ВМФ. Надводный флот России утратил возможность ответного удара по АУГ США. Можно ли спасти ситуацию?

Глядя на текущее положение дел в обновлении нашего флота новыми надводными кораблями, а также системами ракетного вооружения, можно отметить тот факт, что надводный компонент Военно-морского флота России имеет крайне серьёзный (с оперативно-тактической точки зрения) недостаток в выполнении боевых операций в дальней морской зоне, где возможности поддержки со стороны морской авиации гораздо менее существенны ввиду наличия у численно превосходящих ВМС США возможности создания над океанскими просторами большого количества противовоздушных зон воспрещения и ограничения доступа и манёвра A2/AD.

В первую очередь, в список этих недостатков необходимо включить невозможность выполнения дальнего противокорабельного удара по авианосным и корабельным ударным группировкам противника ввиду отсутствия необходимого количества авианосцев, а также палубных многоцелевых истребителей-носителей противокорабельных ракет большой дальности. Так, состоящие на вооружении 279-го отдельного корабельного истребительного авиаполка палубные истребители-перехватчики Су-33 не являются носителями 2,5-маховых противокорабельных ракет Х-41 «Москит». Естественно, необходимо учитывать и многоцелевые истребители МиГ-29К/КУБ (таких машин в распоряжении лётного состава 279-го ОКИАП 23 единицы). Они способны нести на подвесках до 4 ПКР Х-31АД и/или Х-35У, а также обеспечивать «глубину» противокорабельного удара порядка 1000 — 1050 км (при сочетании 750-800-километрового радиуса действия МиГ-29К/КУБ с дальностью действия вышеуказанных ПКР в 250 км).

Но давайте мыслить трезво. Для подобного удара палубные «Фалкрумы», эскортируемые Су-33, должны приблизиться к АУГ противника на расстояние 250 км, что неминуемо чревато смертельной встречей с палубными истребительными эскадрильями F/A-18E/F «Super Hornet» и самолётов РЭБ EA-18G «Growler». Почему «смертельной»? Да потому, что данные машины оснащены современнейшими помехозащищёнными бортовыми АФАР-радарами AN/APG-79, вполне способными рассмотреть цели за «пеленой» помех, генерируемых далеко не новейшими контейнерными станциями радиоэлектронного противодействия «Сорбция» (на законцовках крыла Су-33) и даже более совершенными МСП-418К (на подвесках МиГ-29К/КУБ); боекомплект класса «воздух-воздух» штатовских палубников может быть представлен дальнобойными ракетами AIM-120D с радиусом действия в 160—180 км.

В то же время наши машины оснащены старыми радарами Н001К с антенной решёткой Кассегрена и Н010 «Жук» со щелевой антенной решёткой (ЩАР), которые не смогут ничего противопоставить современным контейнерным комплексам РЭБ AN/ALQ-249 «Next Generation Jammer», подготавливаемым к обретению оперативной боевой готовности в составе бортового радиоэлектронного оборудования самолётов EA-18G «Growler». Излучатели помех этих комплексов представлены активными ФАР, способными легко «забить» приёмный тракт и Н001К, и «Жука». А поэтому шанс на победу в дальнем воздушном бою с «Супер Хорнетами» у наших палубных истребителей будет минимальным, а значит, ни о каком противокорабельном ударе не может быть и речи. Заметьте, здесь мы не принимали во внимание тот факт, что истребительное авиакрыло каждого американского авианосца не только совершенней 279-го ОКИАП в технологическом плане, но и количественно превосходит его примерно в 2,5 раза, не говоря уже о присутствии палубных самолётов радиолокационного дозора и наведения E-2D «Advanced Hawkeye», играющих первостепенную роль в оперативном информировании всей АУГ о надводной и воздушной тактической обстановке радиусе около 1000 км от корабельного ордера. В данном случае наши палубные истребители могут быть перехвачены не только «Супер Хорнетами», но ещё и зенитными управляемыми ракетами сверхбольшой дальности SM-6 (RIM-174 ERAM) на удалении около 300 км по целеуказанию «Хокаев».

