О сравнительной стоимости российских и американских боевых кораблей, или «Арли Берк» против наших корветов

В этой статье мы постараемся разобраться с вопросами сравнительной стоимости постройки боевых кораблей в Российской Федерации и США на примере корветов проектов 20380 и 20386, а также последней версии американских эсминцев «Арли Берк» — серии IIА+, к серийному строительству которых американцы приступили после того, как было принято решение отказаться от дальнейшего производства эсминцев типа «Замволт».

Начнем, пожалуй, с отечественных кораблей, для чего воспользуемся сведениями блога bmpd, который, в свою очередь, почерпнул их из годового отчета ПАО «Судостроительный завод «Северная верфь» (Санкт-Петербург) за 2016 год. Заказ 1007 – это корвет проекта 20380 «Ретивый», заказ 1008 – корвет того же проекта «Строгий», а вот «Дерзкий», строящийся по проекту 20386, проходит в документе как «Заказ 1009».

О сравнительной стоимости российских и американских боевых кораблей, или "Арли Берк" против наших корветов

Итак, мы видим, что сметная стоимость «Ретивого» составляет 17 244 760 руб., «Строгий» на 85 тыс. руб. дороже, а вот «Дерзкий» стоит астрономические 29 080 759 руб., что в 1,68 раз больше, чем «Строгий». Вроде бы умопотрясающая разница… но давайте посмотрим на нее поближе.

Первое, что бросается в глаза – это разница в «возрасте» кораблей, потому что оба корвета проекта 20380 законтрактованы в рамках Гособоронзаказа 2014 г., а вот корвет проекта 20386 «Дерзкий» — в рамках 2016 г. Итого разница между заказами составляет 2 года, а это весьма существенно с учетом отечественной инфляции, которая в период 2014-2015 гг. была просто колоссальной. По данным Росстата, в 2014 г инфляция составила 11,36%, а в 2015 г – 12,91%. Таким образом, рост цен с 1-го января 2014 г по 1 января 2016 г составил несусветные 25,737%.

Возьмем за основу стоимость корвета «Строгий», так как он по своим срокам строительства (сдача в 2021 г) ближе к «Дерзкому» (2022 г), чем «Ретивый» (2020 г). В 2014 г. корабль стоил чуть более 17,3 млрд. руб., но если мы переведем его в цены 2016 г., то, с учетом инфляции, его стоимость составит уже 21 789 951,55 руб. То есть в сопоставимых ценах стоимости корветов проекта 20380 и 20386 различаются не в 1,68, а только в 1,33 раза. Все равно много? Что ж, давайте считать дальше.

Зададим себе вопрос – насколько корректна цена в 17,2-17,3 млрд. руб. для корветов проекта 20380? Вроде бы странно спрашивать о таком, но на самом деле, с высокой долей вероятности, указанные цифры ниже реальной цены корветов. Дело в том, что ценообразование для военной продукции рассчитывается старым добрым затратным методом: то есть предприятие сперва «подбивает» плановые затраты на создание изделия, «накручивает» на него разрешенную МО РФ норму прибыли и согласовывает получившиеся калькуляции с представителями МО. Причем – в нескольких инстанциях, каждая из которых стремится в представленной калькуляции что-то да уменьшить (а то еще подумают, что не работают люди!).

Но вот цена в конце концов согласовывается, одобряется и заключается контракт. Однако, если изделие имеет длительный (многолетний) срок изготовления или же заказывается много изделий, которые будут производиться в течение нескольких лет, то у МО РФ появляется «превосходный» способ оптимизировать свои затраты. Выглядит он так.

Дело в том, что цены материалов, которые принимаются в калькуляциях, предприятия обязаны подтверждать первичными документами, свидетельствующими о том, что они действительно приобретают материалы за такую цену. То есть на момент согласования калькуляции цены на материалы в ней вполне адекватны, но, конечно, в случае многолетнего строительства корабля (тем более – серии кораблей) со временем эти самые цены будут расти — инфляция. Так вот МО РФ, конечно, разрешит предприятию увеличивать себестоимость и цену изделия с учетом роста цены материалов на его изготовление… но не на сумму фактических затрат, вызванных ростом цен, а только на официальный размер инфляции. Как ни странно, почему-то все время получается так, что стоимость сырья и материалов растут в цене значительно быстрее, чем официальные цифры инфляции. То есть говоря по-простому, поставщики поднимают цену на материалы на 7%, а представитель МО РФ говорит: «извини, дорогой, понимаю твои сложности, но вот официальные органы статистики уверены, что инфляция по данному виду материалов составляет только 5%, а кто я против Росстата? Вот на 5% я тебе и разрешу поднять стоимость этих материалов в следующем изделии, а остальное – твои проблемы». И получается так, что указанные 2% разницы в стоимости материалов предприятие вынуждено доплачивать из своего кармана.

