Туркменскому эльдорадо, похоже, приходит кирдык

В минувший четверг во время совещания, посвящённого открывающемуся в Ашхабаде чемпионату мира по тяжёлой атлетике, президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов поднял над собой золотой гриф от штанги. Не бог весть какое спортивное достижение. Стандартный гриф штанги тянет на 20 килограммов. Такой вес вполне по силе развитому подростку.
Тем не менее, участвовавшие в совещании туркменские министры наградили своего президента бурными аплодисментами.

Хотели как лучше…

Гурбангулы Бердымухамедов не первый раз демонстрирует туркменам свою молодецкую удаль. Он уже гарцевал на породистом скакуне, метал в цель ножи, метко стрелял. Теперь вот осилил золотой гриф штанги. Спустя день после нового «спортивного подвига» президента состоялось другое заседание кабинета министров Туркмении. На нём обсудили выполнение программ социально-экономического развития страны.

Многословный отчёт туркменского официоза не даёт ясной картины, что же решило правительство страны по такому важному для людей вопросу. Подробно описано обсуждение оперативных хозяйственных дел – посева озимых, уборки урожая хлопчатника, работ по благоустройству туркменской столицы и т.д.

Было уделено место анализу «успешной реализации «Программы развития нефтегазовой промышленности страны на период до 2030 года». Но и тут всё потонуло в общих словах о «важности наращивания объёмов добычи, переработки и экспорта нефти и природного газа, производства разнообразной нефте- и газохимической продукции, востребованной внутри страны и на мировых рынках».

Меж тем проблемы в нефтегазовой промышленности Туркмении уронили её в жёсткий социально-экономический кризис, выхода из которого пока не видно. История эта тянется с начала нынешнего века, когда прикаспийское государство и в самом деле благоденствовало.

Первый президент Туркмении Сапармурат Ниязов назвал то время «золотым веком». В подтверждение этого ему поставили более десяти тысяч памятников, частью золотых или позолоченных. Простые туркмены попали в «коммунальный рай». Стали бесплатно получать газ, воду, электричество, пищевую соль и благодарить великого «сердара» (вождя) за предоставленные блага.

Они обеспечивались поставками газа на иранский рынок (около 7 млрд. куб. м газа) и российскому «Газпрому» (порядка 11 млрд. куб. м). Партнёры периодически ссорились (Ашхабад требовал поднять цены за поставки и даже сам произвольно выписывал счета по новым ценникам). Потом мирились, и газовые доллары снова пополняли туркменский бюджет.

Всё было хорошо, пока, как в старом анекдоте, не захотели сделать ещё лучше. Туркмения занимает четвёртое место в мире (после России, Ирана и Катара) по объему доказанных запасов газа – 17,5 трлн. куб. м (9,4% мировых запасов). Богатство огромное. Широким жестом Ашхабад предложил его Пекину.

Выходя на сотрудничество с Китаем, туркменские лидеры размечтались об увеличении экспорта газа до 180 млрд. кубометров и пообещали соотечественникам засыпать страну газовыми долларами. Под эти планы второй президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов даже ввёл бесплатную раздачу бензина (по 40-200 литров в месяц в зависимости от класса машины).

За фасадом «спортивного подвига»

Наступала «эпоха счастья и могущества», как назвал её сам Аркадаг («покровитель» – таков сегодня официальный статус нынешнего президента). Продлилась она недолго. Бензин перестали бесплатно раздавать ещё четыре года назад. С 1 января 2019 года закроются ворота и в «коммунальный рай».

В стране свирепствует безработица (в этом статусе теперь 60% трудоспособного населения), не хватает продовольствия, даже муки. Полки магазинов опустели, как было это в девяностые годы. Бердымухамедов попытался поправить положение. Взял под продовольствие кредит у России на 2 млрд. долларов, но деньги быстро проели, а ситуация не переменилась.

