Штосструппен Второго рейха. Часть 4

Тактика

Программа подготовки германской пехоты в ходе войны неоднократно менялась. Время на подготовку было сокращено, а интенсивность повышена. Пехотные части большинства воюющих армий действовали в начале войны, развернувшись в линию стрелковых цепей с примерно одинаковыми интервалами между бойцами. Такая тактика влекла высокий уровень потерь, но данное обстоятельство мало кого смущало. Среди германского командования единое мнение применительно к тому — как следует пехоте наступать через открытые пространства под воздействием плотного артиллерийско-стрелкового огня — отсутствовало. С одной стороны, было очевидно, что для сокращения потерь пехоту необходимо рассредоточить — но в 80-90 гг. XIX в. многие генералы против этого возражали – полагая, что хоть плотные цепи за короткий срок и понесут большие потери, но будут легче управляемы и, значит, окажутся мобильнее и быстрее пересекут открытые пространства, понеся, соответственно, не столь высокие потери. Но эта теория была дискредитирована в ходе Англо-бурской войны – когда дальнобойные винтовки Маузера прижимали к земле английскую пехоту. Немцы в первые годы XX вв. стали внедрять в войска элементы т. н. «бурской тактики» — построение редкими цепями, но скоро от нее отказались, ведь управление было затруднено: когда 80 человек взвода растягивались по 300-метровому фронту, командир взвода управлять своим подразделением уже был не в состоянии.

штурмовая группа в атаке. Мартовское наступление германцев 1918 г. Для передвижения по нейтральной полосе бойцы используют воронки

Т. к. подготовкой личного состава в условиях территориальной военной системы, принятой в Германии, занималось командование военных округов, возник разнобой: если в некоторых округах пехотинцев учили наступать редкими цепями, то в других — плотным строем. Бесценный опыт Русско-японской войны был германцами (и совершенно зря) проигнорирован.

1914-й г. все поставил на свои места: русские и французские пулеметчики безжалостно выкашивали шеренги наступающей германской пехоты. Но, несмотря на потери, германские пехотинцы обладали одной из лучших подготовок в Европе. Например, даже к концу 1918 г. от 25 до 30% состава германской армии составляли солдаты довоенной службы, тогда как, например, немногие британские роты могли похвастаться 1-2 ветеранами, начавших служить до войны. Во время войны вырабатывались новые методы и формы действий пехоты и элиты последней – штурмовых войск.

подразделение ручных пулеметов в бою

Новейшая наступательная тактика оформилась к 1916 г. До сих пор немцы держали в передовых окопах всех солдат, стараясь не уступать ни клочка территории — но данная тактика обходилась пехоте дорого.

В соответствии с Инструкцией по обороне, увидевшей свет в декабре 1916 г., передовую линию (глубина 500 — 1000 м) требовалось лишь прикрывать немногочисленными передовыми постами – боровшимися с вражескими дозорами и вносившими расстройство в ряды наступающей пехоты противника. Главная оборонительная линия проходила сзади – как правило вдоль обратного ската высоты (3 линии траншей). В 2 км позади последних сооружались замаскированные, расположенные в шахматном порядке бетонные доты, находившиеся в огневой связи друг с другом. Отведенные назад основные силы пехоты предназначались для контрударов — когда продвижение противника начинало приостанавливаться. Ну а когда наступающие утрачивали поддержку пулеметов и артиллерии, тут-то германцы переходили в контратаку, отбивая позиции.

Штурмовики отдыхают. Май 1917 г. Западный фронт

Новая оборонительная тактика основывалась на системе контратак — особенно фланговых. С помощью фланговых ударов отбивались свои позиции, отсекалась пехота противника, достигшая 2- 3 линий окопов. Отрезанные части не могли вызвать артподдержку и пополнить боекомплект, соответственно, легко ликвидировались. Тактика контрударов еще более подняла значение штурмовиков. Стремительный бросок пехоты стал главной причиной многих успешных дел германской армии в 1917-18 гг. Необходимо было реанимировать в привыкшей к окопному сидению пехоте навыки маневренной войны: и зимой 1917/18 гг., в преддверии большого наступления, осуществлялись соответствующие занятия.

Штосструппен Второго рейха. Часть 4

Немецкие штурмовики в полном штурмовом снаряжении

Пехотинцы учились метко стрелять — восстанавливая искусство, утраченное пехотой всех армий Западного фронта. К февралю 1918 г. батальоны ударных дивизий практиковали марш-броски, за сутки проходя до 60 км. Освоив подобные темпы, немцы при прорыве Итальянского фронта под Капоретто овладели инициативой, не дав своему противнику времени для перегруппировок.

Нагрузка на пехоту была очень велика – ведь в данный период германская армия испытывала острую нехватку конского состава и автотранспорта. Наставления, в соответствии с которыми готовилась пехота в 1918 г., созданы на основе руководств для штурмбатов. Новая германская пехотная тактика оказалась для союзников сюрпризом.