Поэтому получается так – за первое изделие (если затраты на его изготовление спланированы хорошо, и производственники не сорвали выпуск) предприятие получит положенную ему по закону прибыль, а вот за последующие – уже нет, потому что реальная себестоимость будет уже выше той, которую согласно принять МО РФ. Хуже того, вполне может получиться так, что последние изделия предприятие будет изготавливать уже чуть ли не в убыток себе. Так вот корвет «Строгий» — это шестой корабль данного типа для предприятия-изготовителя («Северная верфь») и можно предположить, что ценник в 17,3 млрд. руб. уже не вполне верен, и что честный перерасчет калькуляции дал бы существенно большую цену для этого корвета. А значит, что цена корабля с поправкой на инфляцию может оказаться больше, чем исчисленные нами 21,8 млрд руб.

Но и это еще не все. Дело в том, что сравнивать стоимости «Строгого» и «Дерзкого» напрямую… не то, чтобы не совсем корректно, а, прямо скажем, совсем некорректно, и дело тут вот в чем. «Строгий» является серийным кораблем проекта 20380, а вот «Дерзкий» — головной (и, возможно, единственный) корабль проекта 20386. В чем разница? В затратах на изготовление оснастки и подготовку производства.

Рисунок корвета проекта 20386

При строительстве корабля по новому проекту, зачастую от предприятия-производителя требуется серьезное обновление своих основных фондов, приобретение какого-то нового оборудования, доработки старого, и т.д. которое ему для выполнения текущих заказов не нужно и будет эксплуатироваться только при изготовлении нового корабля. В этом случае такие затраты в полном объеме включаются в стоимость продукции, ради которой эти затраты совершаются. И вот, получается, что затраты на производство корветов проекта 20380, осуществляемые «Северной верфью», распределились по меньшей мере на 6 законтрактованных кораблей («Стерегущий», «Сообразительный», «Бойкий», «Стойкий», «Ретивый» и «Строгий»), которые строило и строит это предприятие, а вот затраты на подготовку производства корветов 20386 целиком «ухнули» в стоимость головного корабля – ведь других корветов 20386 заказано не было! А, надо сказать, что конструктивных отличий у 20386 от 20380 довольно много, так что совершенно не исключено, что затраты на головной корвет этого типа сильно увеличились именно за счет подготовки к его производству. Конечно, если строительство кораблей проекта 20386 будет продолжено, то они будут уже значительно дешевле – раз затраты на подготовку производства целиком «легли» в первый корабль серии, то в себестоимость серийных корветов они уже не попадут.

Разумеется, мы не можем знать, какие именно суммы на указанные выше нужды были заложены в цену «Дерзкого» и насколько корректна цена 2014 г для «Строгого». А даже если бы и знали, то это информация уже не для открытой печати – но можно более-менее обосновано предположить, что если «Северной верфи» были бы заказаны равные серии корветов проектов 20386 и 20380 при условии их одновременного строительства, то стоимость серийного корабля типа «Дерзкий» превосходила бы таковую у серийного корабля проекта 20380 отнюдь не на 33%, а процентов на 25, но может быть и меньше.

То есть мы можем вполне обосновано предположить, что стоимость корветов проекта 20386 вовсе не на 68%, а только на четверть выше, чему 20380. Но что же мы получаем за эти дополнительно потраченные деньги?

Корвет проекта 20380

Довольно-таки много.

Во-первых – корвет 20386 значительно более крупный корабль, его полное водоизмещение достигает 3 400 (по другим данным – 3 500) т. То есть он почти на треть крупнее корветов проекта 20380. Преимущество в размерах дает кораблю преимущество в мореходности и автономности: так, корвет проекта 20380 имеет дальность хода 3 500 миль на 14 узлах, а корвет проекта 20386 – 5 000 миль, и хотя экономическая скорость «Дерзкого», к сожалению, неизвестна, она, по всей видимости, не ниже чем у «Строгого».

