Подземная война в Крыму: большевики против интервентов

Гражданская война в Крыму. Интервенты, белые, местные банды. И партизаны. С ними боролись всеми силами и средствами: от бронепоездов и корабельной артиллерии до отравляющих газов. Крепко засев в подземных катакомбах, партизаны отчаянно сопротивлялись.

Белые пришли — грабят, красные пришли…

По итогам Брестского мира Крым оккупировали немцы. Однако в ноябре 1918-го Второй рейх приказал долго жить и германские войска засобирались домой. В составе новых интервентов, пришедших им на смену, оказались французские, британские и даже греческие солдаты.

Время было крайне неспокойным. Мирное население пыталось выживать как могло.

Немецкие колонисты создавали отряды самообороны — Zelbetchutz. Крымские татары учредили свой парламент. Поблизости, в районе Мелитополя, шалили банды, называвшие себя «махновцами и петлюровцами» — то есть одновременно и теми, и другими.

Колонна белых войск и солдат британской военной миссии на юге России

Жизнь в Крыму зимой 1919 года протекала примерно так:

«В Симферополе при обыске помещений рабочего клуба четверо из присутствовавших отказались назвать себя, были задержаны, при конвоировании их конвоем расстреляны».

Причём предварительно наряд Добровольческой армии «удалил» из конвоя милиционеров, а уже потом убил всех четверых задержанных (из них трое были евреями, как выяснилось позже). В Севастополе бастовали рабочие. Евпатория ежедневно ждала налёта красных партизан.

Белые офицеры страдали, что «армия босая, голая, почти безоружная» — а вот у большевиков-то тыл ого-го. Своих солдат — что ветеранов, что молодых — откровенно боялись. Поэтому офицеры в Крыму спали «с винтовкой у изголовья, с револьвером под подушкой и чуть ли не с ручной гранатой на ночном столике», а также тщательно запирали двери и ставни на ночь.

Партизанские лабиринты, или можно грабить эшелоны

Особенности географии Крыма оказались очень на руку красным партизанам. Недалеко от Керчи ещё со времён Византии добывали ракушечник (или «ракушник»). Он очень хрупкий, легко пилится. Районы добычи были сплошь изрыты выходами из каменоломен, как кроличьими норами. Старо-Карантинские карьеры лежали к югу от Керчи у берега моря, Аджимушкайские — к востоку, Багеровские — у одноименной станции, и Оливинские — около имения семьи Олив.

Старо-Карантинские каменоломни, современный вид

Первые партизаны ушли под землю в конце 1918 — феврале 1919 года. Отряды возглавили большевик Семен Самойленко и сапожник Василий Денисенко. Вскоре, с учётом мирного населения, количество прятавшихся от белых достигло 1000-1300 человек.

Партизаны даже вырыли подземный бассейн на 2000 вёдер воды, поставили ручную мельницу, провели телефонную сеть…

Под землю прятали и повозки-тачанки. Было в достатке и сена, и свежей соломы для лошадей и скота. Имелся и граммофон с пластинками. А вот оружия поначалу не хватало. Правда, вскоре удалось отбить несколько пулемётов.

Тачанки гражданской войны

Из-под земли нападали на проходящие эшелоны, казармы и вокзал в Керчи. Удалось даже взять в плен полковника генерального штаба Александра Коняева.

Полиция жаловалась, что партизаны прямо житья не дают, а преследовать «преступников» по лабиринту подземных коридоров невозможно.

Армия тоже имела столкновения с «бандитами», зачастую уже на подъезде к Керчи. При тысячных штабах людей не хватало даже для оцепления всех входов и выходов из катакомб. Полковники и ротмистры сами бегали с винтовками в пехотной цепи. Немало солдат дезертировало. А квалификация офицеров, мягко говоря, никуда не годилась.

Например, один из авиаторов, бегая за партизанами «пеший по-лётному», подорвался на собственной гранате. Отчего и помер.

