Штосструппен Второго рейха. Часть 3

Рассматривая комплектование, необходимо отметить, что вплоть до конца 1917 г. комплектование штурмовых батальонов осуществлялось исключительно добровольцами – явление, нехарактерное для немецкой военной системы. Но офицеры назначались приказом, а затем это стало практиковаться и применительно к нижним чинам. Помимо добровольцев, на пополнение штурмового батальона обращали и кадры различных частей. Так, для пополнения подразделений 9-го штурмового батальона служили: для штурмовых рот — люди из депо 50-го пехотного полка, для минометных подразделений – из депо 29-го пионерного батальона, для легких пулеметных подразделений – из 3-го батальона Деберицкой пулеметной школы [Танеев. Указ. соч. С. 4.]. Требования к личному составу были столь высоки, что при переформировании 4-х егерских батальона в штурмовые было отсеяно более 500 человек [Drury I. Р. 21.].

Штосструппен Второго рейха. Часть 3

Унтер-офицеры и солдаты, как правило, моложе 25-летнего возраста, имеющие хорошую физическую форму, неженатые (если женатые — то бездетные). Главный критерий отбора – инициатива и личная храбрость. Так, один из приказов отмечал, что служба в штурмовой части — большое отличие. Ведь штурмовое дело не только освобождало от обычной окопной службы, но и предоставляет лучшие пищу и содержание, более щедро раздаются и награды. Не показавший достаточно старания и личных достоинств должен исключаться из штурмовой части [Танеев. Там же].

Штурмовые батальоны укомплектовывались обстрелянным и опытным личным составом. Не зря они начали реализовывать и учебные функции – именно штурмбаты как постоянные штурмовые части. Учреждение штурмовых батальонов должно было облегчить подготовку как можно большего количества офицеров и унтер-офицеров в качестве инструкторов позиционной войны и ближнего боя и позволить добиться новых усовершенствований применительно к способам атаки вражеских укрепленных позиций [Там же. С. 1.]. 

Личный состав штурмовых частей, находившихся вне зоны боев, занимался подготовкой новых штурмовиков. Унтер-офицеры и солдаты армейских частей проходили в составе штурмовых батальонов краткосрочную подготовку, а затем, возвратившись в свои подразделения, применяли новые тактические идеи и навыки, приобретенные во время обучения.

В первую очередь этим занимался образцовый штурмовой батальон Рора. В соответствии с инструкцией 1916 г. половина состава батальона должна была находиться на фронте, а вторая половина — на специальных курсах заниматься обучением пехотинцев новой тактике. Данные курсы находились в Бовиле. Причем батальон занимался не только вопросами переподготовки, он готовил и инструкторов штурмового дела.

В декабре 1915 г., например, через батальон Рора прошли сотни военнослужащих 12-й ландверной дивизии – получая штурмовую подготовку, ландверовцы приобретали навыки новейших тактических построений, читали карты, штурмовали учебные оборонительные рубежи.

Унтер-офицерам прививали навыки самостоятельности (унтер-офицер – младший командир, а не простой исполнитель офицерских приказов, должен был держаться уверенно и проявлять разумную инициативу). Рядовые должны знать все способы ведения боя.

Обучение военнослужащих включало теоретический и практический курсы.

Цель первого — ознакомление командированных офицеров и унтер-офицеров (на основе свежего боевого опыта) с тактическими приемами, спецификой позиционной войны, с применением боевых средств, взаимодействием сил и средств (прежде всего штурмовых) в бою. Читались лекции, посвященные действию германского и вражеского оружия, взаимодействии между пехотой, пулеметчиками и артиллеристами как в наступлении, так и в обороне, налаживанию и поддержанию связи.


здесь и выше — бойцы штурмовых частей

Важнейшие задачи практического обучения — внедрение железной дисциплины (именно поэтому штурмовики позднее стали одним из оплотов порядка в разгуле хаоса революционной Германии), привитие уверенности в своей силе, любви к делу, закаливание характера и тела, выработка навыков ведения современного боя.

