National Interest: «Северный поток — 2» — это не оружие Москвы, а просто ещё один газопровод в Европу

Несмотря на оживлённую дискуссию, которая развернулась вокруг газопровода «Северный поток — 2», нужно понимать, что данный проект — это не политическое оружие в руках России. Как пишут руководители европейских энергетических компаний, участвующих в реализации проекта, данный трубопровод представляет собой лишь ещё один надёжный маршрут транспортировки газа в Европу — ни больше ни меньше.

По обе стороны Атлантики развернулась оживлённая дискуссия вокруг проекта газопровода «Северный поток — 2». Однако, как пишут для The National Interest главный исполнительный директор компании Uniper Клаус Шефер, главный исполнительный директор компании Wintershal Марио Мерен и главный исполнительный директор компании OMV Райнер Зеле, которые участвуют в данном проекте, участникам этой полемики следует руководствоваться фактами, вместо того чтобы сеять панику, которая является излюбленным инструментом противников проекта.

Издание отмечает, что прежде всего нужно понять, что «Северный поток — 2» — не политическое оружие в руках России. Трубопровод представляет собой коммерческий проект, который необходим Европе для обеспечения собственной энергетической безопасности на ближайшие десятилетия по конкурентоспособным ценам. Проект поддерживают крупные европейские партнёры, его подписали пять западных энергетических компаний, в том числе Uniper, Wintershall и OMV,кторые не являются инструментами какого бы то ни было иностранного правительства.

«За последнее десятилетие европейский газовый рынок пережил модернизацию и либерализацию. «Северный поток — 2» представляет собой важное расширение существующих маршрутов импорта, а его строительство в точности соответствует целям Европейского энергетического союза и укрепления внутреннего газового рынка в Европе», — пишут авторы статьи.

Кроме того, по их мнению, России придётся конкурировать, чтобы получить свою долю на рынке, поскольку ввиду конкурентной природы рынка ЕС российские газовые компании должны устанавливать конкурентоспособные цены и обеспечивать надёжные поставки, иначе европейцы могут предпочесть им другие варианты, включая собственные внутренние поставки, газ с Ближнего Востока и сжиженный природный газ.

Но в отличие от США Европа не имеет обширных запасов природного газа для удовлетворения собственных энергетических потребностей. Таким образом, российский трубный газ, более конкурентоспособный по сравнению с СПГ, имеет для Европы решающее значение: неважно, проходит он через Украину, Польшу или под Балтийским морем в Германию. Из всех этих маршрутов «Северный поток — 2» напрямую соединяет российский газ с Западной Европой и имеет ограниченные транзитные риски.

По мнению авторов статьи, не стоит считать, что «Северный поток — 2» станет концом транзита газа через Украину. Европа по-прежнему будет нуждаться в газе, поступающем по украинскому маршруту. Кроме того, Германия и ЕС взяли на себя обязательства гарантировать позиции Украины в качестве европейского газового партнёра. Но делать ставку исключительно на украинский транзит было бы откровенным безрассудством.

Как заключают авторы статьи, «Северный поток — 2» также играет решающую роль в достижении поставленных Европой целей в области экологической устойчивости и климата. Европейской экономике, стремящейся к низкому уровню выбросов вредных веществ, нужен газ в качестве замены угля: тем самым выбросы CO2 сократятся на 50%.

«Северный поток — 2» представляет собой ещё один надёжный маршрут транспортировки газа в Европу — ни больше ни меньше. Наличие дополнительного трубопровода означает больший спектр альтернатив, большую конкуренцию и более устойчивую энергетическую безопасность. Всё это пойдет на пользу европейским потребителям газа и европейской экономике в целом, а также поможет Европе в выполнении экологических задач», — подводят итог авторы статьи.

https://russian.rt.com/inot…