Украина запустила процесс «самоликвидации»

Пока в украинском парламенте президент пытался уломать депутатов на принятие военного положения и умолял при этом хотя бы не так сильно материться, пока подсчитывалось количество областей страны, в которых его нужно вводить, пока выяснялось – будут все-таки выборы в назначенный срок или нет, никто почему-то не удосужился задаться другим вопросом: «А каковы будут последствия данного решение для экономики Украины?» Очень зря! Поскольку перспективы для таковой вырисовываются самые нерадостные.

Экономика и война – вещи не то, чтобы совсем уж несовместимые, но совместимые никак не на пользу первой. В принятом «со страшным скрипом» бюджете Украины на следующий год и так 5% скромного ВВП отдается на оборону. Вполне логично, что в новых реалиях и эта, не слишком посильная для кровоточащих останков украинской экономики цифра, будет пересмотрена в сторону увеличения. И что тогда? Тогда весь финансовый план государства рассыплется, как карточный домик. Что дальше? Естественно, уменьшать расходы. И тут – либо урезать социальные программы, ассигнования на туже медицину и тому подобное, что чревато социальным взрывом, либо… Не отдавать долги, прикрываясь «военным форс-мажором»! А ведь на будущий год Украина обязана выплатить по кредитам как раз рекордные суммы – 18 миллиардов долларов! И вряд ли кто-либо позволит ей от этого уклониться.

Так что введение военного положения для «нэзалэжной» — прямой путь к дефолту, и так весьма даже вероятному. Особенно, если учесть, что МВФ, на кредитной «игле» которого Украина сидит так плотно, что отсутствие очередного вливания для нее будет смерти подобно, крайне не любит все, связанное с войной. И пусть представляющий эту организацию в Киеве Йост Люнгман поторопился заявить о том, что не видит «формальных оснований» для прекращения сотрудничества, поскольку у фонда уже имеется опят работы со странами, где имелись военные конфликты, тут есть несколько серьезных «но». Во-первых, само по себе наличие конфликта и официально объявленное в государстве (пусть и его части) военное положение – это, как говорят в угодившей под ВП Одессе, «две большие разницы». А в МВФ сидят те еще крючкотворы… Ну, и украинский представитель уж точно не является в фонде лицом, принимающим окончательные решения. Самое главное, что в случае пересмотра бюджета (что, фактически, неизбежно) любые программы кредитования автоматически приостанавливаются и также пересматриваются.

Исходя из всего этого, более, чем вероятной выглядит перспектива если не полного сворачивания международного кредитования Украины, то возникновения на пути такового очень серьезных препятствий. Тут и сроки могут сдвинуться, и суммы уменьшиться самым кардинальным образом. А для и так крайне шаткой финансовой системы «нэзалэжной» любой такой «сюрприз» вполне может стать пресловутой последней каплей. Особенно, если учесть, что обвал гривны начался немедленно — стоило лишь прозвучать первым официальным заявлениям о введении ВП. Умиротворяющие заявления Нацбанка страны о том, что «все будет хорошо» украинцев почему-то ни разу не успокаивают. Доллары и евро пошли нарасхват, стоило лишь Порошенко открыть рот – что-то будет теперь, когда военное положение стало реальностью?

Несложно догадаться и о том, что никаких иностранных инвестиций Украина теперь не получит. От слова – «совсем». Если в правительстве что-то робко лепетали о 2 миллиардах долларов, которые, якобы должны в будущем году «зайти» в страну в качестве прямых иностранных вложений в ее экономику, то теперь и об этой смешной цифре (ранее для Украины минимальный объем таковых составлял 5 миллиардов ежегодно) придется забыть. Вкладываться в страну, то ли воюющую, то ли играющую в войнушку на законодательном уровне, желающих точно не найдется. Более того, можно не сомневаться в том, что все более или менее здравомыслящие предприниматели уж теперь-то точно задумаются о том, стоит ли вести там бизнес и примутся выводить капиталы из опасной страны.

В том, что введение ВП приведет к новой волне эмиграции из Украины всех, у кого есть хоть какая-то возможность покинуть ее пределы и малейшие перспективы устроить свою жизнь на новом месте, сомневаться не приходится. Порошенко может сколько угодно обещать, что никакой мобилизации не будет – вот только кто ж ему верит? Да и вообще, жить и работать в стране, которая начала превращаться в концлагерь, и теперь в любую секунду может стать им окончательно, вряд ли стоит. Тем более, что всех украинцев в самом скором времени ожидают такие неразрывно связанные с военным положением вещи, как обвальный рост цен на товары первой необходимости, продукты, лекарства, топливо, а то и попросту отсутствие таковых в продаже. И попавшим, и не попавшим в «зону действия» ВП регионам предстоит испытать это в полной мере – экономика-то на всех одна.

Военное положение еще не было утверждено парламентом, а еврооблигации Украины на международных финансовых рынках уже резко «обвалились». И так не слишком популярные евробонды «нэзалэжной» скатились до 80-90% своей цены. Следом вниз пошли и акции тех немногих украинских компаний и предприятий, которые еще торгуются на зарубежных фондовых биржах. По прогнозам экспертов – на очереди массовый «сброс» украинских облигаций внутреннего государственного займа. Законы экономики суровы и неумолимы. Принявшись размахивать заряженным пистолетом, Украина, прежде всего, приставила дуло к собственному виску.

Автор: Александр Неукропный

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.