Москва и Дамаск рискуют потерять половину русла Евфрата. Фейковый манёвр с атакой на SDF сработал

В то время как президент Турции Реджеп Эрдоган продолжает показательное выступление с абсолютно наигранными призывами к главе Белого дома Дональду Трампу прекратить поддержку бойцов «Syrian Democratic Forces» (включающих в себя курдские отряды PKK и YPG), якобы намекая на скорую реализацию первой фазы наземной операции против SDF в районе кантона Кобани, командование САА продолжает слепо доверять воинственной антиамериканской патетике Анкары и уже даже успело в очередной раз наступить на старые грабли. Речь идёт о недавней переброске дополнительных подразделений правительственных сил Сирии в район Дейр-эз-Зора и на участок линии соприкосновения с курдскими отрядами «Сирийских демократических сил» в провинции Ракка (в 8,5 км южнее авиабазы «Эт-Табка»). По информации онлайн-карты боевых действий syria.liveuamap.com и «Твиттер»-странички сирийского новостного ресурса «@VivaRevolt», Сирийская арабская армия увеличила здесь присутствие для поддержания стабильности обстановки у восточного побережья Евфрата в случае, если подразделения регулярной турецкой армии всё же начнут штурм северо-западных районов Сирийского Курдистана и отступающие формирования SDF предпримут попытку форсирования Евфрата и занятия территорий, подконтрольных сирийской армии.

Тем не менее, необходимо признать, что данное решение командования САА, с большой степенью вероятности согласованное с Генштабом ВС России, является заведомо проигрышным, поскольку ни о каком наступлении сухопутных войск Турции на кантон Кобани и тем более район Манбиджа не может быть и речи. А регулярное включение этой темы в повестку дня различных раундов турецко-американских переговоров, а также в тексты пресс-конференций и заявлений Эрдогана является попыткой отвлечения российской и сирийской сторон от истинных региональных амбиций Турции, а также от факта работы Анкары и Вашингтона в единой антироссийской «связке». Даже в том случае, если мы временно отойдём от геополитической составляющей этого хитросплетения и остановимся сугубо на оперативно-тактическом раскладе, становится понятно, что наступательная операция турецкой армии на восточном берегу Евфрата «захлебнётся» уже на двадцатом—тридцатом километре «прорыва».

Ведь в купировании турецкого наступления будут принимать участие наиболее боеспособные курдские подразделения «Сирийских демократических сил», имеющие в распоряжении современное американское противотанковое ракетное вооружение, включая ПТРК FGM-148 «Javelin», способные «разлущить» турецкие M60T «Sabra Mk2» и «Леопарды-2A4» в наиболее слабозащищённые участки верхних бронелистов корпуса в районе МТО и башни. Более того, курдам вполне может быть оказана и прямая поддержка со стороны артиллерийских батарей Корпуса морской пехоты США, которые отработают по наступающим турецким подразделениям из РСЗО HIMARS и 155-мм буксируемых гаубиц M777A2. Мощнейшие укрепрайоны американской армии и подразделений французских марин на сегодняшний день возведены на территории цементного завода «Lafarge SE», а также в населённых пунктах Манбидж, Айн-Иса, Сабт, Айн аль-Араб, Айн-Дадад, Ашария, Хараб Иск, Телль-Тамир, Телль-Бейдар, Эш-Шаддади и Рмейлан. Большинство из них находятся на удалении не более 30 км от сирийско-турецкой границы и прикрываются тактическими истребителями F-15E «Strike Eagle», а также малозаметными истребителями 5-го поколения F-22A «Raptor». Вывод: в пользу турецкого наступления на позиции SDF в Сирийском Курдистане нет ни единого аргумента, а это значит, что сосредоточение подразделений САА в вышеуказанных районах подрывает боевую устойчивость сирийской армии на куда более непредсказуемых операционных направлениях.

