Работорговля XXI века: в России процветает интернет-бизнес по продаже детей

Пятилетняя Люба, брошенная своей матерью в захламлённой московской квартире, активно восстанавливается и приходит в себя. Как сообщил главный врач Детской городской больницы номер 7, Исмаил Османов, девочка стала более активна, живо реагирует на окружающих, согласилась спать на кровати и меньше боится воды. Интересуется книжками и раскрасками. Произносит отдельные слоги, но слов пока не выговаривает. У нее хороший аппетит. Ложкой пользуется сама. Но к тому, что дают, пока принюхивается. Особенно смущают мандарины и яблоки, видимо к ним она не привыкла. Сегодня ребенка вновь осмотрели врачи, сделали кардиограмму и УЗИ. Ребенок все понимает, улыбается каждому сотруднику. Больше не плачет. Про маму не спрашивает.

И если в случае с Любой можно надеяться, что самое страшное для нее позади, то спасти детей, от которых матери избавляются за деньги, не всегда возможно. В чьи руки они попадают? И какая судьба ждет таких отказников.

Судя по статистике Яндекса и Гугла запросы типа «купить ребенка», «продать ребенка», «как продать новорожденного» ежемесячно делают свыше 50 тысяч россиян. Немалая часть этих запросов — отнюдь не праздный интерес. и»Отдам ребенка, срок 35 недель беременность». И она сразу же пишет: «У меня есть одно условие — 200 тысяч рублей». Это недорого. Женщина, судя по тому, как она выглядит, имеет проблемы с алкоголем. В среднем по рынку до миллиона, бывает и 2 миллиона просят», — демонстрирует объявление Юлия Силуянова, волонтер правозащитной организации «Альтернатива».

Отслеживание такой переписки, участие в ней под видом клиентов, назначение встреч с детоторговцами — это рутинный, многомесячный труд. С одной стороны не сорвать сделку, чтобы ребенок не ушел там, на органы или попрошайкам каким-нибудь. С другой стороны ведь провоцировать ее тоже нельзя. В общем, непростая задача. «Если мы видим, что женщина действительно испытывает к ребенку чувства, что у нее материнский инстинкт проснулся. Мы, естественно, на сделку не пойдем. Если же она будет продолжать: «Да, я на все согласна. Да, мне не интересно, что с ним будет дальше» — ну, естественно мы доведём дело до конца», — поясняет Юлия Силуянова, волонтер правозащитной организации «Альтернатива».

Операция под полицейским прикрытием. Волонтеры, играющие роль мужа и жены, идут на съемную квартиру в московском районе Черкизово. Дверь открывает некая Барно Расулжан, 23-летняя приезжая из Киргизии. Торговать детьми ей не впервой. Сначала она предлагала в интернете своего старшего, Мустафу за полмиллиона. Но 4-летний мальчик по меркам черного рынка оказался староват. Потом среднюю, Муслиму. В итоге от двухлетней девочки осталось лишь свидетельство о рождении, где она сама — мать говорить отказывается. И наконец, третий заход. Очередного, родившегося у нее только на прошлой неделе младенца, женщина оценила уже в миллион рублей. Вот она пишет расписку, что ребенок ей не нужен и деньги получены сполна. Итак, сделка зафиксирована. В квартиру входят оперативники.

Статья 127.1 УК РФ «Торговля людьми» — наказание до 6 лет. Если объект продажи — несовершеннолетний, до 10 лет. Впрочем, суды редко дают горе-мамашам по максимуму. Им всегда находится оправдание, типа третьего по счету мужа-тирана. О том, что дамочке хронически не везло в любви — подтверждают ее мать и сестра. Обе сейчас работают в Самаре. Продают лепешки и шаурму.

Промежуточный итог: гражданка Расулжан отправлена в СИЗО, двое ее детей — в дом ребенка. Если в ближайшее время семья не предъявит третьего, среднего — будет объявлен розыск. Активисты-детозащитники меж тем продолжают мониторить соцсети. Там что ни день — то новые предложения.

Источник:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.