Миф о «национально-освободительном движении» басмачей

Руководство Третьего рейха возлагало большие надежды на подрыв морально-политического единства советского народа и внутренние восстания, которые должны были стать одним из факторов разрушения СССР. Свою лепту в этот процесс должны были внести выходцы из среднеазиатских республик, басмачи. Однако Москва сумела уничтожить эту часть «пятой колонны» и тем самым сохранить единство СССР в годы Великой Отечественной войны.

С 1918 по начало 1930-х годов все крупные отряды басмачей были разгромлены. О крупных вторжениях и мятеже Энвера-паши, который угрожал отпадением части Средней Азии от Советской России, уже давно забыли. Остатки басмачей бежали в Иран и Афганистан, и оттуда мелкие отряды совершали грабительские набеги на приграничные селения с целью грабежа. Численность басмачей с 30 тыс. в 1920 году сократилась до 2—3 сотен в середине 1930-х годов.

В основном басмачами занимались уже не регулярные войска, а пограничники. В Докладной записке Управления пограничной и внутренней охраны НКВД по Средней Азии о состоянии борьбы с басмачеством от 1934 года отмечалось: «В конце 1933 года внутренний бандитизм в Средней Азии был разгромлен. Активная борьба с закордонным бандитизмом привела к тому, что в 1934 году, с одной стороны, прорывы закордонных бандшаек на нашу территорию сократилась по сравнению с 1933 годом на 50%. Если в 1933 году прорвалось на нашу территорию 116 банд, то в 1934 году – только 58, причем из числа прорвавшихся в этом году ликвидировано 15 бандитских шаек…».

Однако и после ликвидации крупных банд и их руководителей, обстановка в регионе была далека от мирной. Чекисты регулярно фиксировали случаи террора и диверсий: убийства сельских коммунистов и активистов советской власти, порчу сельскохозяйственной техники, поджоги имущества колхозов и совхозов. 4 декабря 1935 года в Куйбышевском районе неподалеку от колхоза «Зарбдор» бандиты нанесли более тридцати ножевых ранений одной из первых трактористок Таджикистана Турсуной Расуловой.

Продолжалась и борьба с басмачами. В докладной записке одного из управлений НКВД по Средней Азии сообщалось: «Истекшие 1933 – 1934 годы для республик Средней Азии являлись годами значительных достижений в области политико-экономического состояния и культурного роста республик… процент коллективизированных хозяйство возрос с 65,2 в 1932 году до 70,1 в 1933 году… Указанные успехи были достигнуты в упорной борьбе с остатками разгромленного басмачества, с внутренними и закордонными бандами. Активная борьба чекистов с закордонным бандитизмом привела к тому, что в 1934 году, с одной стороны, прорывы шаек на нашу территорию сократились по сравнению с предыдущими годами вдвое, а с другой – басмачи стали нести более значительные потери. Если в 1933 году из прорвавшихся на нашу территорию 116 банд было ликвидировано 20, то в 1934 году из 58 банд уничтожено 15. В сопредельных странах ряд бандитских шаек был разоружен и выселен вглубь страны…». Несмотря на успехи чекистов в борьбе с басмачеством, отряды басмачей продолжали прорваться в Таджикистан. К примеру, в январе 1936 года из Афганистана прорвалась банда курбаши Джандара Палвана Давлятова, которая совершила грабежи в Дапгаринском, Яванском и Куйбышевском районах.

Приближение большой войны в Европе привело к активизации антисоветских элементов и увеличило количество нарушений государственной границы со стороны Афганистана и Китая. Так, в докладной записке на имя руководителя госбезопасности страны «Об итогах работы одного из отделов УКБ Таджикской ССР за первое полугодие» (1940 года) нарком внутренних дел докладывал: «После закрытия границы иностранные разведки стали забрасывать на советскую территорию шпионов под маской перебежчиков, зная, что по советским законам перебежчик карается сроком не выше трех лет, после чего может свободно себя легализовать. По неполным данным, за время с 1935 года по 1940 год таких нарушителей было задержано 1180 человек. 80% из них были осуждены советским судом и отбыли наказание, легализовали себя. В настоящее время некоторые из них ведут подрывную борьбу против нашей страны». Также отмечалось, что на территории Таджикистана получили советское гражданство сотни иностранцев (немцев, поляков, финнов и др.) и реэмигрантов.