Прежде всего речь идёт об идлибском направлении, где боевики «Исламской партии Туркестана», так называемого «Народного фронта освобождения» и «Тахрир аш-Шам» по отмашке Анкары постепенно наращивают количество обстрелов из крупнокалиберных пулемётов и артиллерийских ударов по деревням и опорникам сирийской армии, расположенным в провинциях Хама и Алеппо, что только за последнюю неделю привело к гибели более чем 10 сирийских военнослужащих. Как видим, ни о каком соблюдении режима прекращения огня со стороны Турции, установленного во время сочинского раунда переговоров между Владимиром Путиным и Реджепом Эрдоганом 17 сентября, речь уже не идёт, не говоря уже о позиционировании Анкары как гаранта поддержания установленной «сочинскими соглашениями» 15-20-километровой демилитаризованной зоны. Всё указывает на то, что совместный американо-турецкий план по расшатыванию боеспособности САА с попыткой её дальнейшего выдавливания из центральных районов Сирии по-прежнему остаётся в силе.

Более же взрывоопасная ситуация наблюдается в юго-западных регионах республики (в пустыне мухафазы Дейр-эз-Зор, а также вдоль русла Евфрата между городами Меядин и Абу-Кемаль). Так, «Сирийские демократические силы», сославшись на необходимость переброски лучших подразделения якобы для блокирования наступления турецкой армии в Кобани, полностью прекратили антиигиловскую операцию «Буря Джазиры» в «Хаджинском кармане», в то время как ВВС США продолжили показательное выступление с нанесением «фейковых» ракетно-бомбовых ударов по одним и тем же укрепрайонам близ Хаджина, что было сделано исключительно для выставления Вашингтона в выгодном свете перед западноевропейским медийным пространством и мировым сообществом. Всё это позволило формированиям ИГ (запрещено в России) вернуть под контроль громадные территории в треугольнике Багуз Тахтми — озеро Сабхат Маллах — Хаджин (вместе с нефтяными полями Минтакат Абу-Кемаль и Сусах и прилегающими высотами). Следовательно, джихадисты полностью восстановили свой наступательный потенциал для форсирования Евфрата и атаки городов на западном берегу великой реки.

Тактическая обстановка в районе русла Евфрата, «Хаджинского кармана» и «спящего котла» ИГ на западном берегу Евфрата в ночь на 18 ноября

На этом фоне произошло пробуждение крупнейшего 165-километрового «спящего котла» ИГ (он так и не был зачищен правительственными силами), расположенного в пустынной местности провинций Дейр-эз-Зор и Хомс. В ночь на 18 ноября 2018 года несколько отрядов псевдохалифата выдвинулись в направлении русла Евфрата и предприняли попытки штурма опорных пунктов сирийской армии в районе деревень Эль-Кишмах, Вади эль-Кхавр, а также стратегически важного города Меядин. Данный бросок боевиков одновременно на трёх операционных направлениях, отмеченный на тактической онлайн-карте syria.liveuamap.com, несмотря на его успешный срыв, был наиболее серьёзным и показательным за последние несколько месяцев.

Осуществлён он на участке фронта шириной 35 км. А это указывает лишь на одно — возможность объединения усилий хаджинских игиловцев с боевиками из «спящего котла» на западном берегу Евфрата. Ещё пара-тройка подобных атак может быть чревата блокированием южного (Пальмира — Абу-Кемаль) и северного (Дейр-эз-Зор — Меядин) автомагистральных коридоров, что лишит передовые подразделения САА в Эль-Ашарах, Эль-Курия и Меядине возможности получения материально-технического обеспечения, а это прямой путь к новому меядинскому котлу, который, после соответствующих теневых сделок между штабом SDF и полевыми командирами ИГ под эгидой Центрального командования ВС США просто-напросто окажется в руках КМП и ССО США. Это один из нескольких вариантов американского «плана Б», который наиболее близок к реализации. Для препятствования его осуществлению командования ВС Сирии и Генштаб ВС России должны отойти от практики бездумного доверия заявлениям Эрдогана о неминуемом наступлении на Северный Курдистан, а также спроецировать все оборонительные возможности САА на формировании «заслона» в районе Абу-Кемаля и Меядина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.