«Меня чуть не затоптали. А президент спас»

«Комсомолка» нашла 94-летнего генерал-майора, которого на Параде оттеснили от Путина, но глава государства, увидев это, взял его с собой.

Путин пригласил ветерана пойти вместе с ним на церемонию в Александровский сад. 

— Дмитрий Петрович, скажите, вы к президенту на Параде зачем прорывались?

— Ну, с праздником поздравить я его хотел. На трибуне, у Мавзолея мы с ним еще начали разговаривать.

Дмитрий Петрович Сыркашев:

00:00

00:00

— О чем?

— Он спросил — как твоя ветеранская служба? Я говорю, да у меня ветеранская организация там наша, так что все, что президент делает, мы обсуждаем. И всегда любуемся и оцениваем деятельность президента, когда он очень такими тонкими действиями принимает крупные решения. Как бы незаметно сделал, а это на самом деле вершит…

— Что он вам на это сказал?

— Ну, нам дальше не дали поговорить-то… Он говорит – с удовольствием буду следить за твоей деятельностью. И все.

— А Путин почему именно к вам подошел?

— На площадь мы когда пришли, там место было мне подписано, буквально в двух метрах от трибуны президента. Он меня сразу увидел, поздоровался.

Поделиться видео </>

Путин пригласил с собой ветерана, которого к нему не пускала охрана.

— Он видел вас раньше?

— Ну, раньше мы тоже виделись. У меня фотографии на стене висят с ним. А тут он меня поздравляет, обнимает… А у меня побрякушек целая грудь…

— Ну какие же побрякушки. Это награды, товарищ генерал.

— Награды у меня – три ордена Красной Звезды, Орден Отечественной войны, Трудового Красного Знамени…

— Все по телевизору видели, как президент вас защитил, когда вас от него оттесняли – так было? Или…

— Правильно, правильно. Когда мы с трибуны сошли, между нами втиснулось человек 20 фотографов, охраны… Он увидел, как меня там чуть не затоптали… И меня, так сказать, спас. И я вместе с ним пошел к Могиле Неизвестного Солдата…

— А вас не смущало, что рядом с ним еще президент Сербии и премьер Израиля?

— Ну, ничего, они, по-моему, скромно держались, он особенно и не занимался ими.

— А о чем вы еще говорили? Вы же долго шли…

— Долго шел. Я ему говорю, прошел большую жизнь, Смоленск штурмовал, в Белоруссии меня тяжело ранили. Под Витебском и Оршей – там были страшные бои, мясорубка… Выздоровел и дальше, в Восточную Пруссию.

— А вы на банкете еще раз хотели к нему подойти?

— Я хотел, но смотрю, там толпятся около него, и я думаю — буду надоедать ему, поскромничал так… Но он так дружелюбно ко мне отнесся, мне просто очень, аж на душе прямо тепло и хорошо…

— Немножко выпили?

— Я, конечно, пью только слабенькое, мне ж 94-й год идет. Крепкое нельзя уже. Крепкое я на фронте пил… С президентом я бы мог выпить, но я просто чокался. Пригубил и все.

— А вы сейчас где живете?

— Есть такой дом… Много там живет ветеранов, когда поселились, было больше 30 человек. А сейчас осталось 8. Из них вот я ползаю и еще два генерала там ходят, вот.

— Ну, я б не сказал, что прям ползаете, вы сегодня по-боевому рядом с президентом шли.

— Ну, понимаешь, я преодолевая боль в ногах раненых, чтобы не подвести, не показаться президенту дохлым каким-то.

— Вас на улицах узнают уже?

— Ну, конечно… Поздравляют… мы вас видели. Звонят знакомые все…

КП