Во-вторых, это новый тип энергетической установки. Как известно, корветы проекта 20380 оснащаются дизелями, и, поскольку во всем мире нормальные корабельные дизели (речь о надводных кораблях, не о подводных лодках) получаются, пожалуй, только у немцев и финнов, то предполагалось ставить на корветы немецкие дизели фирмы MTU. Однако затем наступила эпоха санкций, и немцы отказались нам их поставлять, так что МО РФ не оставалось ничего иного, как использовать импортозамещающую продукцию Коломенского завода. А Коломенский завод, надо сказать, в части корабельных дизелей предприятие уникальное. Дело в том, что этот завод уже 107 (СТО СЕМЬ!) лет обещает дать флоту нормальный дизель: впервые он клялся, что поставит работоспособные двигатели этого типа для линейных крейсеров типа «Измаил» в январе 1911 года. Увы, по сию пору его слова остаются словами. Совсем недавно, кстати, сломался дизель этого заслуженного производителя на фрегате «Адмирал флота Советского Союза Горшков» — ладно хоть починить удалось без демонтажа и прорезания борта. А корветы на этих дизелях без буксиров в море лучше не отпускать – мало ли что? Кроме того, нельзя не отметить, что, даже отложив в сторону вопросы надежности, чисто дизельная ЭУ вызывает большие вопросы на корабле, одной из важнейших функций которого является противолодочная оборона. Все-таки дизель — это достаточно шумный двигатель.

Так вот, корветы проекта 20380 получили дизельную энергетическую установку мощностью 23 320 л.с. Ну а корвет 20386 имеет принципиально иную ЭУ, основу которой составляют два газотурбинных двигателя М90ФР общей мощностью 55 000 л.с., то есть более чем вдвое больше, чем у корветов проекта 20380. Надо сказать, что именно эти двигатели устанавливаются сегодня на фрегатах проекта 20350, в России их производство освоено «ОДК-Сатурн», то есть в данном вопросе корветы 20386 не зависят ни от иностранных поставщиков, ни от Коломенского завода, а надо сказать, что школа газотурбинных двигателей, доставшаяся нам от СССР чрезвычайно сильна – это именно тот вид морских двигателей, которые получаются у нас очень даже хорошо.

Но вот что интересно – для экономического хода корвет проекта 20386 использует электродвигатели, которые в вопросах поимки вражеских ПЛ выглядят куда как предпочтительнее дизелей. Таким образом, не приходится сомневаться, что энергетическая установка «Дерзкого» значительно лучше подходит отечественному кораблю класса «корвет» — она надежнее, мощнее и, весьма вероятно, тише дизельной. Ну и не стоит забывать, что корвет проекта 20380 имеет максимальную скорость 27 узлов, а вот проект 20386 – 30 узлов, это тоже весомое преимущество.

В-третьих, состав вооружения корвета проекта 20386 значительно «интереснее», чем у и собратьев проекта 20380. В большинстве публикаций указывается, что «главный калибр» новейшего корвета представлен двумя счетверенными установками ПКР «Уран», и, вероятнее всего, это так и есть. Но все же некоторые другие источники (например, Military Russia) говорят о наличии более мощных и, конечно, более дорогих ракетах семейства «Калибр». Возможно, это все-таки ошибочное мнение, и на «Дерзком» размещается 8 ПКР «Уран» (именно так считает автор настоящей статьи), но и в этом случае его ударное вооружение ни в чем не уступает корветам проекта 20380, несущих те же 8 «Уранов», так как «Калибры» появились на них начиная с модификации 20385, а у нее уже совсем другой «ценник».

ПВО корабля представлено 2*8 пусковыми установками ЗРК «Редут» (16 ПУ) против дюжины ПУ на корветах проекта 20380 и парой шестиствольных «металлорезок» АК-630М.

Прочее вооружение «Дерзкого» также соответствует тому, что устанавливалось на корветах проекта 20380 – одноствольная 100-мм артиллерийская установка (по всей видимости, «Дерзкий» получил улучшенную версию того, что ставилось на «Стерегущие») и два четырехтрубных торпедных малогабаритных торпедных аппарата «Пакет-НК», которые, в основном, «заточены» на противостояние вражеским торпедам, но при случае могут «отработать» и по подводной лодке.

