Польская пехота против красной кавалерии

В конце мая 1920 года польская 13-я пехотная дивизия (в составе 4 полков, 10 батарей артиллерии (из них две тяжелых) — общей численностью 7 тыс. штыков, 187 сабель, 127 тяжелых и 316 легких пулеметов, 36 легких и 3 тяжелых (6-дюймовых) орудий, американского истребительного авиаотряда и одного бронепоезда) получила задачу прикрыть тыл польской армии, действовавшей у Киева со стороны Умани — на фронте Н. Фастов — Липовец. Справа и слева фронт занимали 18-я и 7-я пехотные дивизии. Фронт — около 50 километров.

Начальник дивизии генерал Франтишек Паулик решил следующим образом. Основную линию обороны составили 6 центров сопротивления – каждый силой в батальон с батареей. Во 2-й линии он расположил еще 3 центра сопротивления, также силой по одному батальону с батареей каждый. Центры сопротивления были в 6 — 15 км один от другого по фронту и в 4 — 6 км в глубину. Резерв был разбит на 2 части, и каждая из них стояла за серединой своего боевого участка: за правым участком один батальон и батарея и за левым 1 кавдивизион и батарея. В 4 км впереди фронта была поставлена линия сторожевого охранения. Линию обороны предписывалось удерживать во что бы то ни стало — так как отход дивизии, во-первых, обнажил бы фланги соседей, а во-вторых, отдал бы врагу важнейшую железнодорожную линию Казатин — Киев, по которой шло все тыловое сообщение киевской группы поляков (решавшей главную боевую задачу в борьбе с красными войсками).

1-я Конная армия (в составе 4-й, 6-й, 11-й и 14-й кавалерийских дивизий и 5-ти бронепоездов — общей численностью 18 тыс. сабель, до 350 пулеметов, 48 орудий, авиа- и бронеотряды) сосредоточилась к 25-му мая в Умани. Сведения об этом в общих чертах у польского командования имелись. Утром 28-го польская воздушная разведка точно установила начавшееся наступление красных на фронте 13-й дивизии. Еще до получения сведений о переходе соединений армии С. М. Буденного в наступление, вышестоящее польское командование приказало 13-й дивизии продвинуться вперед. Но когда воздушная разведка выяснила наступление красных, то начдив срочно разослал приказ: остаться на укрепленной позиции. Но 56-й полк приказа не получил, и, не поддерживая связи с соседями, бросился в одиночестве вперед — и был со всех сторон охвачен и изрублен наступавшими красными кавдивизиями. Следует отметить, что он наступал в ротных колоннах, не выслав вперед ни разведки, ни авангарда, охраняясь одними дозорами.

В связи с этим нарушился весь план обороны поляков, и 6-я кавдивизия ворвалась на их позицию – как раз на участке, который должен был оборонять 56-й полк. Бронепоезд поляков у Андрусова был атакован 3 красными бронепоездами — и отошел к Погребище. Местное население, взявшись за оружие, добило остатки 56-го полка. В позиции поляков образовался 13-километровый прорыв — от Ненадовки до Раскопане. Беглецы из состава 56-го полка, прибежав в тот же день 28-го мая в Казатин, рассказали — что массы красной конницы идут прямо на город.

43-й и 45-й полки, стоявшие вправо и влево от прорыва, выслали для закрытия прорыва: 43-й полк — 2 роты с батареей, а 45-й полк — 1 роту. Но эти части не смогли выдержать бой на неподготовленной местности — и под натиском красных, дравшихся в пешем и конном строю при поддержке большого количества орудий и пулеметов, отошли на север.

Однако 11-я кавдивизия, будучи обстреляна артиллерийским огнем из Раскопане, была вынуждена свернуть (прекратив преследование) и атаковать центр сопротивления Раскопане. Одновременно эта же дивизия при поддержке большого количества бронемашин атаковала центр сопротивления Дзиньков. Обе атаки на заранее подготовленную позицию, хоть и повторенные несколько раз, но не поддержанные тяжелой артиллерией, были отбиты. Красным удалось было ворваться на позиции поляков, но резервы, укрытые в глубине центров сопротивления, решительными контратаками спасали положение — и центры сопротивления оставались в руках обороняющихся.