«А может, бахнем?»

Ещё 5 февраля солдаты принесли на каменоломни полтора пуда тола и взорвали. Катакомбы устояли.

В апреле пришлось перейти к настоящей осаде карьеров и систематическим подрывам. На подводе привозили бочку с 12 пудами (около 200 кг) мелинита, скатывали в заранее вырытую яму, обкладывали камнями, вставляли внутрь заряд динамита и, подпалив фитиль, убегали. Однако в отличие от советских сапёров, тоже любивших бабахнуть, подрывники белых не были такими результативными. Часть мелинита просто не взрывалась.

Тем не менее постепенно подземные галереи засыпАлись. За день делали по три-четыре серии взрывов.

И тут в Крым явилась Красная армия — отряды матроса Павла Дыбенко.

Как-то сразу основной мыслью господ офицеров стало «успеть надеть штаны, чтобы не удирать в подштанниках».

И это честно пишет белый офицер Шидловский.

Красноармейцы взяли Севастополь. А вот укрепления на Ак-Монайском перешейке и огонь британского флота позволили белым удержать Керчь. Так что подземная война продолжилась.

Вступление красных войск в Севастополь. Май 1919 года

Любители экстрима из числа белых брали в качестве факелов круглые витки просмолённого каната, намотанные на палки, и лазали по катакомбам. По воспоминаниям, «лбом стены прошибали» и встречали всякие неприличные рисунки.

Как видно, поведение «сталкеров» с тех пор не изменилось.

Белый дизельпанк

Как белые, так и красные источники единодушно пишут об отчаянном сопротивлении подземных партизан, регулярно вылезавших из катакомб и атаковавших врага со стрельбой и метанием гранат. Им в ответ летели снаряды горных пушек, орудий бронепоезда и британских кораблей. Но партизаны не оставляли попыток прорваться из окружённых каменоломен. Белые теряли ранеными и убитыми до 20, а то и до 80 человек в сутки.

Белые артиллеристы

Имелись планы затопить карьеры или поставить вентиляторы и нагнать туда газов. Ещё можно залить серную или соляную кислоту — чтобы выделился тяжёлый углекислый газ и задушил осаждённых. Серной кислоты требовалось, по расчётам, 500-700 пудов, плюс 5000-7000 вёдер воды для раствора.

Однако взрывать оказалось проще. Только в Карантинских каменоломнях потратили 4000 пудов взрывчатки. Теперь помимо зарядов мелинита (свыше 1200 кг разом) ставили и снаряды с «удушливым газом», выкрашенные в голубой цвет. Вероятно, полученные от англичан.

На интервентов деникинцы смотрели как на большого белого бвану, у которого есть просто всё: гранаты, отравляющие газы и даже лучи смерти!

На полном серьёзе поднимался вопрос «о снабжении Добровольческой армии фиолетовыми лучами». У союзников же точно есть, раз они победили немцев! Слухи об ослепляющем неведомом оружии постоянно ходили на юге бывшей Российской империи, сменялись только владельцы оного: американцы, французы или англичане.

Предлагался и более прозаический рецепт того, как покончить с партизанами: обрушить подземелья огнём 13-дюймовой корабельной артиллерии. Опять же, британской.

Кольцо окружения сжималось. В ночь с 22 на 23 мая (по старому стилю) состоялась последняя партизанская вылазка. Обитатели подземелья прекрасно знали расположение белых, «присоединили к себе городских бандитов» и чуть не захватили Керчь. Но подоспел 2-й конный Дроздовский полк и кавказские драгуны. В домах и садах шли упорные бои. Белые шаг за шагом преследовали партизан вплоть до горы Митридат.

Победители расстреливали всех подозрительных. Под горячую руку попал и редактор меньшевистской газеты Людкевич. Поступала масса жалоб на грабежи. «Зачистки» продолжались до конца мая.

Так закончилась история подземных партизан в Крыму. До следующей войны.

Евгений Белаш