Письмо русского правозащитника из латышской тюрьмы

Профессор Гапоненко, один из организаторов протеста против запрета русского языка в учебных заведения Латвии, уже третий месяц сидит в тюрьме. На прошлой неделе ему предложили  сделку — свобода в обмен на чистосердечное признание, что он — русский террорист… Профессор от такого помнительного соглашения отказался, после чего был обвинён в шпионаже (ага, прямо на кафедре словесности) и оставлен под стражей еще на 2 месяца. Это — первое письмо председателю ИМХО-клуба Алексееву после решения суда:

Юрий Георгиевич!

Пишу тебе, а в твоем лице — городу и всему миру. Большое спасибо всем тем, кто пришел ко мне на суды 19 и 21 июня. Рад был вас видеть и почувствовать, что наше дело отстаивания права русских на существование живет и сторонники его прирастают. Большое спаcибо и всем тем, кто вносит свой вклад в правозащитную деятельность. Все мы понимаем, что на мне отрабатывается технология политического подавления инакомыслия — и с осуждением меня по выдвинутым, абсолютно пустым и даже смешным, обвинениям, откроется дорогах для массовых расправ над другими правозащитниками. Так что мы стоим на передовых рубежах борьбы за мир и демократию, как это ни напыщенно звучит.

Мог ли я подумать когда-нибудь, что предметом дознания может быть вопрос о различии между нацизмом и фашизмом? Обществоведы не могут определить это различие в понятиях 75 лет спустя после завершения Нюрнбергского процесса, имеются многие десятки определений, а мне надо угадать правильный ответ. А каков он — правильный? Тот, который в алуксненской школе дал малограмотный учитель ленивому ученику, который потом решил сделать карьеру в правоохранительных органах? Ведь дискутировать публично на тему героизации нацизма в нашем обществе нельзя. Ни Гайдис Берзиньш, бывший министр юстиции, ни его сотрудники не знали, как выяснилось на суде в прошлом году, что ООН ежегодно принимает резолюции, осуждающие героизацию нацизма. Мне пришлось переводить одну из такого рода резолюций (2004 год) на латышский язык за свой счет, поскольку они не переводились в нашей стране.

Поощрение того, против чего голосует ООН, направлено не против всех членов нашего общества и не только против русских. Вот сейчас мы ждем, когда в Рижский централ пришлют Артусса Кайминьша. Депутат Сейма, латыш, был обвинен в малозначимом проступке, который карается (в случае подтверждения) маленьким штрафом — а он будет сидеть в тюрьме. Только за то, что осмелился критиковать те политические элиты, которые, прямо скажем, воровали из государственного бюджета деньги через OIK, а также через администрацию неплатежеспособности. Оба источника питали политические партии, которые находятся в позиции. А Кайминьш осмелился покуситься на их власть и тот час же был подвержен репрессиям.

На сегодняшние санкции меня проводил весь офицерский состав тюрьмы, а когда я вернулся, то собрались у меня в камере обсуждать причины столь необычного решения суда — добавить два месяца заключения. Сошлись на том, что и А.Кайминьш, и я сидим потому, что началась предвыборная кампания, а мы — публичные персоны, которые могут объяснить избирателям, что «черное», а что «белое». Мое предположение, что процессом управляют из-за Атлантического океана, вызвало среди собравшихся в камере одобрительное ворчание и даже формулирование лозунгов нелицеприятного содержания. Выходит, что у простых людей, независимо от их этнического происхождения, общие интересы восстановления демократии в Латвийской Республике.

Выскажу еще одно соображение. Наше титульное чиновничество реально не знает, что прекращено финансирование русской культуры, что уже не будет русских школ, что есть дискриминация на рынке труда. Об этом никогда не пишут в латышских СМИ, эта тема просто вне их поля зрения. А когда русские правозащитники поднимают такие проблемы, то их пытаются обвинить не только в разжигании этнической розни, но и в попытке разрушить государство. Это означает, что в рассматриваемый социальной среде абсолютно ложное представление о природе государственной власти. Такой точки зрения придерживались большевики в 1917 году в России. Их установки разрушили Российскую империю и вызвали гражданскую войну. Ни один из видов диктатуры не может принести счастья народу.

На сегодняшнем суде я убедился, что очень хорошо подхожу на роль еврея Бейлиса, которого судили в начале прошлого века — он попал в тюрьму за то, что был с крючковатым носом, говорил на идиш и молился Яхве. Его обвинили в ритуальном жертвоприношении только за «инаковость». Я говорю на русском, верю в Святую Троицу — и этого достаточно для того, чтобы не слышать аргументов об абсурдности обвинений.

Свою точку зрения на всё происходящее вокруг русского «Бейлиса» я изложил в жалобе в ЕСПЧ. Решил, что лучше всего эту жалобу сделать открытой, и передал ее адвокату для распространения в СМИ. Надеюсь, что, кроме меня, никому не придется использовать ее в качестве образца, но исхожу из худшего. Пусть все, кому небезразлична демократия в Латвии, видят, что ей угрожает.

От себя добавлю, что радости мне известие о необходимости провести следующие два месяца в тюрьме не принесло. Однако сохранил твердость духа и желание пройти свой крестный путь до конца.

Надеюсь, что угрозы в мой адрес, которые я слышу от представителей правоохранительных органов, не реализуются, мой жизненный путь в тюрьме не прервется и мы сможем с тобой поесть картошки и запить ее чем положено, как ты предлагал на суде 19 июня.

Александр Владимирович Гапоненко.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:Кемеровчанин Алексей поделился своим впечатлениям об Америке

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.