Одновременно 4-й кавдивизии удалось овладеть центром сопротивления Новый Фастов — который был расположен далеко от других частей и не поддерживался соседями (15 км).

29-е мая закончилось тем, что красные, несмотря на прорыв фронта у Андрусова, создавшийся благодаря неудачным действиям 56-го полка, оказались на этом участке связанными боем и не могли продвинуться вперед, будучи вынуждены вести борьбу на три фронта — с твердо державшимися центрами сопротивления.

Но прорыв у Нового Фастова создавал для поляков весьма серьезное положение. Принимая это во внимание, командующий 2-й армией А. Листовский передал в ночь на 30-е мая в распоряжение 13-й дивизии свой армейский резерв — 2 батальона 44-го полка, которые находились на ст. Казатин.

Начальник 13-й дивизии немедленно направил один из переданных в его распоряжение батальонов в распоряжение начальника левого боевого участка — с задачей вернуть Н. Фастов. Другой же батальон он посадил в вагоны на станции Казатин — но отправку задержал до выяснения обстановки утренней (30-го мая) разведкой.

Но командир батальона 44-го полка, выбитый из Н. Фастова, сам в ходе контратаки на рассвете овладел утраченной было позицией. Таким образом, фронт был восстановлен.

В течение 30-го мая бой шел по всему фронту, причем 6-я кавдивизия красных окончательно заняла Спичинце, разъединив 45-й и 43-й полки; одновременно шел обстрел обеих полковых групп с фронта.

Таким образом, если опасность со стороны Н. Фастов была нейтрализована (С. М. Буденный оттянул 4-ю кавдивизию для удара по польской кавдивизии Красницкого, которую и разбил), то прорыв у Спичинце становился очень опасным. Начдив-13 собрал все имевшиеся на его участке резервы, около 2,5 батальонов, и со стороны Погребите бросил их во фланг прорывавшейся коннице. Этот удар заставил последнюю отойти — и поляки снова заняли Спичинце и Андрусово, восстановив линию обороны.

К этому времени Конная армия, выявив в ходе разведки боем, где у поляков сильные и слабые пункты в обороне, обнаружила, что участок 7-й пехотной дивизии занят слабо — и части 7-й дивизии держатся плохо.

Поэтому, прекратив бой на фронте 13-й дивизии, С. М. Буденный собрал в кулак 4-ю, 11-ю и 14-ю кавдивизии и прорвался в промежутке между 13-й и 7-й дивизиями, вынудив к отходу и ту и другую, и захватив Казатин. И этим – вынудил к отходу весь Юго-Западный фронт поляков.

Таким образом, мы видим, что несмотря на целый ряд ошибок и очень растянутый фронт, поляки все же удержались на позиции — благодаря твердой обороне своих центров сопротивления. Решимость польской пехоты активно обороняться во что бы то ни стало, переходя в многочисленные контратаки (причем когда ее противник ворвался в центр сопротивления или даже захватил последний — как Новый Фастов) достойны самой высокой оценки.

Следует отметить и грамотные действия польского командования — благодаря правильному применению резервов армейским командованием и путем организации решительных контратак, направленных во фланг прорывающемуся, 13-я дивизия свою задачу выполнила — и лишь искусный маневр конницы, обошедшей ее фланг, заставил дивизию отойти, открывая С. М. Буденному путь на Казатин и Бердичев.

Но мобильности и быстрой реакции на реалии молниеносно изменяющейся обстановки – этим качествам конармейского командования польское командование так и не смогло ничего противопоставить.

Польская пехота против красной кавалерии

Бойцы 1-й Конной армии. 1920 г.

Автор:
Олейников Алексей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.