ВМФ. Надводный флот России утратил возможность ответного удара по АУГ США. Можно ли спасти ситуацию?
Су-33 279-го ОКИАП на палубе ТАВКР «Адмирал Кузнецов»

Наблюдаться такой расклад будет ровно до тех пор, пока МиГ-29К/КУБ не оснастят бортовыми РЛС с активными ФАР «Жук-АЭ» в варианте с 700-миллиметровым полотном из 1016 приёмо-передающих модулей на базе арсенид-галлиевых структур, либо ещё более передовыми бортовыми РЛС «Жук-АМЭ» с приёмо-передающими модулями, выполненными по LTCC-технологии (низкотемпературной совместно обжигаемой керамики). Высокая термостойкость последних даст возможность радару работать на повышенной мощности со значительно большей рабочей температурой, благодаря чему дальность обнаружения целей типа «F/A-18E/F» может достигнуть 180—200 км, целей типа «SM-6» — 90—120 км. Для установки данных радиолокационных станций на каждый многофункциональный истребитель семейства МиГ-29К необходима лишь относительно несложная аппаратно-программная адаптация с частичной модернизацией информационного поля кабины лётчика, ведь данные машины оснащены современной мультиплексной шиной данных MIL-STD-1553B. К примеру, многие американские тактические истребители F-15E «Strike Eagle» уже давно оперируют с АФАР-радарами AN/APG-82(V)1 на борту, заменившими устаревшие щелевые AN/APG-70; с истребителями завоевания превосходства в воздухе F-15C «Eagle» аналогичная ситуация: их оснащают похожими станциями AN/APG-63(V)3.

У нас же не наблюдается ни малейших намёков на скорое обновление радиолокационных комплексов тактической авиации ни палубного, ни наземного базирования, что может быть связано лишь с недостаточными финансовыми вливаниями в работы, проводимые в области АФАР корпорацией «Фазатрон-НИИР». Судя по всему, у нас могут финансироваться исключительно такие «важные для становления государства» прожекты, как новая музейно-выставочная инфраструктура для «Ельцин-центра», за которую налогоплательщики должны отдать 1,33 млрд., где в будущем пройдёт не одна сотня шабашей либералов, получающих «монету» от западных кураторов. Вот такая ситуация.

Очень неплохой альтернативой обновления 279-го ОКИАП могло бы стать перевооружение на палубную модификацию многофункционального сверхманевренного истребителя поколения «4++» МиГ-35, который предусматривает размещение не только работоспособного радара «Жук-АЭ», но и уникального оптико-электронного оборонительного комплекса СОАР с квантовым оптико-электронным прицельно-навигационным комплексом обзора нижней полусферы ОЛС-К, способных легко обнаруживать и сопровождать поверхностные и воздушные цели в телевизионном и инфракрасном диапазонах, тем самым проводя скрытную оптическую разведку. К сожалению, и здесь мы слышим типичную песню о нерентабельности подобной задумки, о чём в конце мая заявил известный военный эксперт и редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский, аргументируя такое мнение «фактическим отказом России» от строительства авианосцев, очевидно, имея в виду туманность перспективы реализации проекта проекта 23000 «Шторм». И как это ни прискорбно, но выхода из этого безумия пока что не наблюдается даже на горизонте, ведь, пока будут думать о «Ельцин-центрах», на положительный исход можно не надеяться.

Вернёмся к противокорабельным возможностям надводного компонента флота. Без более-менее современной палубной авиационной составляющей на базе единственного тяжёлого авианесущего ракетного крейсера «Адмирал Кузнецов» можно и не рассчитывать на победу в дуэльной ситуации даже с одной из 11 АУГ ВМС США. Особенно плохо дела будут обстоять на удалении 5 и более тысяч километров от родных берегов, где нашу единственную АУГ или обособленную корабельную ударную группировку не смогут должным образом поддерживать ни МиГ-31К, ни Ту-22М3, оснащённые гиперзвуковыми аэробаллистическими многоцелевыми ракетами Х-47М2 с радиусом действия до 3000 км. Также не будет возможности в информационном обеспечении целеуказания по кораблям АУГ противника со стороны дальних противолодочных самолётов Ту-142М4, полёты которых воздушных просторах над удалёнными морями и океанами будут крайне опасны ввиду напичканности «Иджис»-эсминцами противника. При таком раскладе остаётся единственный вариант — применение бортовых противокорабельных комплексов П-50 с ракетами 3М45 (П-700) «Гранит», П-1000 «Вулкан» с ракетами 3М70, 3К55 «Оникс» с ракетами 3М55, а также перспективных 3К22 «Циркон» с гиперзвуковыми ПКР 3М22.

