Жизнь не сказка. Отдайте острова, а над мирным договором мы подумаем!

Вот так, скажем, какая-то странная постановка вопроса о Курилах, не так ли? «Острова в обмен на договор». Зачем договор? Ну как зачем, чтобы был. Положение, когда не подписан мирный договор, оно как-то не очень нормально. Надо заключать мирный договор и жить в мире. Логика такая. Ну, тут надо слегка остановиться и спросить себя: а кому, собственно говоря, нужен тот самый мирный договор? Кому конкретно? И Японии, и России? Он, так сказать, в наших «общих интересах»? Прекрасно, просто прекрасно… Тогда почему за его заключение должна заплатить только и исключительно Россия?

Зачем, собственно говоря, нам мирный договор, который Японии по факту не очень нужен? Вам не кажется, что тут наблюдается некая «асимметрия»? То есть в августе 1945-го года, например, Японии мирный договор требовался просто позарез, в любой форме, чтобы прекратить боевые действия. Имела место своего рода асимметрия в военном положении, поэтому требовался договор. Любой ценой уже, но договор.

Я так понимаю, сегодня ситуация в российско-японских отношениях не столь драматична, как у Японии в отношении с союзниками в августе 1945-го. Да, безусловно, Россия хотела бы нормализации российско-японских отношений. Это так, и это сложно отрицать. Но, я так понимаю, не менее этого самого должна хотеть сама Япония. А иначе просто-напросто мир не будет прочным и надёжным.

То есть та самая позиция Японии, а де-факто это «мир в обмен на территории», непонятна абсолютно и вызывает вопросы. Собственно говоря, военных действий как таковых не ведётся (и уже давно). Японские бомбардировщики не бомбят дальневосточные города, японских гарнизонов там не наблюдается. Какой, собственно говоря, «мир»? Вы о чём?

Летом 1945-го года военное положение Японии было критично и безнадёжно. Там гуманитарная катастрофа разворачивалась, громадных масштабов. Тогда да, тогда мир японцам был необходим просто позарез. Кстати, в 1905-м у РИ ситуация была далеко не столь критичная. И вот, в августе 1945-го Япония сдалась… В ходе мировой войны, в которой она, по сути, оставалась последним участником со стороны проигравших.

Сегодня для России ситуация далеко не столь драматична. И предложение мира ценой неких уступок (сама таковая логика) выглядит достаточно странно. То есть, если следовать японской логике, им самим получается мир как бы нужен не очень? А если им он нужен тоже, то почему за это должна платить именно и исключительно Россия, непонятно абсолютно.

Почему-то вспоминается явление немецких «переговорщиков» в стан союзников в ноябре 1918-го года.

— Какие у вас будут предложения о мире?

— Но у нас нет никаких предложений о мире, нам нравится воевать!

И тогда уже немцы были вынуждены просить тот самый мир. То есть я к чему веду разговор, договор, как правило, в той или иной степени отражает текущую ситуацию и текущее соотношение сил. Какие острова? Зачем острова? Откуда такой драматизм и нагнетание атмосферы? Я это не к тому, что текущее положение России блестяще абсолютно. Просто непонятно. Да, мир нужен, возможно даже больше, чем японцам, возможно меньше, не суть. Просто нет причин для каких-то серьёзных уступок.

Нет такого «на столе переговоров». Все разговоры о том, что вот Япония стоит «на низком старте» с готовностью вложить в Сибирь и Дальний Восток триллионы йен… ну знаете — это просто несерьёзно. Просто движуха какая-то нездоровая идёт вокруг этих самых островов. Мутно там как-то всё. И что-то уже лет 30 нам рассказывают какие-то «волшебные истории» о предстоящем экономическом «прорыве». Ответственно заявляю (исходя из японской англоязычной прессы): всё, что готовы сделать японцы, — это «принять» острова «взад». И это ещё не означает «автоматом» подписание того самого всеми желанного «мирного договора».

Как так? А вот так. Всегда рекомендуется «выслушать и другую сторону». У нас непонятно что народ обсуждает последние 30 лет на тему этих островов. Есть в широком доступе японская англоязычная пресса. Есть комментарии к ней. Так вот, позиция японцев примерно следующая: без возврата островов мирного договора не будет. Но возврат островов сам по себе ещё не означает мирного договора.

