Алекс-Новости
Назад

Как Украина хотела захватить Черноморский флот

Опубликовано: 25.04.2019
0
9

Как только Украина в процессе распада Советского Союза заявила о своей независимости, сразу же встал вопрос о дальнейшей принадлежности Черноморского флота ВМФ СССР – одного из наиболее важных в стратегическом отношении флотов, который прикрывал с моря южные рубежи СССР и был способен в случае необходимости выйти в Средиземное море.

Еще за несколько месяцев до официального прекращения существования Союза ССР Верховным Советом УССР был принят «Акт провозглашения независимости», после чего республиканское руководство приступило к созданию институтов суверенного государства, в том числе и вооруженных сил.

24 августа 1991 года все вооруженные формирования Советской Армии и Военно-Морского Флота, Внутренних войск МВД СССР и Пограничных войск КГБ СССР, дислоцировавшиеся на территории Украинской ССР, включая и Крым, были переподчинены Верховному Совету Украины. В октябре 1991 года Верховным Советом Украины было принято решение о подчинении Украине Черноморского флота ВМФ СССР.

Между тем, Черноморский флот обладал статусом оперативно-стратегического объединения, подразумевавшим сохранение его организационной структуры и единства. В соответствии с соглашением глав государств – участников СНГ, подписанным 30 декабря 1991 года в Минске, все страны, вошедшие в СНГ, получали право на создание собственных вооруженных сил. Но стратегические силы, а в их числе и Черноморский флот, должны были оставаться под объединенным командованием Главного командования вооруженных сил СНГ, созданного вместо упраздненного Министерства обороны СССР.

У Киева на Черноморский флот, впрочем, были другие планы. Новоиспеченным руководителям независимой Украины не терпелось обзавестись собственным Черноморским флотом, что было возможно сделать только при учете раздела кораблей, личного состава и имущества Черноморского флота СССР. И, несмотря на наличие соглашения в Минске, украинское руководство уже с осени 1991 года взяло курс на раздел Черноморского флота и создание собственных Военно-морских сил Украины. Естественно, что такая позиция не могла не встретить негативной реакции не только со стороны Москвы, но и со стороны большей части личного состава Черноморского флота ВМФ, а также связанных с флотом жителей его главной базы – города-героя Севастополя.

Обстановка вокруг Черноморского флота накалялась. 5 апреля 1992 года президент Украины Леонид Кравчук подписал специальный указ «О переходе Черноморского флота в административное подчинение министерству обороны Украины». Президент России Борис Ельцин отреагировал на этот указ украинского коллеги своим указом «О переходе под юрисдикцию Российской Федерации Черноморского флота», подписанным 7 апреля 1992 года. Однако на тот момент дальше указов противостояние двух государств не зашло. Президенты России и Украины встретились в Дагомысе и по итогам встречи приняли решение об отмене своих указов. Переговоры о судьбе Черноморского флота и перспективах его раздела между Россией и Украиной продолжались.

Неопределенность статуса Черноморского флота лишь усложняла ситуацию. Несмотря на то, что руководители двух государств договорились приступить к постепенному формированию на базе бывшего Черноморского флота ВМФ СССР двух флотов – ВМФ России и ВМС Украины, Киев всеми силами пытался прибрать к рукам большую часть вооружения и имущества ЧФ. Одновременно новые украинские власти не прекращали всевозможные провокации против моряков Черноморского флота и в Крыму, и (особенно) в Николаеве и Одессе.

Как Украина хотела захватить Черноморский флот

В 1992 году Украина предприняла попытку захватить недавно построенный авианосец «Адмирал Кузнецов». На тот период он входил в состав Черноморского флота, но готовился к предстоящему переходу в состав Северного флота ВМФ России. Этому и решили воспрепятствовать в Киеве, размечтавшись о собственном авианосце. Несмотря на то, что Украина не имела и не могла иметь выхода к океанским просторам, амбициозные украинские националисты решили, что страна обязательно должна обзавестись своим авианосцем.