Предвижу недоумение уважаемого читателя – что же такого интересного в вооружении корветов проекта 20386, если оно почти одинаково с кораблями типа «Стерегущий»? Неужто четыре дополнительных пусковых для ракет «Редута» имеют столь уж большое значение?

На самом деле – разница есть, и она колоссальна, только вот заключается она не в количестве стволов или ракет, а в системах управления огнем.

Мы уже многократно говорили о том, что «Стерегущие» пошли по неправильному пути. Для кораблей их водоизмещения один (или два, второй – вместо пары Ак-630М) ЗРАК-а, наподобие «Панцирь-М» представляли бы собой более чем достаточную защиту от воздушного нападения, но куда там! Нам все линкоры подавай в водоизмещении корабельной шлюпки, так что после «Стерегущего» на корабли стали устанавливать ЗРК «Редут». Все бы ничего, если бы не особенности его ракет – для управления стрельбой «Редуту» нужен радар «Полимент», который должен был работать в комплексе с «Редутом», и который, судя по всему, не доведен и по сию пору, несмотря на то, что первый корабль с «Полиментом», головной фрегат проекта 22350 «Горшков» все же принят флотом.

Но поставить на корвет «Полимент» было совершенно невозможно, поэтому пошли другим путем, решив обучить управлять ракетами «Редута» штатную РЛС общего обзора «Фуркэ-2». Естественно, ничего толкового из «союза» современного ЗРК со слабенькой РЛС общего обзора получиться не могло и, насколько известно автору, донаводить ЗУР с АГСН «Фуркэ» так и не научилось (разве что в полигонных, абсолютно идеальных условиях). Единственным способом сколько-то эффективно применить этот ЗРК в бою возможно только при использовании для целеуказания артиллерийского СУО «Пума», которое вроде бы все же может донаводить ракеты в сложной помеховой обстановке, но, в силу своей артиллерийской специфики, создает ряд ограничений на применение ЗРК «Редут». Иными словами, на корветах 20380 установили ЗРК, возможности которого просто не могут быть реализованы имеющимся радиолокационным оборудованием.

В отличие от проекта 20380, «Дерзкий» вместо «Фуркэ» получил качественно иную систему — многофункциональный радиолокационный комплекс (МФ РЛК) «Заслон», использующий радары с фазированной решеткой. При этом внешне он более всего походит на американский AN/SPY-1 (неподвижные решетки), но по принципу действия более напоминает британский «Дэринг» — за счет совмещения радаров, работающих в дециметровом и милллиметровом диапазоне, МФК РЛК «Заслон» способен отлично контролировать как высоко-, так и низколетящие воздушные цели. Этот комплекс может вести не только активный, но и пассивный поиск в неизлучающем режиме – в этом случае «Заслон» способен обнаруживать и сопровождать более 100 целей на дистанции до 300 км. Комплекс умеет ставить активные радиолокационные помехи и управляет пассивными помехами, а кроме того, способен выдавать целеуказание не только на ракетное, но и на артиллерийское вооружение корабля – ничего подобного, естественно, «Фуркэ-2» не умела. Иными словами, МФ РЛК «Заслон» обеспечивает качественное превосходство в управлении вооружением корвета, что и обеспечивает значительный рост боевого потенциала «Дерзкого» в сравнении с корветами проекта 20380.

Хотя автор не может похвастаться абсолютно достоверной информацией, но, по некоторым данным, гидроакустическое оборудование корветов проекта 20386 также превосходит то, что установлено на «Стерегущем» и однотипным ему кораблях, и это же касается средств РЭП и РЭБ. Также, по всей видимости, «Дерзкий» более автоматизирован, чем корветы проекта 20380 – численность экипажа последних составляет 99 человек, а на «Дерзком» — только 80 человек.