А как же так? А вот так. Картина маслом: Украина и евроассоциация. Вы что, простите, все документы, предложенные вам, подмахиваете, не читая (исходя из пересказа того, кто вам его подсовывает)? Позиция японцев предельно чёткая: без возврата Южных Курил не будет мирного договора. Но с чего вот верно обратное (возврат островов = мирному договору), сказать крайне сложно. В японской прессе я такого утверждения не встречал ни разу. Нет, вероятность этого, конечно, мала, но возможна и такая ситуация, что, передав острова, мы мирного договора подписать не сможем. Юристы о таких вещах после сауны любят разглагольствовать.

Вообще, весьма большой «зазор» наблюдается между тем, как понимают ситуацию с островами в Японии и как её понимают в России. Если коротко, то мы как бы спорим немного о разных вещах. Дело в том, что в конце 80-х/начале 90-х эту самую идею «возврата» россиянам презентовали очень красиво: нам всем очень повезло! Почему? Есть некие наивные самураи, которые просто-таки мечтают отвалить целую гору денег практически ни за что… ну так, мелочь, пустяк, какие-то там островки…

И поднялось вокруг этого цельное такое веселье, дескать, если тот «триллион», который они мечтают нам заплатить, разделить на всех, то получится… то получится… дырка от бублика получится. Не собирались нам японцы платить никаких «триллионов». Им самим эта идея показалась бы достаточно странной. А в России она озвучивалась, чтобы создать позитивный образ проблемы: да не, какие острова отдать — нам за здорово живёшь (а дуракам всегда счастье!) хотят отвалить целую кучу денег. И все начинали веселиться и ходить на ушах.

Так вот хочу огорчить: та самая «куча» носила исключительно виртуальный характер. Ещё раз, позиция японцев проста как мычание: верните острова, и вот тогда мы будем разговаривать дальше… И вот даже насчёт тех российских граждан, что на островах сейчас живут, в России все почему-то по умолчанию подразумевают, что японцы всё им оплатят, причём «с горкой». Ну а как же иначе-то?

Не знаю. Японцев как-то их судьба вообще мало интересует. В конце концов, это не их граждане. То есть никаких официальных/ полуофициальных заявлений, что им дадут «по мешку денег в одни руки», я как-то не встречал… Нет, а как тогда? Не знаю. Не мой вопрос. Но японцев интересуют только, именно и исключительно острова. Судьбой их населения они не сильно заморачиваются.

Все те «прицепы», которые мы цепляем к вопросу «возврата» (мир, дружба громадные компенсации и гигантские инвестиции) носят исключительно надуманный (нами же) характер. Японцы ничего такого прямо и недвусмысленно не обещают и обещать не собираются. То есть они говорят так: не будет возврата, не будет мирного договора, не будет бизнеса и инвестиций. Ключевое слово «не будет».

Ещё раз: вся эта мутная сказка очень сильно напоминает историю евроинтеграции великоукраинской гордой нации. Им обещали всё что угодно, но на словах и непонятно кто. Вспомните официальныезаявления японской стороны. Ещё раз — официальные. Там только о том, что «возврат островов — это путь к мирному договору». Не больше и не меньше. Тут ещё разнообразные доморощенные пропагандисты начинают наяривать про миллиардные вложения, которые случатся сразу после того… Так вот, этих самых обещальщиков надо ловить и бить подсвечниками. Латунными.

Потому что сами японцы ничего подобного даже не пытались официально обещать. Сложно воспринимается, не так ли? То есть чисто «математически», прямо в обмен на острова японцы не предлагают вообще ничего. Жизнь не всегда похожа на сказку, извините.

Вообще, Декларация 1956-го года, как ни странно, была вполне разумной (хотя можно было бы и лучше сделать). Возврат 2-х островов (прописью: двух) после заключения мирного договора. А почему бы и нет? Ещё раз — Декларация 1956-го, в принципе, вполне логичный шаг со стороны СССР: прекращалось состояние войны, налаживались взаимоотношения… Беда в том, что никаких разумных шагов со стороны Японии не воспоследовало.

Мирный договор они подписывать отказались. То есть «классика жанра, канал „Мелодия“»: реально что-то делает Россия, противная сторона вообще ни черта не делает, и все дальнейшие танцы ведутся как раз вокруг того, что сделала Россия. Скучно, господа. Очень скучно. И японцы постоянно ссылаются на совместную Декларацию 1956 года. Что, типа, обещали же что-то вернуть. Ну да, обещали, в 1956 году. Два острова. После заключения мирного договора.

