десяток домов в два-три этажа, до 20 огневых точек. Справа и слева сад, на западе траншея. Командир штурмового отряда майор Ейсков ночью тихо обошёл квартал по саду, пока три 76-мм пушки и два «максима» отвлекали внимание. К рассвету 7 апреля штурмовики подкрались на полтораста метров. Каждая рота знала, какое здание ей атаковать, кто кого поддерживал.

Три минуты огневого налёта, час боя. Квартал полностью очистили. С нашей стороны — двое убитых, семеро раненых. Захватили 128 пленных, 19 пулемётов, пару 75-мм орудий.

Пленные немцы

В документах неоднократно спокойно отмечается, что дальше штурмовали «примерно таким же образом», просто противник был более деморализованным.

Для пущей «деморализации» сверху падало по двести-триста 305-мм снарядов в день — и это только у одного гвардейского корпуса.

А что же форт Понарт? 30 января сапёры — красноармеец Кульба и ефрейтор Чистяков — спустили в его ров бочку с 200 кило тола. Увидели в стене капонира железную дверь. Подорвали её малым зарядом, аккуратно закатили бочку в подземный коридор, а сами укрылись. Бочка жахнула, от неё сдетонировали боеприпасы форта. Когда дым развеялся, сапёры увидели «огромные воронки, бесформенные глыбы каменной кладки и мёрзлого грунта».

Бочка против форта

Вот так простые советские бойцы без бластеров и многоствольных пулемётов наперевес, без боевых роботов и штурмовых звездолётов сломали сильнейшую оборону. Грамотная тактика и подготовка оказались сильнее стали и бетона.

Взорванный форт №9 «Дона» (он же — форт «Понарт») под Кенигсбергом

Источник