Битва, предопределившая исход войны

75 лет назад на Курской дуге вермахт окончательно исчерпал свои наступательные возможности.

В преддверии 75-летия Курской битвы Научно-исследовательский центр (фундаментальных военно-исторических проблем) Военного университета Министерства обороны Российской Федерации организовал военно-историческую конференцию «Крах наступательной стратегии германского вермахта».

Площадкой для проведения научного диспута стал Центральный музей Вооружённых Сил РФ, что глубоко символично: здесь целый экспозиционный зал посвящён крупнейшему в истории танковому сражению.
Тон форуму задали экскурсии, которые были организованы для участников перед началом конференции: «Основные битвы войны» и «Курская битва». Сотрудники музея продемонстрировали гостям авиационную пушку с истребителя Ла-5, на котором 6 июля 1943 года в воздушном бою погиб старший лейтенант Александр Горовец, его документы и награды. Уникальны и другие реликвии, принадлежавшие участникам Курской битвы: ордена командующего 1-й танковой армией генерал-лейтенанта М.Е. Катукова, личные вещи прославленных лётчиков И.Н. Кожедуба и А.П. Маресьева, шлемофон гвардии капитана В.И. Попкова, логарифмическая линейка ефрейтора А.Н. Каманина.
Кроме того, был показан документальный фильм «Курская битва. И плавилась броня», а также представлены уникальные документы из фондов Центрального архива Министерства обороны РФ, рассказывающие о сражении на белгородской земле. К примеру, боевые приказы и распоряжения штаба 2-го Украинского фронта, дело с приказами войскам Брянского фронта, подшивка газет «За честь Родины» 20-й армии Воронежского фронта за июль – сентябрь 1943 года.
Открыл конференцию заместитель начальника Военного университета Валерий Шевцов. Затем с приветственным словом к собравшимся обратился начальник Центрального музея Вооружённых Сил РФ Александр Никонов, после чего состоялась церемония представления боевых знамён воинских частей, сражавшихся на Курской дуге.
В ходе последовавшей дискуссии обсуждался широкий круг вопросов, раскрывающих динамику битвы, оказавшей решающее влияние на дальнейший ход не только Великой Отечественной, но и Второй мировой войны. Были рассмотрены политические, экономические, военные, социальные и духовные факторы победы Красной Армии летом–осенью 1943 года, поднималась тема патриотического воспитания подрастающих поколений на примерах подвигов советских воинов, анализировались уроки великой битвы и их значение для настоящего и будущего.