Для практического обучения штурмовиков строились специальные городки, оснащенные в соответствии с последним фронтовым опытом. Особо большую роль играл лагерь под Седаном. Практическое обучение штурмовиков включало отработку навыков траншейного боя, обращение с пулеметами (отечественными и вражескими), метание гранат всех типов, преодоление препятствий, разрушение проволочных заграждений, обращение с карабином и пистолетом, участие в комбинированных маневрах с применением огнеметов.

схема тренировочного городка для подготовки штурмовиков

Вначале проводилось индивидуальное, а потом групповое обучение, и, наконец, в рамках всего подразделения (когда применялся весь комплекс вооружения штурмового батальона). В ходе подготовки на учебных позициях отрабатывались атаки неприятельских окопов, захват нескольких линий вражеских позиций, контратаки, зачистка узлов сопротивления, действия против укреплений и пулеметов, отражение вражеских контратак. Штурмовики метали гранаты, таскали пулеметы, ползали по-пластунски, штурмовали линии траншей.

штурмовики в тренировочном лагере под Седаном, май 1917 г.

полоса препятствий в тренировочном лагере под Седаном. Август 1917 г.

Успех германцев в марте 1918 г. во многом объяснялся отличной подготовкой штурмовиков. Штурмбаты на учебных линиях обороны, идентичных реальным целям, многократно отрабатывали свои атаки. Комсостав имел крупномасштабные карты, созданные на базе новейших данных аэрофотосъемки. При подготовке широко использовались боевые патроны и гранаты, причем это иногда приводило к печальным последствиям. Так, очевидец вспоминал, как при проведении учебной атаки на оборонительные позиции сложной траншейной конфигурации использовались боевые гранаты, а один из пулеметчиков очередью срезал с лошади офицера, наблюдавшего за учениями [Drury I. Р. 25]. 

в тренировочном лагере под Седаном, 1917 г.

Ситуацию максимально приближали к боевой: использовали газы и дымы, цели были в натуральную величину, отрабатывали взаимодействие всех родов войск, а многократные упражнения штурмующих траншеи с использованием минометов, огнеметов и пехотных пушек бойцов, доводили действия последних до автоматизма. В основе подготовки лежали доведенная до совершенства техника броска в атаку, техника преодоления искусственных препятствий и техника гранатного боя в окопах. Бойцу требовалось заранее наметить путь движения в атаку — с учетом укрытий (ложбин, воронок и т. д.) и точек передышки, отработать технику движения. Такая подготовка атаки приводила к тому, что последняя осуществлялась стремительно, почти не нуждаясь в управлении. В метании гранат добивались такого совершенства — чтобы из изломов одного окопа или хода сообщения точно забросить гранату в обороняемый противником излом или окоп.

штурмовики

В преддверии последнего большого наступления германской императорской армии Э. Людендорф даже попытался создать штурмовые соединения — т. н. ударные или штурмовые дивизии. Но прогрессирующий дефицит качественной живой силы вынудил его отказаться от планов превратить в штурмовые все пехотные дивизии: зимой 1917/18 гг., планируя большое наступление на западе, он увидел что слишком много солдат перешагнули 30-летний рубеж или не имели необходимой физической подготовки. Генерал провел реорганизацию, собрав молодых бойцов в ударных дивизиях – на каждую ударную приходилось в среднем по 3 позиционных дивизии более низкой боевой ценности. Последние укомплектовывались юнцами и пожилыми людьми, имели минимум оснащения, отличаясь более низким боевым духом. Ударные соединения получали львиную долю артиллерии, предметов снабжения, боеприпасов и времени для подготовки. В их ряды отправлялись наиболее крепкие бойцы. Но массовые соединения не обладали качеством подготовки и элитарностью штурмовых батальонов.

Униформа и снаряжение.