Германское штурмовое подразделение с пулеметами «Мадсен». Западный фронт, 1918 г. Пример групповой тактики, когда ядром группы становился пулемет

Штурмовые войска должны вести за собой пехоту, расширять горловины прорывов, овладевать неприятельскими пулеметами, траншеями и блокгаузами, поддерживать пехоту при обустройстве на занятых позициях. Именно в 1917-1918 гг. формируется групповая тактика, основой которой становятся группы бойцов, сгруппировавшиеся вокруг ручных (легких) пулеметов. Основной тактической единицей становится отделение, которое расчленялось на пулеметную (2 солдата — расчет MG08/15 и 2 подносчика боеприпасов) и стрелковую (8 — 10 стрелков, возглавляемых унтер-офицером) группы. Разбиваясь на тройки, штурмовики атаковали траншеи с фланга. Метатели гранат двигались в 1-м эшелоне наступления.

Штурмовой батальон следовало применять лишь для ударных задач повышенной важности либо для важных контратак и других значимых действий. Штурмовые группы, выделяемые из состава батальона, распределялись между пехотными батальонами.

миномет в бою. Июль 1916 г

Заранее (за 1-2 дня до боя), осуществлялась подготовка: резалась проволока, проделывались проходы в заграждениях. В ходе атаки штурмовые группы, приданные пехоте, пробивали бреши во вражеской обороне, сооружали переходы через окопы противника, уничтожали пулеметные точки и полевые укрепления, закрепляли захваченные позиции. В атаке, прикрываясь заградительным огнем артиллерии, штурмовики двигались группами (используя воронки и рельеф местности). Усиленные группы обеспечения располагались на флангах. Германская инструкция периода битвы на Сомме определяла, что ударный отряд, поддержанный отборной пехотой — первая атакующая волна. Его не следует (в целях придания стойкости) вливать в пехоту. Каждый ударный отряд получает специальную задачу и определенную цель [Тактические приемы германской армии по опыту боев 1916 г. на Сомме. С. 31.]. 

Т. о., хоть и будучи приданы пехоте, штурмовики не растворялись в последней, а самостоятельными группами шли на острие атаки, вновь после атаки собираясь в составе батальона. Если штурмовой отряд должен применяться для контратаки, то за несколько дней до последней его подводили на место – для подробной рекогносцировки местности [Там же.]. В отличие от итальянцев (создавших Штурмовой корпус) немцы считали объединение штурмовых частей в рамках крупных войсковых единиц нецелесообразным, т. к. восполнять потери специально обученных людей очень трудно [Там же]. Приказ на вывод штурмового батальона из боя мог быть отдан лишь командующим операцией.

пулеметчики, февраль 1917 г

Интересна тактика с применением огнеметного оружия, что иллюстрируют события у Скробовского ручья. Так, если окопы противников находились близко друг к другу, огнеметчики действовали или из своих окопов, или с бруствера последних. Если расстояние требовало продвижения – они действовали группами по 5 -10 человек (основа группы – огнемет; кроме огнеметчиков в состав группы входили гренадеры и бойцы с ручными пулеметами или пистолетами-пулеметами). В зависимости от обстановки гренадеры шли впереди, по бокам огнеметчика или позади него. За огнеметчиками наступала пехота. На дистанции в 150 шагов от русских окопов огнеметчики создавали дымовую завесу — направляя струю из огнемета на землю (формировался дым, под прикрытием которого продвигались вперед). Достигнув окопов, огнеметчики шли вдоль них, поливая окопы и их защитников. Тактическая единица — группа из 2-х огнеметных отделений и нескольких метателей гранат или гранатометчиков. Взаимодействие огнеметчиков и штурмовиков было наиболее эффективно — штурмовые подразделения прикрывали и зачищали, а огнемётчики, поражали уцелевшие огневые точки и узлы сопротивления. Для зачисток применялись как ручные гранаты, так и огнеметы. Захваченный окоп или ход сообщения на протяжении 25 м очищался и баррикадировался от противника подручным материалом – и затем начинались работы по перелицовке и укреплению позиций.

огнеметы в бою

Особенно детально действия штурмовиков регламентировались при подготовке Большого наступления 1918 г. Инструкции отмечали важность для успеха наступления наличия хорошо подготовленных и сколоченных ударных частей (пример — контратака у Камбрэ). Штурмовые (ударные) части, обладающие высокой ударной силой и способные решать самые сложные задачи, должны появиться в каждой дивизии. Там где их еще нет — они должны создаваться caмими дивизиями [Иохим. Подготовка германской армии к большому наступлению во Франции весной 1918 г. М., 1932. Ч. 2. Пехота. С. 14]. Ударные части должны обеспечиваться всеми необходимыми ресурсами – включая орудия сопровождения. Личный состав дивизионных штурмчастей по другим ударным частям распределяться не должен. Дивизионные штурмовые части — образец для ротных, батальонных и полковых ударных подразделений. Они – участник всех дивизионных занятий.