Таким образом, мы можем констатировать, что за 20-25% прироста стоимости (вряд ли больше) мы получаем корабль, который по своей надежности, мореходности, боевому потенциалу существенно превосходит корветы проекта 20380. По шкале «стоимость/эффективность» «Дерзкие», судя по всему, имеют преимущество. Основываясь на вышесказанном, автор настоящей статьи склонен предполагать, что четыре «Дерзких» способны сделать в бою куда больше, чем пять «Стерегущих», а по цене они будут вполне равнозначны. Поэтому не нужно видеть в корветах проекта 20386 какую-то «ошибку», «распил», «дерибан бюджета» и так далее. Скорее, строительство «Дерзкого» является своеобразной подстраховкой на случай, если «Полимент-Редут» так и не будет доведен до ума и фрегаты проекта 22350 не оправдают возложенных на них надежд – ну а то, что корветы проекта 20380 таковых очевидно не оправдали, сегодня, пожалуй, уже не требует дополнительных доказательств.

То есть в случае провала программы строительства «Горшковых» руководство флотом остается, буквально, у разбитого корыта. Проекты 20380 и 20385 неудачны, фрегаты «адмиральской» серии 11356, в принципе, надежны и могли бы быть хороши, если бы их оснастили современным оборудованием (чего, увы, сейчас нет). Но энергетических установок для них в РФ не производится, так что строить фрегаты проекта 11356 серийно для нашего флота не получится. И если при этом еще и фрегаты проекта 22350 окажутся «бумажным тигром», то флоту буквально нечего будет строить. И тут, как чертик из табакерки вдруг появляется корвет 20386 – имея промежуточное водоизмещение между корветом и фрегатом, способен, в принципе, выполнять функции того и другого, работает на освоенных в РФ энергетических установках. Вместо неработающего толком «Полимента» — вполне вменяемый, хотя и сильно уступающих ему по характеристикам «Заслон», который тем не менее позволяет эффективно использовать ЗУР малой и средней дальности, ну, и наверняка более дешевый… С одной стороны, вроде бы корабль получается «ни Богу свечка, ни черту кочерга», но с другой вполне может стать аналогом СКР проекта 1135, имевшего сходное водоизмещение и заслуженно считавшегося «рабочей лошадкой» советского флота, а ведь именно это нам и нужно сегодня.

В общем, корвет проекта 20386 очень походит на эдакую соломку, которую подстилают там, где можно поскользнуться, а кроме того, по совместительству, еще и «полигоном» для отработки идеи электродвижения – не то, чтобы у нас раньше не было кораблей, ходивших на электричестве, но на военных надводных кораблях оно не применялось.

Ну а теперь давайте попробуем сравнить его стоимость со стоимостью новейших эсминцев типа «Арли Берк» серии IIA+.

Эсминец «Джон Финн» — головной корабль серии IIA+

Как раз в 2016 г., когда был заложен корвет проекта 20386 «Дерзкий» американцы выделили средства на строительство двух кораблей этого типа общей суммой 3 470,1 млн. долл. или по 1 735,05 млн. долл. на корабль. Головной эсминец серии IIA+ по некоторым данным обошелся США в 2,2 млрд. долл (но это не точно). Однако же сравнение «Дерзкого», головного корабля серии корветов 20386, и с тем, и с другими не вполне правильно.

По идее, нам следовало бы сравнивать наш головной корабль с головным американским, но это не будет корректным сравнением. Дело в том, что по принятой в США практике в стоимость головного корабля «вкладывается» не только затраты на подготовку к производству (как у нас), но и существенная часть затрат на НИОКР, связанных с созданием данного корабля. В то же время у нас подобные работы финансируются и оплачиваются МО РФ отдельно. То есть по нашей схеме гособоронзаказа Минобороны сначала заказывает исследования, оплачивает их, и изучает полученный результат – если он неудовлетворителен, то МО либо продолжает финансировать исследования «до победного конца», либо расплачивается с исполнителем по фактически выполненным работам и завершает данную тему. Ну а если результат позитивен – тогда следует заказ на головное и серийные «изделия», но НИОКР в их стоимость уже не включается – зачем, если они проведены и оплачены отдельно? Вот и получается, что сравнить стоимость «Дерзкого» с головным эсминцем серии IIA+ нельзя, потому что в стоимости американского корабля лежат НИОКР, которые не учитываются в стоимости нашего корабля. С другой стороны, сравнивать стоимость «Дерзкого» со стоимостью серийного эсминца тоже некорректно, потому что в нашем корабле учтены затраты на подготовку производства, а в американском – нет. И что делать?