Германская пехота Первой мировой войны имела одну из наиболее практичных униформ. Униформа образца 1910 г., напоминая о днях победы Франко-прусской войны, хорошо подходила для маневренных кампаний, но с переходом боевых действий в позиционную стадию форма начала меняться. Венчавший шлем шишак не имел практической функции, отлично указывая местоположение германского солдата. Поэтому фронтовики старались избавиться от этой детали своего головного убора. В 1915 г. вводится шлем нового образца — со съемным шишаком и матерчатым чехлом. Новый шлем изготавливали не из кожи (ее становилось все меньше), а из фетра, металла и даже прессованного картона.

Первые штурмовики в 1915 г. носили стандартную униформу – в тот период форма бойцов на передовой отличалась от установленного образца только незначительными деталями. В соответствии с еще довоенной программой, вместо брюк полевого серого цвета (фельдграу) вводились штаны каменно-серого-цвета (штенграу) – ведь материя фельдграу быстро выцветала. Взамен кителя образца 1907/10 гг. появился новый, более практичный, не имеющий ложных клапанов (на месте отсутствующих карманов), но имеющий отвороты вместо характерных манжет. Солдатам приказали зачернить кожаные предметы: ремни, сапоги, патронные сумки – правда, во фронтовой обстановке не всегда это удавалось. Стрелки и егеря сохранили форму характерного серо-зеленого оттенка, тогда как униформа в пулеметных частях стала серо-защитной. Это, естественно, касалось и носивших униформу «родных частей» штурмовиков. Обозначения принадлежности к воинской части ограничились номером на погонах, в то же время полковые галуны сохранились, хоть теперь нашивались лишь на воротник. Унтер-офицерский галун упростился – и его стали нашивать только на углах воротника, тогда как манжетный галун стал небольшим отрезком, нашиваемым в верхней части манжеты. Довоенную шинель заменила серо-защитная единая шинель, предназначенная для военнослужащих независимо от принадлежности к роду войск.

реконструкция вооружения и снаряжения бойца германских штурмовых частей 1917-18 гг. Одет в полевую блузу и полевые брюки из серой ткани, ботинки с обмотками, на голове стальной шлем образца 1916 г. Из вооружения – карабин Маузера 98А, гранаты, траншейный нож – характерное оружие штурмовых частей. Из снаряжения – лопата, противогаз, на шее патронташ на 70 патронов, два мешка для гранат.

С 1915 г. в войска стал поступать противогаз, состоявший из маски прорезиненной ткани и фильтрующей коробки (съемная; носилась и запасная).

21. 09. 1915 г. германская армия получила новую униформу. Китель заменила блуза (хоть старые кители носили до конца войны), имевшая более свободный покрой. Она имела спереди 2 больших косых кармана, застегиваясь на выкрашенные в серый цвет металлические пуговицы (для дополнительной маскировки пуговичные петли закрывала планка). Шили блузу из темной ткани фельдграу, отделывая отложной воротник зеленой тканью. Ранец образца 1895 г. с крышкой телячьей кожи оказался слишком неудобным для траншей. На Восточном фронте ранец носился до конца войны, а на Западном он уступал место «штурмовому вьюку», состоявшему из плащ-палатки и шинели, свернутых в скатку и обернутых вокруг котелка. Такая конструкция была легче и компактнее. Иногда старые ранцы использовали за пределами линии фронта (во время маршей), но в основном они сдавались в обоз.

снаряжение бойца-штурмовика

Только в начале 1916 г. штурмовики получают новый предмет экипировки, выделивший их из армейской массы — стальной шлем, ставший со временем своеобразной эмблемой германской армии. Этот шлем штурмовики на протяжении 1915 г. испытывали вместе с различными видами бронежилетов. Германский шлем, прозванный англичанами «ведерко для угля», изготавливался из кремне-никелевой стали и весил 1,2 кг. Благодаря назатыльнику и заушинам он гораздо лучше защищал голову бойца, чем французский шлем Адриана или английский (напоминающий о временах средневековья) «тазик для бритья». Внутри шлема находился амортизатор, а подбородочный ремень регулировался по длине. Два ушка, торчавшие по бокам шлема, позволяли закрепить дополнительный бронелист. Шлем носили, как правило, караульные и снайперы, тогда как среди обычных пехотинцев он вначале встречался нечасто. Штурмовики носили шлем поголовно. Как отмечал английский документ, немцы высокого мнения о своих шлемах, за очень короткое время заслуживших в армии большое довериe [Тактические приемы германской армии по опыту боев 1916 г. на Сомме. С. 23]. 