Нарком внутренних дел Таджикской ССР П. Остапенко сообщал в Москву 15 февраля 1939 года: «…Английская и японская разведки в своих враждебных целях широко используют существующую в Афганистане эмигрантскую организацию «Анджуман-и-Саодат-Ва-Бухара», имеющую свои филиалы вдоль линии нашей границы в городах Ханабаде, Кундузе, Таш-Кур-гане, Мазар-и-Шарифе и Андхое. В этих же целях английская разведка широко использует мусульманские религиозные секты, в частности исмаилитов и малянгов, имеющих довольно широкое распространение как в сопредельном Афганистане, так и на нашей территории – на Памире и в Кулябской области…».

Также ещё до начала Великой Отечественной войны в регионе активизировалась германская разведка. Для разведывательной работы были использованы немецкие специалисты и инструкторы, которые работали на стройках, предприятиях, афганской армии и учебных заведениях. Немцы устанавливали контакты с лидерами среднеазиатской белоэмиграции, басмачами, с их помощью формировали банды, которые осуществляли провокации на границе, нападали на пограничников и вторгались на советскую территорию.

Так, в ночь с 8 на 9 сентября 1941 года в районе озера Булун-Куль Мургабского района (Памир), в жилище местного жителя были убиты младший помощник начальника отделения 26-й отдельной пограничной комендатуры войск НКВД Урунбаев и красноармеец Дубовицкий. Убийство совершила шайка киргизских эмигрантов в составе 14 человек. Забрав у убитых оружие, обмундирование и документы, бандиты вернулись в Афганистан. В ночь на 14 сентября 1941 года эта же банда вновь перешла границу с целью увести в Афганистан своих родственников и скот. При отходе банду настиг пограничный наряд, во время перестрелки трёх бандитов убили, остальные бежали, угнав 68 голов колхозного скота. Со стороны пограничников также были потери: один боец погиб, другой был ранен.

Такие стычки продолжались и позднее. 16 сентября 1941 года поисковая группа во главе с политруком Садовничим на участке первой заставы столкнулась с бандой численностью в 35 человек, которая пыталась проникнуть на нашу территорию. 18 сентября на участке Сосык-Куль огнем бандитов с афганской территории был убит секретарь партийного бюро пограничной комендатуры Майбородский и ранен один красноармеец. 19 сентября перестрелка возобновилась. В это день в бою с бандитами пали 5 красноармейцев и политрук Садовничий. Бандиты смогли захватить 11 седел и полевую радиостанцию, а затем бежали на афганскую территорию. Чекисты приняли оперативные меры и 18 октября уничтожили эту банду. Было убито 64 бандита, включая главаря бандформирования Зиянутдина Ахмедова, видных басмачей Егамберды Аильчибекова, Тургунбая Худойбердыева. Захватили в плен 7 басмачей. Изъяли 12 единиц оружия, радиостанцию, ранее захваченную у пограничников, 33 лошади и до 4 тыс. голов скота. Пленные басмачи сообщили, что банда планировала увеличить свою численность в Афганистане за счёт беглецов из СССР и вести организованную борьбу с советской властью.

Проблему набегов банд с сопредельной территории Москва частично решила дипломатическим путем. Благодаря усилиям советских разведчиков и дипломатов Кабул начал активную борьбу с приграничными бандами. Однако германская разведка продолжала агентурную работу, используя сеть в Кабуле и других крупных городах Афганистана. Вначале Берлин, веря в молниеносную войну, рассматривал антисоветскую эмиграцию в Афганистане в основном через идею будущего административно-территориального устройства Средней Азии составе Третьего рейха. Подыскивались кадры будущей оккупационной и колониальной администрации, а также возможные разведчики. На территории среднеазиатских республик СССР планировалось создание рейхскомиссариата «Туркестан». Летом – осенью 1941 года в немецких лагерях для советских военнопленных были созданы и начали работать комиссии, составлявшие списки «тюркско-мусульманских» военнопленных Красной Армии. Первый туркестанский батальон под командованием майора А. Майер-Мадера был сформирован в октябре 1941 года и передан в подчинение 2-го отдела абвера. Приказ о создании Туркестанского легиона был издан 17 декабря 1941 г. В пропагандистских целях военнослужащим Туркестанского легиона обещали создание Большого Туркестана — государства под протекторатом Германии, которое должно было включать, помимо Средней Азии и Казахстана, ещё и Башкирию, Поволжье, Азербайджан, Северный Кавказ и Синьцзян.