Но если националисты были преисполнены амбициозных планов, то администрация украинского президента Кравчука смотрела на вещи более реалистично. Скорее всего, «Адмирал Кузнецов», попади он в то время в руки к украинцам, был бы вскоре продан какому-либо третьему государству, например – Китаю или Индии. Президент Леонид Кравчук выслал командиру авианосца «Адмирал Кузнецов» специальную телеграмму, что отныне корабль является собственностью украинского государства. Однако и командир авианосца, и офицеры экипажа оказались людьми принципиальными и патриотично настроенными.

Под руководством первого заместителя командующего Северным флотом вице-адмирала Ю.Г. Устименко началась специальная операция по передислокации корабля. Ночью, без каких-либо сигналов, авианосец «Адмирал Кузнецов» покинул Севастополь и взял курс на пролив Босфор, пройдя его без обязательной заявки турецкому командованию. Через 27 дней перехода в Видяево торжественно встретили авианосец, сумевший избежать плачевной участи быть переданным Украине.

13 марта 1992 года имела место еще одна провокация. Заместитель командира дивизии подводных лодок Черноморского флота капитан 1 ранга Лупаков и помощник командира по работе с личным составом подводной лодки Б-871 капитан-лейтенант Петренко, перешедшие на сторону ВМС Украины, попытались организовать проведение украинской присяги экипажем подводной лодки Б-871. Примерно в 19:00 вечера Лупаков и Петренко прибыли на пирс бригады подводных лодок в Южной бухте Севастополя и приказали военнослужащим украинской национальности собраться на подводной лодке для переноса вещей командиру корабля. Офицеров и мичманов лодки пригласили «на серьезный разговор».

О том, что готовится попытка проведения украинской присяги, никто из личного состава лодки не знал. Лупаков, собрав личный состав лодки, зачитал текст украинской присяги. Однако свои подписи под присягой поставили лишь пять офицеров и всего один матрос подлодки. Старшего помощника командира лодки капитана 3 ранга Леухина специально отстранили от связи с берегом, чтобы он не смог воспрепятствовать проведению присяги.

Но свое веское слово сказали матросы. А.Н. Заяц и М.Н. Абдуллин загерметизировались в четвертом отсеке лодки, отключили вентиляцию аккумуляторной батареи и пригрозили взорвать лодку, если не прекратятся незаконные действия Лупакова по принятию украинской присяги. Затем к ним присоединились другие матросы лодки. В итоге капитан 1 ранга Лупаков был вынужден позорно бежать с подводной лодки. Идея привести к присяге экипаж лодки полностью провалилась.

Одной из самых известных провокаций украинских властей стал захват 318-го дивизиона кораблей резерва Черноморского флота, который базировался в Одесском порту. В ночь с 10 на 11 апреля 1994 года в расположение 318-го дивизиона кораблей резерва Черноморского флота прибыло подразделение Болградской воздушно-десантной дивизии ВСУ численностью в 160 человек. Украинские десантники были вооружены автоматическим оружием и боевыми гранатами. Они арестовали военнослужащих, дежуривших в дивизионе, включая и командира дивизиона капитана 1 ранга Олега Ивановича Феоктистова. Украинские военные потребовали от офицеров и мичманов дивизиона под угрозой применения оружия лечь на пол.

Солдаты ВСУ «пожаловали» и в комнаты, где проживали около десяти семей офицеров и мичманов дивизиона. Женщины и дети тоже подверглись нападению, например двенадцатилетнего сына командира дивизиона Феоктистова тоже положили на пол, угрожая автоматом. Три часа в помещениях дивизиона продолжался обыск, который в действительности был скорее психологическим давлением и откровенным грабежом. Уже потом выяснилось, что в процессе обыска у военнослужащих и членов их семей пропали деньги, золотые вещи, продукты из холодильников.

В два часа ночи матросов дивизиона увезли на автомобилях «КамАЗ» в расположение украинского военного городка «Черноморское», а офицеров и мичманов оставили на базе дивизиона. Утром офицерам и мичманам дали три минуты на принятие присяги Украине. Некоторые, особенно из тех, кто не имел своего жилья в городе, были вынуждены сдаться – иначе им угрожали просто вышвырнуть их на улицу. Кстати, командир дивизиона капитан 1 ранга Феоктистов был доставлен после произошедшего обыска в кардиологию местной больницы.