Вначале батальон Рора испытывал различные образцы бронежилетов — последние должны были сократить потери личного состава. Помимо бронежилетов испытывались штурмовиками и щиты. Но несовершенство технологии того времени приводило к тому, что приходилось изготавливать щиты из достаточно толстых стальных листов – и щиты были слишком тяжелыми и неудобными в атаке. Такой щит больше мешал, нежели защищал. Бронежилеты оказались также неудобными, и использовали их, преимущественно, наблюдатели и часовые — бойцы, которым не не надо много двигаться. Более активно использовались «кирасы» и «панцири» отделениями ручных пулеметов штурмовых групп. И к началу наступления под Верденом, февраль 1916 г., штурмовики внешне заметно отличались от пехотинцев. Например, если многие штурмовики носили стальной шлем, большинство пехотинцев продолжало носить пикельхаубе со снятым шишаком.

Солдаты-штурмовики носили и снаряжение, адаптированное к их специфическим задачам. Они быстро отказались от использования подсумков, начав распихивать патроны по карманам кителя. Позже тройной подсумок начали носить на одном боку, в то время как на другом боку — на ремне — траншейный кинжал. Винтовка носилась за спиной, а поясной ремень с патронными сумками отсутствовал. Запасные винтовочные обоймы находились в переброшенном через шею матерчатом патронташе (до 70 патронов). Каждый штурмовик имел не менее десятка ручных гранат (сколько мог унести) – их носили в подвешенных через плечо мешках. Некоторые штурмовики имели кусачки для того чтобы проделывать проходы в проволочных заграждениях. Еще одной отличительной особенностью штурмовика было то, что он носил ботинки с обмотками вместо сапог. На локти и колени нашивались большие кожаные заплаты — усиливая проблемные (при постоянном ползании) места. Из личных вещей штурмовики носили с собой котелок и шинель в скатке.

Инструкция 1917 г. называла в качестве обязательных атрибутов снаряжения штурмовика стальной шлем, противогаз, 2 сумки для гранат, 2 водяные фляги и вещмешок. Т. к. к концу 1916 г. штурмовые батальоны появились во всех армиях Западного фронта (и солдаты в их составе служили определенное время, затем возвращаясь в свои части), к середине 1917 г. в большинстве пехотных батальонах служили унтер-офицеры и офицеры, прошедшие подготовку в штурмбатах. Возвращались в свою часть, они приносили с собой не только новейшие тактические приемы, но и характерную форму. В автобиографическом романе «Война» Л. Ренн вспоминал, как новый офицер части спрашивал фельдфебеля о том – зачем он носит обмотки и заплаты, если это не положено по уставу. Когда последний объяснил, что служил в штурмбате, капитан удовлетворился, т. к. собирался создать в своей части штурмовой взвод, но многим офицерам не нравилось, что такие унтера не только носят особенную форму, но и имеют собственные тактические взгляды.

Характеризуя знаки отличия штурмовиков, стоит отметить, что последние носили униформу «родных» частей или присвоенную при формировании. Последнее характерно для штурмбатов – т. е. постоянных частей. Но и последним присваивалась форма частей, которые пошли на их формирование (так, 1-й, 2-й и 3-й штурмовые батальоны носили форму легкой пехоты, а 10-й и 5-й (Рора) – инженерных частей). На погонах проставлялся номер штурмбата. Так, бойцы 1-го штурмового батальона на полевых серых с белой выпушкой пехотных погонах имели красную цифру «1», 3-го егерского — на серо-зеленых с зеленой выпушкой егерских погонах красную цифру «3», а батальона Рора — на черных с красной выпушкой инженерных погонах красную цифру «5». Общий для всех — красный цвет номера батальона на погонах.