Для начала определим стоимость «Дерзкого» в долларах США. Для этого есть два метода. Если мы воспользуемся действующим курсом доллара на 2016 г (в июле он составлял 64,34 руб/доллар), то мы увидим, что стоимость головного корвета проекта 20386 составляет почти 452 млн. долл. То есть если бы вдруг у «Северной верфи» возник иностранный заказчик на данный корвет, то компания получила бы ровно ту же выручку и прибыль, что и от строительства «Дерзкого» для МО РФ, продав данный корвет по цене 452 млн. долл.- например, той же Индии.

Очевидно, что сравнение «ценника» отечественного корабля даже с серийным «Арли Берком» крайне выгодно для отечественного производителя, потому что по состоянию на 2016 г один серийный «Арли» серии IIA+ стоит почти как 4 головных корвета проекта 20386.

Но для того, чтобы оценить эффективность нашей экономики, есть смысл использовать не обменный курс доллара, а курс доллара по паритету покупательной способности (ППС). Что это такое?

Дело в том, что обменный курс доллара – во многом спекулятивная цифра, зависящая от коньюктуры на рынке, спроса и предложения на валюту и т.д. А вот курс доллара по ППС формируется по-другому. Выбирается некоторый набор товаров и услуг. Затем оценивается, за сколько долларов их можно купить в США, и за сколько аналогичный набор можно купить за рубли в РФ. Соотношение данных сумм и будет курсом доллара к рублю по ППС.

Самый простой способ определения курсов валют по ППС – так называемый «Индекс Биг Мака».

В данном случае сравнивается всего лишь один вид продукции – тот самый биг-мак производства компании МакДональдс. Так вот, в 2016 г в РФ биг-мак стоил 114 рублей, в США – 4,93 доллара, соответственно, курс доллара по ППС составлял 23,12 руб/доллар. Данные цифры взяты из еженедельника «The Economist», который публикует «Индекс Биг Мака» в том числе и в интернете – Вы можете в этом убедиться, пройдя по данной ссылке.

Государственные статистические службы определяют индексы ППС куда более сложными расчетами, которые могут быть произведены только по итогам года («Индекс Биг Мака» рассчитывается журналом «The Economist» еженедельно). Как ни странно, по данным отечественной статистики в 2016 г. курс доллара не слишком отличается от «Индекса Биг Мака» и составляет 23,67 руб/доллар. Официальные данные федеральной статистики РФ по курсам валют ППС по годам можно посмотреть здесь.

Тут, правда, у уважаемого читателя, внимательно следящего за публикациями «ВО», посвященным флоту, может возникнуть вопрос, потому что в своей недавней статье «Пора учиться у врага» уважаемый А. Тимохин приводил совершенно иной курс доллара по ППС – около 9,3 руб./доллар. Увы, здесь у уважаемого автора вкралась ошибка – такой курс (9,27 руб/доллар) действительно существовал, но… в 2002 году, и он, конечно, давно устарел и никак не может быть применен для сравнения стоимости боевой техники, производимой в 2016 г. Курсы валют по ППС изменяются ежегодно, и конечно, нужно применять именно действующие курсы, а не те, которые существовали когда-то ранее.

Так вот, если верить нашей статистике, и «взять на вооружение» курс доллара по ППС 23,67 руб/доллар., то мы получим стоимость головного корвета проекта 20386 на уровне 1 228,6 млн. долл., то есть серийный эсминец типа «Арли Берк», стоящий, как мы уже говорили выше, 1 735,05 млн. долл., дороже нашего головного корвета примерно на 41%. Однако на самом деле соотношение выгоднее для нашего корабля, потому что, как мы уже говорили, некорректно сравнивать серийный американский корабль с головным нашим.

А что будет, если мы сравним серийный корвет проекта 20380 с серийным же «Арли Берком»? Как мы уже говорили, стоимость шестого корвета данной серии, законтрактованного в 2014 г. («Строгий»), составляла 17 329 760 руб., с учетом инфляции, то есть в ценах 2016 г. это составит 21 789 951,55 руб. то есть по курсу доллара по ППС 23,67 руб/доллар стоимость «Строгого» в долларах составит 920 572,52 долл.