С основным докладом выступил генеральный инспектор Мин­обороны РФ Валерий Баранов. Он подробно раскрыл ход сражения, его основные этапы, а также соотношение сил и средств противоборствующих сторон. Исходя из этого анализа, докладчик отметил, что именно Курская битва стала событием, ознаменовавшим окончательный переход стратегической инициативы в войне к Советскому Союзу. После этого сражения немецкие войска не смогли предпринять ни одного крупного оперативно-стратегического наступления.
Валерий Баранов поделился своим видением военно-политического значения Курской битвы, заставившей многих политиков вою­ющих сторон пересмотреть свои позиции. Так, в 1942–1943 годах ещё девять стран установили с Советским Союзом дипломатические отношения. Активизировалось движение Сопротивления в оккупированных гитлеровцами странах. Западные союзники решили наконец открыть в Европе второй фронт.
В то же время начался распад фашистского блока. Победы Красной Армии оказали отрезвляющее влияние и на страны, придерживавшиеся нейтралитета в войне. Они, в частности, сократили поставки сырья и материалов Третьему рейху.
Япония и Турция именно после Курской битвы окончательно отказались от нападения на СССР. Эту тему развил в своём выступлении профессор Военного университета Минобороны России Вячеслав Зимонин. Он рассказал о влиянии Курской битвы на Азиатско-Тихоокеанский театр военных действий. Опираясь на архивные документы, военный историк подчеркнул, что стратегические планы и действия японского руководства в зоне Тихого океана тесно увязывались с основными этапами агрессии фашистской Германии. По завершении Курской битвы японцы были вынуждены отказаться от планов захвата советских территорий Дальнего Востока, Восточной Сибири и Забайкалья.
Не менее важные темы поднимали и другие учёные. Ведущий научный сотрудник НИИ (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых Сил РФ Александр Зданович и главный научный сотрудник Института российской истории РАН Василий Христофоров раскрыли малоизвестные страницы, связанные с участием органов советской разведки и контрразведки в Курской битве. О результатах работы этих структур, в частности, говорит тот факт, что на основе анализа информации, регулярно и своевременно поступавшей от советской внешней и военной разведки (стратегической, оперативной и тактической) в конце июня и в начале июля 1943 года, Ставке Верховного Главнокомандования и Генеральному штабу Красной Армии удалось не только составить общее представление о замысле готовившейся фашистами операции «Цитадель», но и установить состав немецких ударных группировок, основное направление их ударов, а затем и время их нанесения. 2 июля 1943 года командующие фронтами были предупреждены о возможном начале наступления противника в период 3–6 июля. Вечером 4 июля, после захвата разведчиками 13-й армии Центрального фронта в плен немецких военнослужащих, стало известно о намерении противника начать наступление рано утром 5 июля. Показания контрольных пленных были подтверждены другими разведданными. За несколько часов до перехода врага в наступление Центральным и Воронежским фронтами была проведена артиллерийская и авиационная контр­подготовка, ставшая совершенно неожиданной для противника и оказавшая на него негативное моральное воздействие. В итоге задержанное на 2,5 – 3 часа наступление гитлеровских войск было ослаблено по силе удара, что сыграло немаловажную роль в исходе сражения.
Не осталась без рассмотрения и важная тема фальсификаций и искажений военной истории. Об этом шла речь в выступлениях доцента Московского педагогического государственного университета Юрия Никифорова, профессора Военного университета Минобороны РФ Виктора Паршина, других учёных. Отмечалось, что чем дальше уходят в историю события войны, тем настойчивее предпринимаются попытки принизить решающий вклад СССР в Великую Победу над германским нацизмом, сформировать и внушить общественному сознанию принципиально иной взгляд на историю войны. Профессор кафедры истории войн и военного искусства Военного университета Виктор Паршин с горечью констатировал: появилась новая категория так называемых военных историков-краеведов-псевдооткрывателей. Вторгаясь в малоисследованные сферы Великой Отечественной войны, не зная основ военного искусства, оперативно-тактической терминологии, путаясь в военных и исторических понятиях, они при оценке событий войны гиперболизируют всё, что связано с родными местами, полагая, что совершают открытия. К сожалению, отметил Виктор Паршин, и вокруг Курской битвы, её исторической роли продолжаются жаркие дискуссии.
Вместе с тем многие выступающие говорили о позитивной динамике исследования Второй мировой войны, особо отмечая важность создания и значение фундаментального 12-томного труда «Великая Отечественная война 1941–1945 годов». Об освещении в этом многотомнике сражения на Курской дуге говорили научные сотрудники Военного университета. Так, Николай Илиевский сообщил, что эта важная тема нашла отражение в половине томов издания, причём особенно детально она рассмотрена в третьем томе.
Военный историк Михаил Полянский провёл сравнительную аналогию представленной информации относительно Курской битвы между российским многотомником и немецким 10-томным изданием «Германский рейх и Вторая мировая война». В немецком источнике красной нитью проводится мысль о высокой военной эффективности вермахта, действовавшего в условиях численного превосходства советских войск. Не совпадают с нашими оценки сил, средств, потерь противоборствующих сторон.
Подводя итоги конференции, её участники подчёркивали, что Курская битва – не просто один из решающих этапов Великой Отечественной войны. Это великое событие, яркая страница героической истории страны, память о которой должна передаваться из поколения в поколение.

Источник