Украина хотела Европы? Пусть выходит из СНГ по сценарию «Брексита»!

​Уж сколько раз за последние годы Петр Порошенко говорил: «Остаточне прощевай!» России и «Российской империи». Он все прощается-прощается — и не уходит. Казалось бы, уже прекратил платить взносы в СНГ, уже своим указом отозвал представителей из рабочих органов Содружества, уже отметил то ли советский День пионерии, то ли украинский День Европы фразой: «Нам нечего там больше делать». И вдруг звучит его же речь, в которой он заявляет, что Украина выйдет лишь из «невыгодных» ей договоров, заключенных в рамках СНГ. То есть там есть и «выгодные» для Украины договоры? То есть «прощевай» все-таки не полное и не окончательное?

История с таким «выходом Украины из СНГ» длится уже давно. Помнится, еще в «оранжевые» годы различные министры иностранных дел Украины (и Борис Тарасюк, и Владимир Огрызко) неоднократно заявляли:

«Мы бы и рады выйти из СНГ, но дело в том, что Украина туда не входит».«Выйти можно оттуда, где ты уже есть», — в частности, ответил Огрызко в 2008 году на призыв Грузии последовать ее примеру, покинув ряды Содружества.Свою «хитрую» позицию украинские министры объясняли тем, что Украина в 1993 году не ратифицировала устав СНГ и, дескать, не является членом этого объединения государств. Этот «аргумент» украинцы приводят из года в год в те моменты, когда им не хочется что-то делать в рамках Содружества (в том числе выходить из него). Но при этом Украина всегда участвовала в работе объединения, даже дважды председательствовала в нем, подписывала и признавала договоры, заключенные в рамках СНГ, сполна пользовалась привилегиями нахождения в этом «клубе».

Украина и Россия являются основателями Содружества Независимых Государств Global Look Press/Christophe Gateau / dpa

В конце концов, не надо забывать, что Украина и Россия являются основателями Содружества Независимых Государств! 10 декабря 1991 года Верховная рада абсолютным большинством ратифицировала соглашение о создании СНГ, и этот документ по сей день является действующим. Когда различные украинские политологи с умным видом рассказывают нам, что «Украина является участником, а не членом СНГ» (еще бы кто пояснил, в чем разница!), то стоит им напомнить, что в упомянутом соглашении нет понятия «участник», а значатся «государства-члены Содружества». Подчеркиваю, никто этот документ не отменял, он является частью законодательства Украины, и нарушать его не может ни один президент.

Всего семь лет назад Украина еще выпускала памятную монету к 20-летию СНГ, и ее тоже никто не изымал из оборота. Я что-то не помню, чтобы Киев чеканил монету в честь юбилеев Британского Содружества, куда Украина не входит. Кстати, не секрет, что СНГ в свое время «лепили» по образу и подобию именно этого британского образования. Потому его и назвали содружеством, потому и получилось оно столь аморфным и расплывчатым. Это уже позже появился Маастрихтский договор, а с ним — и новая модель Евросоюза, более структурированная, более обязательная, более централизованная.

Фактически сразу после этого Россия стала выступать с различными инициативами по большей централизации СНГ, однако обязательное требование консенсуса при принятии в нем решений делало это невозможным. Тогда Москва выбрала верный путь «матрешечной» структуры Содружества — развивать внутри него более эффективные интеграционные проекты, оставив за СНГ общие функции, сводящиеся к гуманитарным задачам.

Однако в 2008 году была совершена ошибка — появился так называемый «грузинский прецедент». Когда Грузия решила, хлопнув дверью, выйти из СНГ, она нижайше попросила сохранить действие нескольких десятков выгодных для нее договоров и соглашений экономического и гуманитарного свойства.

Не секрет, что СНГ в свое время «лепили» по образу и подобию Британского Содружества Наций Global Look Press/J.W.Alker

Честно говоря, с точки зрения любого союза, клуба, содружества — это нонсенс. Смысл каждого подобного объединения сводится к тому, что ты получаешь определенные привилегии в обмен на некие обязанности и взносы. Конечно, выгоднее всего сохранить привилегии и отказаться от обязательств. Даже аморфное Британское Содружество Наций, откуда постоянно исключают и куда принимают различные государства, не предусматривало сохранение льгот за ушедшим или исключенным членом. Иначе все будут туда вступать, чтобы, получив все привилегии, выйти и сохранить за собой полученные бонусы.

Однако просьбу Грузии решили уважить. Теперь, судя по заявлению Порошенко, по этому пути собирается двинуться и Украина: мол, мы вам платить ничего не будем, обязанности свои выполнять не хотим, но все, что нам выгодно (зона свободной торговли, взаимное признание дипломов и пенсионного стажа, единый режим транспорта, связи, почты и т. д.), мы за собой сохраним. Если и сейчас руководство Содружества пойдет по «грузинскому» пути, за Украиной рано или поздно последуют другие государства. Ведь так действительно выгоднее!

Правда, теперь у нас перед глазами и другой пример: выход Британии из Евросоюза. Когда на головы чиновников ЕС неожиданно обрушился «Брексит» (Brexit), Брюссель выбрал вполне логичный путь — сделать для Лондона выход максимально болезненным, «чтобы другим неповадно было».

Посмотрите, как жестко и цинично выкручивают руки Британии: хотите за собой сохранить привилегии нахождения в зоне свободной торговли — платите десятки миллиардов евро. И этот подход понятен, он диктуется чувством самосохранения Европейского Союза. Представить себе «грузинский» сценарий выхода Британии из ЕС никто в Европе не может. Да любая Голландия, Франция и тем более самая «евроскептичная» Греция моментально пойдут по тому же пути, после чего от Евросоюза ничего не останется.

Так что тут вопрос не в доброте или жесткости, вопрос — в прагматичном расчете на будущее. Если СНГ хочет сохраниться (пусть даже в виде нынешней аморфной структуры), оно должно предлагать Украине не «грузинский», а «европейский» сценарий выхода и делать для нее выход из Содружества таким же болезненным и дорогостоящим, как выход Британии из ЕС. В конце концов, Украина же выбрала «европейский путь развития» — вот пусть и следует примеру взаимоотношений между своим любимым Евросоюзом и его участниками.

Владимир Корнилов