Последние две ракеты («Оникс» и «Циркон») обладают всеми необходимыми свойствами для прорыва перспективных корабельных средств противоракетной обороны, среди которых можно выделить противозенитное маневрирование, малую радиолокационную сигнатуру (ЭПР), скорость полёта 2,5 и 5-6М соответственно, а также возможность установки компактных бортовых средств РЭБ и устройств отстрела дипольных отражателей. Тем не менее, оценочная дальность этих ракет (по данным специалистов и СМИ со ссылкой на компетентные источники) составляет от 400 до 1000 км, в то время как американские палубные многоцелевые истребители F/A-18E/F, несущие на подвесках по 2 малозаметные противокорабельные ракеты AGM-158C LRASM-А способны обеспечить «глубину» удара до 1690 км (радиус действия «Супер Хорнета» 760 км + дальность LRASM порядка 930 км). Говоря более простым языком, 24 американских палубных истребителя ВМС США могут запустить по нашей корабельной группировке 48 LRASMов почти с 1,7 раза большей дистанции, чем наши фрегаты, БПК и крейсера смогут выполнить ответный пуск «Цирконов». Естественно, сближения до расстояния в 1000 км (позволяющего дать ответку) не состоится и бой будет вестись до иссякания боезапаса зенитных управляемых ракет комплексов «Редут», С-300ФМ, «Кинжал», «Кортик», «Панцирь-М» и т.д., после чего наша КУГ может потерпеть поражение.

ВМФ. Надводный флот России утратил возможность ответного удара по АУГ США. Можно ли спасти ситуацию?
Лётный экземпляр («черный») дозвуковой противокорабельной ракеты большой дальности AGM-158C LRASM на точке подвески палубного многофункционального истребителя F/A-18E «Super Hornet»

2 августа 2018 года американская компания «General Atomics Aeronautical System Inc.» анонсировала успешное завершение четвёртого испытания «продувочного» макета перспективного беспилотного палубного самолёта-заправщика MQ-25, предназначенного для почти двукратного увеличения боевого радиуса действия состоящих на вооружении палубных истребителей F/A-18E/F и самолётов РЭБ EA-18G, а также более современных малозаметных истребителей F-35C. Машина была протестирована на коэффициент аэродинамического качества, а также на стабильность работы закрылков и рулей высоты во время низкоскоростного теста в аэродинамической трубе. Также были проверены возможности будущего дрона-танкера по катапультному старту с борта авианосца и поведению силовых элементов конструкции планера макета в момент зацепления гака за трос аэрофинишера.

Поступление первых танкеров MQ-25 в состав палубных эскадрилий ВМС США можно будет считать практически кульминационным моментом в освоении американскими АУГ новой ступени оперативных возможностей. С этого момента «Супер Хорнеты» смогут обеспечить удар противокорабельными ракетами LRASM на дистанции порядка 2450 км! Такая способность не только окончательно сведёт к нулю возможности нашего надводного флота по ответному противокорабельному удару, но и поставит под сомнение дальностные показатели российских аэробаллистических ракет «Кинжал», а также китайских баллистических противокорабельных ракет средней дальности DF-21D. Применение тактических крылатых ракет сверхбольшой дальности AGM-158B JASSM-ER палубными истребителями «Супер Хорнет» (при участии заправщиков MQ-25) позволит американским авианосцам не приближаться к береговой линии Китая на расстояние менее 2700 км, в то время как дальность DF-21D достигает лишь 2000 км. Следовательно, угрозу штатовским АУГ будут представлять лишь DF-21D воздушного базирования, размещённые на центральном узле подвески бомбардировщика H-6N (дальность этого варианта «Дунфэна» достигнет 3000—3500 км), а также российские Х-47М2, запускаемые с Ту-22М3 (их дальность составит 3000 км).

Если же вернуться к возможности ответного удара нашей единственной АУГ и нескольких корабельных ударных группировок по американским АУГ, то спасти ситуацию здесь может лишь современная подводная составляющая в виде малошумных многоцелевых атомных подводных крейсеров пр. 885М «Ясень-М» (запланирована серия из шести субмарин), пр. 949АМ «Антей» (подлодки получат универсальные пусковые установки на 72 ракеты «Оникс»), а также проекта 971 «Щука-Б»; они уж точно смогут подобраться к авианосцам противника на дистанцию эффективного огня «Ониксов», а возможно, и торпедного вооружения.

 Источник:https://topwar.ru/145295-nadvodnyy-flot-rossii-utratil-vozmozhnost-otvetnogo-udara-po-aug-ssha-mozhno-li-spasti-situaciyu.html
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ-Авиация. Проект «Орлан»: возвращение боевых экранопланов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.