Таким образом, стоимость серийного «Арли» составляет 1,88 стоимости серийного корвета проекта 20380. И если наше предположение о том, что стоимость серийного корвета проекта 20386 на 20-25% превышает стоимость серийного корабля проекта 20380 верно (а скорее всего так оно и есть), американский эсминец будет стоить дороже серийного «Дерзкого» в 1,51-1,57 раз. Или, говоря грубо, за те ресурсы, что американцы тратят на 2 «Арли Берка», мы можем построить либо 3 корвета проекта 20386, сэкономив при этом немного денег, либо же построить 3 корвета проекта 20386 и довести постройку четвертого примерно до 80% готовности.

Однако же приходится констатировать, что ни 3 «Дерзких», ни 4 «Строгих» по своим боевым возможностям и рядом не стояли в двумя эсминцами типа «Арли Берк» серии IIA+. И это говорит о том, что мы нерационально используем свои ресурсы, так как по шкале «стоимость-эффективность» американские корабли, очевидно, выигрывают у наших. Но проблема здесь отнюдь не в том, что наше кораблестроение работает неэффективно, а в порочности концепции строительства надводных сил отечественного флота.

Дело в том, что в стоимости современного корабля огромную долю занимают вооружение и боевые системы. У тех же «Арли Берков» получается так – стоимость корабля (корпуса с надстройками и оборудованием) составляет примерно 35% общей его стоимости, стоимость информационной системы – 20%, и стоимость вооружения и оборудования для него – остальные 45%. А теперь попробуем представить себе, сколько стоил бы корвет, подобный «Дерзкому», если бы за его строительство взялись американцы.

Когда мы пытаемся запихнуть в корвет номенклатуру вооружения эсминца (ЗРК средней дальности, ПКР, торпеды, артиллерийскую установку, скорострельные «металлорезки», вертолет и т.д.) мы вынуждены устанавливать на него БИУС, равноценную тому, что получает эсминец. Итого – 20% стоимости эсминца будет стоит БИУС корвета.

Корпус будет меньше почти в три раза. Но в данном случае трехкратное сокращение размера никак не обеспечит трехкратного сокращения стоимости – например, мощность ЭУ «Арли Берка» превосходит мощность ЭУ «Дерзкого» менее чем вдвое, а кроме того, необходимость «впендюривания» максимума вооружения в минимум пространства повлечет за собой дополнительные траты (облегчаем корпус – расходуем более дорогие материалы), так что будем радоваться, если корпус корвета с оборудованием обойдется нам вдвое дешевле эсминца. Итого – 17,5% стоимости эсминца.

Вооружение. Допустим, мы каким-то чудом умудрились запихнуть в корабль треть вооружения эсминца, что представляет собой тот еще подвиг – как мы уже говорили выше, корпус у нас меньше в три раза, а ЭУ – в два раза, и то же будет касаться многих других узлов и агрегатов, то есть проектируя корабль в три раза меньше эсминца, мы никак не можем ожидать того, что его полезная нагрузка окажется всего лишь втрое меньше – скорее, она окажется меньше вчетверо-впятеро. Но, допустим, нам удалось впихнуть в корвет треть оружия эсминца – это 15% его стоимости.

И вот результат. В самом лучшем случае, мы получим корабль, несущий треть вооружения эсминца… за 62,5%, то есть почти за две трети его стоимости. И если кто-то желает упрекнуть нас в пристрастности, то пусть сравнит соответствующие показатели американских LCS с американскими же «Арли Берками» последней серии (по приблизительной оценке, автора настоящей статьи «литторал комбат шип» имеет хорошо если 15% боевой эффективности «Берка», но при этом — 40% его стоимости).

Другими словами, отечественная ставка на «суперкорветы» и «суперфрегаты» совершенно не оправдана экономически. Если бы вместо этого мы проектировали и строили бы легкий корабль ПЛО (в пределах 2 000 т полного водоизмещения, хороший гидроакустический комплекс, 533-мм торпеды в качестве основного оружия, вертолет, ЗРАК для самообороны), что было бы весьма дешево и чрезвычайно важно для обеспечения безопасности наших РПКСН, и газотурбинный эсминец-универсал (ЗРК «Редут» или оморяченный С-400, УКСК для ракет семейств «Калибр»/»Оникс»/«Циркон» и т.д.) с полным водоизмещением порядка 8 тыс. тонн – толку было бы не в пример больше, чем от связки «корвет проекта 20380 – фрегат проекта 22350».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.