Здесь и выше — образцы шлемов, бронежилетов и нагрудников

Официально утвержденные знаки отличия штурмовиков отсутствовали. В германской армии было запрещено носить неуставные нашивки – правда штурмовики этот запрет часто игнорировали. Так, изображенные на одной из фотографий штурмовики на левом рукаве носят темную нашивку в форме гранаты. А бойцы штурмовой роты 23-й резервной (саксонской) дивизии, которая была придана 12-му армейскому корпусу, на левой руке носили зеленую повязку с белыми кантом и буквой S. Официально оказались подтверждены лишь некоторые из эмблем специализированных частей: инициалы «MW» (Minenwerfer) на погонах минометчиков и «мертвая голова» огнеметчиков. Так, реддемановские гвардейские огнеметчики при штатной полевой униформе с саперными погонами (черные, окантовка красная, без номера) и гвардейскими петлицами-«катушками» на обшлаге левого рукава несли специальный знак отличия, пожалованный кайзером Вильгельмом — круглую черную нашивку с изображением серебряной «мертвой головы». В зимних операциях применялись белые маскхалаты. Характерные детали обмундирования всех штурмовиков — кожаные накладки на коленях и локтях, буква S зеленого сукна («stormtrooper» — т. е. штурмовик) либо изображение гранаты (характерно для штурмовых подразделений пехотных частей) на левом рукаве блузы, а вместо сапог — ботинки с обмотками. Нередко штурмовиками на шлемы и противогазные коробки наносился маскировочный камуфляж.

Снабжение бойцов в окопах сопряжено с большими трудностями — доставка на передовую продовольствия и боеприпасов действовала ненадежно. И бойцы, отправляясь на передний край, брали с собой 5-дневный продовольственный запас. Чтоб разогреть в траншеях пищу, использовали маленькие горелки, которые работали на сухом спирте, тогда как для того, чтоб доставить горячие суп и кофе, пользовались специальными флягами-термосами. Но когда интенсивность артобстрела сокращалась, на передовую незамедлительно отправлялось продовольствие. Т. к. в Бельгии и Северной Франции многие источники воды были не пригодны для питья, пришлось организовать систему водоснабжения — появились колодцы, были проложены трубы и установлены насосы. Сахарные заводы, пивоварни и др. предприятия стали водоочистительными пунктами. Водопроводы с питьевой водой прокладывали как можно ближе к передовой — иногда достигая передних траншей. Кроме воды солдаты получали и минеральную воду – иногда прямо с действующих фабрик. Запасы последней организовывались близ передовой. Отправляясь на передовую, бойцы получали по 2 бутылки пресной воды и столько минеральной, сколько могли унести.

В 1914 г. в дневной паек рядового, находившегося в полевых условиях, входили 750 г хлеба (или 400 г бисквитов), 375 г мяса или 200 г солонины и др. продукты. Мясной рацион, постепенно сокращаясь, к концу 1915 г. упал до 350 г, а к октябрю 1916 г. – до 250 г. Один день в неделю стал постным. Младшие командиры дополнительно получали в день 125 мл бренди (либо рома) или 250 мл вина либо поллитра пива. Также на день полагалось 30 г трубочного табака или 2 сигары (сигареты). Часто довольствовались сухпайком (200 г солонины или бекона, 250 г бисквитов, 150 г консервированных овощей, 25 г соли, 25 г кофе). Штурмовикам выдавали усиленный паек.

Германские и австрийские солдаты питаются из одного котла. Итальянский фронт, октябрь 1917 г. Снимок сделан вскоре после прорыва штурмовыми частями итальянского фронта у Капоретто

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.