Тому две причины. Во-первых, туркмены окончательно рассорились с иранскими и российскими газовиками, затребовав с них по 240 долларов за тысячу кубов газа. «Газпром» без проблем отказался от такого сотрудничества. Ирану пришлось посложнее. Замещая туркменский газ, он протянул в северные районы страны новый газопровод проектной мощностью 14,6 млрд. кубометров в год, и так решил проблему.

Второй причиной неприятностей Туркмении стала великая газовая дружба Ашхабада и Пекина. Начиналась она многообещающе. Китай выделил Туркмении кредит в 6,5 млрд. долларов на строительство трех ниток газопровода суммарной мощностью 55 млрд. кубометров газа в год. Кроме того, почти 20 млрд. долларов проинвестировал в разработку туркменских газовых месторождений.

Суммы получились приличные. В большинстве своём они благополучно вернулись в Поднебесную, в качестве оплаты работы китайских компаний. За Туркменией остался долг, который она теперь и гасит поставками газа. Больше того, вложенные в газовые месторождения китайские деньги оформлены разорительными соглашениями о разделе продукции.

Кроме того, к построенным газопроводам получили доступ Казахстан и Узбекистан, по территории которых проходит магистраль. Так что «трубой» Туркмения может распоряжаться только в объёме 35 млрд. кубометров газа. Этого крайне мало для безболезненного возврата заимствований. Тем более, что китайцы сговорились с туркменами по цене на газ всего в 185 долларов за тысячу кубометров (сравните с ценником для России и Ирана.)

Так вместо «счастья и могущества» Туркмения быстро скатилась в бедность и нищету. Это особенно остро ощутили жители сельской местности. Наиболее мобильные из них стали закупать продукты в столице. Но власть выставила против участников такого продуктового шопинга полицейские кордоны. Машины с продуктами из Ашхабада стали останавливать на трасах и штрафовать водителей. Такие факты привёл на днях сайт «ЦентрАзия».

В самой туркменской столице тоже несладко. Её жители потянулись за продуктами в страны Центральной Азии, Азербайджан, Иран, Турцию. Домой повезли лекарства, хлеб, сахар, колбасу, яйца, сигареты и пр. Власть среагировала быстро. Она запретила выезд из страны граждан моложе сорока лет.

Так пресекли не только продуктовый шопинг, но попытки людей уехать на заработки или постоянное место жительства. Как сообщает «ЦентрАзия», от владельцев туркменских паспортов только в российском посольстве в Ашхабаде скопилось свыше 25 тыс. заявлений на получение статуса переселенца. Примечательно, что среди претендентов на этот статус много коренных туркменов. С родины их гонит нужда.

На её фоне вызывающе смотрится богатство туркменских чиновников, менеджеров энергетических компаний, высших представителей силовых структур и прочих байствующих персон. Это раздражает простых людей. Свою опору они ищут у исламских экстремистов.

По экспертным оценкам, туркменский контингент среди сирийских боевиков и афганских моджахедов превышает несколько тысяч человек. Неспокойно и в самой Туркмении. В прошлом году здесь задержали 70 военнослужащих, продвигавших радикальный ислам прямо на территории воинских частей.

Восприимчивость туркменских военных к идеям исламистов объясняют частыми задержками (на месяцы) жалования, сокращением продовольственного пайка и трудностями, с которыми столкнулись их семьи и близкие. Копится гремучая смесь, которая может выплеснуться не только на Туркмению, но и на другие страны региона.

Тем временем лидер страны развлекает соотечественников своими многочисленными талантами. Ему активно помогают официальные СМИ. Они славят поэтический дар Аркадага (считается, что Бердымухамедов лично сочинил гимн Азиатских игр 2017 года), его способности диджея, а теперь и «золотого тяжелоатлета».

Только вот за фасадом этой пропагандистской мишуры остаются реальные проблемы Туркмении и её людей. Здесь пока не видят выхода из тупика, в который завела страну политика туркменского кабинета министров в самой чувствительной сфере – энергетике.

Автор:Геннадий Грановский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.