То есть это, в принципе, и сегодня актуально. Почему нет? Логика товарища Хрущёва была проста: раз уж японцам так нужны эти острова, то пусть подписывают мирный договор. На наших условиях. Японцы же (не без влияния США) ничего подписывать не стали. На том всё и замерло, и очень надолго. На самом деле та самая совместная Декларация — это тот максимум, которого смогла добиться советская дипломатия за все эти послевоенные десятилетия. Дипломатия — вообще штука непростая.

Вообще, абсолютно непонятно, зачем японцы ссылаются на эту самую Декларацию. Мы-то как раз на неё можем ссылаться бесконечно. Сначала деньги, потом стулья. Сначала договор о мире, а вот потом… Какая разница? А принципиальная! Мирный договор — это вам не две бумажки формата А4 с подписями. Мирный договор — это очень и очень серьёзно. Он, так сказать, определяет все дальнейшие отношения двух договаривающихся держав. То есть тот самый мирный договор (его содержание!) гораздо важнее судьбы двух островов. Такие дела.

Поэтому позиция России, когда она ссылается на Декларацию 1956-го года, вполне разумна. Хотите острова? Ну так давайте подпишем договорчик! Но… упираются самураи, ерепенятся. Дело ещё и в том (кроме всего прочего), что с 1956-го года японская дипломатия не стояла на месте и уже успела наподписывать кучу других договоров. С другими державами. Сложилась своего рода «система международных отношений Японии». Уже сложилась. Без учёта интересов России, с которой договора нет как нет. И если в 1956-м для новой Японии, которая наследницей Японской империи не является ни разу, всё было вновь и заново, то сегодня подписание того самого «мирного договора» — задача ни разу не детская.

Я бы даже сказал, задача головоломная и, возможно, малорешаемая. У нас тут просто в стране правовой «нигилизьм» популярен: не уважают люди ни законы, ни договоры (по старой советской памяти). Зря, очень зря. Без понимания громадной дипломатической значимости русско-японского договора о мире понять ситуацию невозможно в принципе. Ни в коей мере не претендуя на роль эксперта по международному праву, могу высказать сомнение, что такое вот подписание сегодня возможно в принципе. Чисто технически. Слишком давно была эта война и слишком далеко с той войны разошлись пути России и Японии во всех смыслах слова.

Подобный договор — это ведь не просто: мирись, мирись и больше не дерись… Это весьма серьёзный, весьма объёмный документ, определяющий многие аспекты будущих двусторонних отношений. Вызывает сомнения как раз способность Японии сегодня что-то такое «верстать и подписывать». Независимость у них весьма и весьма суррогатная. В отличие от России. И, представьте, начнутся двусторонние переговоры и начнётся шоу… Почти как с Порошенко и его звонками в США.

То есть не исключён вариант, что даже после передачи островов мы очень долго и безуспешно будем о чём-то с японцами договариваться. Бесконечно долго. Ещё раз: для них получение островов не означает автоматического подписания чего-то там, а означает лишь устранение препятствия к переговорам.

А что мы получим в результате переговоров — вопрос отдельный. И получим ли вообще. Смущает вот эта самая японская зацикленность именно на проблеме островов. В любом случае сам вопрос российско-японских отношений гораздо «крупнее» и серьёзней (именно так). Просто о нём почему-то говорить не принято, по крайней мере с японской стороны. А как мы вообще можем доверять людям, для которых вопрос взаимоотношения с Россией многократно перевешивается какой-то локальной территориальной проблемой?

Со стороны России вполне обосновано как раз нежелание чего-то там решать и подписывать именно исходя из полной мутности перспектив на будущее. Японцы, конечно, могут, опуская глазки, говорить, что решение «проблемы островов» — это путь к счастью во взаимных отношениях, но вот откуда и почему это следует, неясно. Прыгать же «вперёд ногами» в темноту — не самое умное решение. «Напрыгались» уже.

Суммируя же, можно сказать, что у нас в массовом порядке обсуждают немного не ту проблему. Во-первых, Декларация 1956-го года (если оценивать её полностью) — это вполне годный, толковый документ. Именно поэтому японцы (с подачи американцев) полностью её выполнять не пожелали. Во-вторых, два острова, в обмен на мирный договор (составленный с учётом наших интересов) — это как раз очень и очень неплохо (если бы это было возможным). В-третьих, материальный момент обсуждать достаточно странно, особенно с учётом того, что японцы как-то «платить» не расположены, да и глупо это — распродавать территории по любым ценам. В-четвёртых, абсолютно неясна позиция японцев после решения «островной проблемы». Ну и в-пятых, чего бы мы ни хотели (и чего бы ни хотели японцы), проблема взаимных отношений никуда от нас не денется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.