Провокация против 318-го дивизиона кораблей резерва – одна из самых известных, но не единственная подобная выходка украинских властей против моряков – черноморцев. На протяжении нескольких лет украинские военные занимались психологической обработкой военнослужащих – офицеров и мичманов Черноморского флота украинской национальности, которых угрозами и посулами склоняли принять присягу на верность Украине. Киев прекрасно понимал, что даже оставив за собой корабли Черноморского флота, без квалифицированных специалистов их просто невозможно будет обслуживать. Поэтому и была поставлена цель добиться перехода на службу в ВМС Украины как можно большего количества кадровых военных – офицеров и мичманов Черноморского флота.

Огромную роль в сохранении Черноморского флота для России сыграл командовавший им в 1991-1992 гг. адмирал Игорь Владимирович Касатонов. Интересно, что Игорь Касатонов был, можно сказать, «потомственным» командующим Черноморским флотом – в 1955-1962 гг. эту должность занимал его отец адмирал Владимир Афанасьевич Касатонов. Поэтому Игорь Касатонов как никто иной знал, любил и ценил Черноморский флот и сделал все возможное, чтобы в самый сложный период 1991-1992 гг. сохранить его единство. Именно он отдал приказ офицерам и матросам флота – не принимать присягу на верность Украине.

Касатонов сумел наладить эффективное сотрудничество моряков-черноморцев с ветеранскими организациями, с общественностью города Севастополя, заручиться поддержкой прессы. Причем поддержки из Москвы он практически не получал – Ельцину и его окружению в то время было не до проблем Черноморского флота, к тому же Москва вовсю пыталась улучшать отношения с Западом, а ослабление российского влияния на Черном море, как мы знаем, всегда было «золотой мечтой» сначала англичан и французов, а затем и американцев.

В конце концов Украине удалось пролоббировать снятие адмирала Касатонова с должности командующего Черноморским флотом. В 1992 году он ушел с должности, правда с повышением – стал первым заместителем Главнокомандующего ВМФ Российской Федерации (и занимал эту должность до 1999 года, когда в возрасте 60 лет ушел в запас).

  

Однако назначенный новым командующим ЧФ вице-адмирал Эдуард Дмитриевич Балтин продолжил линию своего предшественника. Вскоре и Балтин стал объектом непрекращающихся нападок со стороны украинских националистов, которым позиция адмирала стояла как кость в горле. В конце концов, в 1996 году Киеву опять удалось добиться своего – Ельцин отправил в отставку и адмирала Эдуарда Балтина.

Лишь 9 июня 1995 года в Сочи Борис Ельцин и новый президент Украины Леонид Кучма подписали соглашение о разделе флота. Военно-морские силы Украины и Черноморский флот ВМФ России отныне должны были базироваться отдельно, а вопросы раздела имущества регулировались исходя из достигнутых прежде соглашений. Имущество флота делилось пополам, но России переходили 81,7% кораблей, а Украине – лишь 18,3% кораблей. Впрочем, даже с теми кораблями, что достались украинской стороне, Киев не знал, что делать. Большое количество кораблей и судов было просто продано на металлолом, так как украинское руководство в то время не имело материальных возможностей для обслуживания собственного военно-морского флота.

Впрочем, и на состоянии российского Черноморского флота многолетние споры и последовавший раздел сказались крайне отрицательно. В феврале 1996 года в Государственной думе РФ выступил тогдашний начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал Петр Святашов, который заявил, что флот находится в предельно ослабленном состоянии, так как разрушены все ударные группировки, практически отсутствуют плавающие подводные лодки, уничтожена морская ракетная авиация, гидрографическая и разведывательная системы.

Ко времени выступления в Думе, как признавался вице-адмирал, Черноморский флот России был способен контролировать лишь узкий участок у входа в Севастополь. Даже дежурные корабли из-за отсутствия топлива и ремонта были вынуждены стоять на базе в Севастополе. Фактически распад СССР привел к настоящей катастрофе для Черноморского флота. Лишь в 2010-х гг. началось возрождение Черноморского флота ВМФ России, а по-настоящему новое дыхание придало флоту воссоединение Крыма с Россией.

, , , , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.