Влиятельными деятелями бухарской эмиграции в северных районах были таджик Хамранкул-бек, узбеки братья Кудратулла-хан Тюра и Мухитдин-хан Тюра. Наиболее радикальная часть узбекской и таджикской оппозиции осела в Кабуле. Наиболее влиятельной фигурой до своей смерти в 1944 году был бывший бухарский эмир Саид Алим-хан, позже эту же роль пытался выполнять его старший сын. Другими лидерами эмиграции были: муфтий Садретдин, бывший посол Бухарской республики в Афганистане Хашим Якубов, известный предводитель басмачей в Фергане Шир Мухаммед-бек и др. Вторым крупным центром активности басмачей был Кундуз, где с немцами сотрудничали Сеид Куд-ратулла, Абдул Кари, Керим Минбаши, Абдурахман Максум и др. Они уверяли немцев, что способны в короткие сроки поставить под ружье до 70 тыс. человек. Интересы немцев и антисоветской эмиграции совпадали. Немцы хотели организовать диверсионные операции с целью раскачать ситуацию в Средней Азии, а эмигранты надеялись вернуться с помощью немцев к власти.

Весной 1942 года после провала блицкрига руководство Третьего рейха радикальным образом изменило свои планы в отношении антисоветской среднеазиатской эмиграции. Теперь немцы планировали с помощью басмачей организовать серию восстаний в Средней Азии, чтобы отвлечь часть сил Красной Армии. Эти идеи летом – осенью 1942 года, когда вермахт добился серьёзных успехов на Русском фронте, были поддержаны лидерами эмиграции. Некоторые предлагали выступить немедленно, не дожидаясь волнений местного населения.

К примеру, Шир Мухаммед-бек напрямую обратился в германское посольство от имени всех туркестанских мусульман, предлагая организовать весной 1943 года восстание в Средней Азии. Для успеха операции он просил 1,5 млн. авгани. «Главнокомандующий» Шир Мухаммед предлагал начать подготовку и засылку людей для диверсионной работы на советской территории – взрыва мостов, нарушения линий связи, поджога продовольственных складов, вывода из строя аэродромов; организации партизанских отрядов. Люди Шир-Мухаммеда осенью 1942 года провели разведку в районе предполагаемого пересечения советско-афганской границы (участок Пархар – Тахтабазар). Изучив разведданные, «главнокомандующий» Шир-Мухаммед решил отложить операцию до весны 1943 года и скоординировать её с действиями немецких вооруженных сил.

Однако реализовать свои замыслы он не успел. Лондон и Москва неоднократно предупреждали Кабул о необходимости взять под контроль местных лидеров эмиграции. В противном случае обещали «силовое» давление, приводя в пример Иран. Советские и британские войска в августе – сентябре 1941 года провели операцию по оккупации Ирана, который занимал прогерманскую позицию. Кроме того, вполне успешно в Афганистане действовала советская разведка, которая, используя весь арсенал возможных средств, активно вербовала афганских чиновников. В результате в марте 1943 года афганские власти произвели аресты руководителей и активистов эмиграции в Кабуле и других городах и местах. Всего было арестовано 50 человек.

Одновременно советская разведка смогла парализовать деятельность резидента абвера в Афганистане Расмуса. Он был вынужден срочно покинуть страну. Созданная эмигрантская структура развалилась, надежды лидеров басмачей вернуться на родину при помощи немцев рухнули. Вскоре и резидент Витцель после неудачи отбыл в рейх. В Кабуле ещё оставался глава немецкой миссии Пильгер, но он свернул контакты с эмигрантами, опасаясь высылки из страны. Таким образом, ставка басмачей на немцев себя не оправдала.

Кроме басмачей из Афганистана на советскую территорию пытались проникнуть агенты иностранных спецслужб. Так, с 1941 года по 1945 год только на участке одного Таджикского пограничного отряда было задержано около 400 нарушителей государственной границы, некоторые из них имел различные задания, полученные от разведок Афганистана, Японии и Германии. Схожая картина наблюдалась и на участках других погранотрядов. К примеру, с 1941 по 1945 год на участке Памирского погранотряда произошло более 70 боестолкновений, задержано 50 шпионов и диверсантов, 178 нарушителей границы.

Таким образом, немцы не сумели восстановить массовое басмаческое движение, направленное в советской власти. Во-первых, в самой Средней Азии басмачей уже разгромили, их остатки бежали в Иран и Афганистан. Бандитские шайки уже не могли вести серьёзные боевые действия и ограничивались грабежом приграничных поселений. Население Средней Азии в массе своей не поддерживало грабителей и бандитов, включаясь в процесс создания советской цивилизации. Во-вторых, в самом Афганистане активно действовала советская разведка, дипломаты, на Кабул давили Лондон и Москва и антисоветская эмиграции постепенно утратила там прежние позиции, не смогла организовать при помощи немцев серьёзную угрозу для советской Средней Азии.

Солдаты Туркестанского легиона в Северной Франции, 1943 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.