штурмовое подразделение в воронке

Независимо от дивизионных штурмовых частей действовали штурмовые батальоны — наиболее стойкие и качественно подготовленные штурмовые части армейского масштаба. В особо серьезных случаях дивизия могла ходатайствовать о придании ей подразделений армейского штурмового батальона (дивизии, как правило, придавалась штурмовая рота в полном составе). Для реализации особо серьезных задач дивизия, в свою очередь, придавала свои штурмовые части полкам — усиливая последние и специальными подразделениями из штурмовых батальонов. Командиры, которым придавались штурмовые и ударные части, были обязаны совместно с командованием последних провести разведку и тщательно продумать весь спектр мероприятий, необходимых для выполнения задачи. Так, 3-й егерский штурмовой батальон в феврале 1918 г. включал до 40 ударных групп с полным обеспечением (24 легких пулемета, 4 ручных пулемета Льюиса (распределены между 4 ротами), 8 легких минометов, 6 пехотных орудий и 8 легких огнеметов [Там же. С. 15]. В наступлении пехотной роте придавалась 1 штурмовая группа (или 12 штурмовых групп на дивизию; на наиболее важных участках — до 20). Кроме своих пулеметов штурмовикам передавали пулеметы, взятые у пехоты с пассивных участков.

группа штурмовиков

Залог успеха — тщательная разведка и не менее тщательная подготовка атаки. После вклинения во вражескую оборону начиналось постепенное распространение по траншеям. Во время крупного наступления (прорыв) штурмовые части при поддержке вспомогательных боевых средств и пехоты были обязаны безостановочно рваться в глубину обороны противника — под прикрытием перемещавшегося огневого вала. Штурмовикам предписывалось, что при встрече упорного сопротивления они не должны отвлекаться на узлы сопротивления – это дело пехоты. При поддержке пехотных орудий и под прикрытием огневого вала штурмующие вклиниваются все глубже в оборону противника. Особое внимание следовало обращать на вопросы взаимодействия передовых волн со штурмовыми частями, тщательно поддерживая связь [Там же. С. 16.].

штурмовики вручную перемещают траншейные орудия

Иногда, после достижения последней линии вражеских окопов либо после захвата артиллерии противника, из состава волн выделялись разведывательные волны (в пределах ротных полос наступления), устремлявшиеся еще глубже. Разведволна представляла собой редкую стрелковую цепь, за которой в 200 — 250 м наступала штурмовая волна из 2-х линий на 50-метровых дистанциях. В состав группы входили штурмовые отряды, усиленные пехотой и максимальным количеством огнеметов и легких пулеметов. Позади штурмовой волны двигалось столько пехотных волн, сколько требовалось для обеспечения необходимой глубины наступления (дистанции между волнами до 150 м). В состав волн входило по несколько пулеметов — станковых на салазках и облегченных станках и салазках — они должны были, занимая командующие позиции, вести активную огневую поддержку [Там же. С. 17.]. Задача разведывательной волны – как можно быстрее обнаружить вражеские опорные пункты и гнезда сопротивления, проинформировав штурмовую волну. Последняя овладевала этими пунктами — желательно охватывающим ударом. Штурмовые части и приданные подразделения, входившие в ее состав, продвигались цепями, рядами или группами — в зависимости от специфики местности при поддержке артиллерии усиления и минометов.

При последующем развитии наступления вглубь вражеской оборонительной полосы рекомендовалось штурмовой батальон и приданные средства придавать в первую очередь тем частям, которым придется действовать на закрытой и пересеченной местности. Для повышения качества взаимодействия войск и штурмовых частей признавалось полезным привлекать их к совместным занятиям и знакомиться с районом будущих действий заранее. Пехотные орудия штурмбата всегда взаимодействовали со своими штурмовыми частями, не используясь для поддержки пехотных частей. Строй для штурмовых подразделений штурмовой волны — групповой, а для пехоты других волн – цепями. Групповая тактика ударников была официально закреплена.

расчеты пулеметов

Психологическая нагрузка солдата Первой мировой была очень высока: бои длились недели и месяцы, а противники буквально зарывались в землю. Поля боя – кладбища, изрытые снарядами. Линия фронта (особенно Западного) почти не двигалась. Все это разрушающе действовало на психику человека. Штурмовики находились несколько в другом положении: они, как правило, не участвовали в позиционной обороне, не меся траншейную грязь (их доставляли на грузовиках к фронту, и после того как в темноте они наносили внезапный удар, к рассвету возвращались на базу, как правило с трофеями; ждать контрудар противника – доля пехоты, оставшейся на позициях). Также как подводников и летчиков-истребителей, штурмовиков окружал романтический ореол. Штурмовик – герой немецкой прессы. Если в 1914-16 гг. германская пропаганда эксплуатировала образ рыцаря, то в 1917 – 18 гг. рыцари уступили место героям в касках и с гранатными мешками. Штурмовые батальоны поднимали боевой дух во всей армии – и не зря многие новобранцы мечтали оказаться в их рядах. А боевой дух в штурмовых батальонах был выше, чем в целом по армии.


Плакат с изображением штурмовика

Окончание следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.