Алекс-Новости
Назад

ДЕМАТЮКАЦИЯ УКРАИНЫ: ПУСТЬ ПОПРОБУЮТ, ЕСЛИ СМОГУТ

Опубликовано: 08.07.2019
Время на чтение: 5 мин
0
49

На днях в Верховную Раду Украины был внесен законопроект №10414 «О противодействии сквернословию», или о «дематюкации языка». Не вполне ясно, почему этот закон принимают именно сейчас, когда у Украины есть масса других проблем, но он очень репрезентативен для понимания логики истерического законопроизводства последних лет
ДЕМАТЮКАЦИЯ УКРАИНЫ: ПУСТЬ ПОПРОБУЮТ, ЕСЛИ СМОГУТ

Формально говоря, закон «О противодействии сквернословию» — дело хорошее. В России еще в 2014 году были приняты поправки к Закону о государственном языке Российской федерации, согласно которым использовать ненормативную лексику в публичном пространстве, кинематографе, литературе и медиа было запрещено. Начиная с 2014 года, фильм, содержащий обсценные выражения, в России просто не получит прокатной лицензии. Если же прокатчик все равно решит его демонстрировать, ему придется расстаться с 50-100 тысячами рублей штрафа. Практика Роскомнадзора предполагает, что средства массовой информации тоже получают по шапке за использование нецензурной лексики. После трех предупреждений матерящееся СМИ будет закрыто. Естественно, нельзя предаваться матерному словоблудию и при составлении официальных документов, во время выборов, в процессе судебного разбирательства и так далее.

Что матом считать будем?

Автор украинского законопроекта с некоторым опозданием фактически повторяет логику российских законодателей. Но Украина не ищет легких путей, и украинский вариант «дематюкации» существенно отличается от российского. Во-первых, любая попытка запретить мат ставит законодателей перед роковым вопросом: что, собственно говоря, мы считаем матом? В России эта проблема была решена если не окончательно, то по крайней мере законодательно внятно.

— Есть некоторая правоприменительная практика, которая сформировалась у Роскомнадзора по поводу оценки допустимости или недопустимости каких-то слов в публичной коммуникации, — говорит Оксана Грунченко, руководитель Справочной службы русского языка при Институте русского языка им. В.В. Виноградова. — В частности, Роскомнадзор считает табуированными четыре корня. Это названия мужских и женских половых органов, глагола, который обозначает действие, которое обычно совершается в интимной сфере, и название женщины, скажем так, не очень тяжелого поведения. Запрещены эти четыре корня и все производные от них.

Автор украинского закона, нардеп Ольга Богомолец, к определению границ недопустимого подходит значительно шире. Список запрещенных слов и выражений должен быть составлен на уровне правительства, а потом пройти процедуру общественного обсуждения. Выглядит эта идея достаточно странно: то есть сначала всей стране предлагается освежить в памяти изыски отечественной матерщины, а потом их мгновенно забыть.

Хуже того, из комментариев Богомолец следует, что речь идет не просто о запрете мата в публичной сфере, но о начале борьбы за тотальное искоренение мата в языковой практике украинцев. Однако, как хорошо понимает украинский законодатель, свято место пусто не бывает, ругаться простому человеку как-то надо. Ольга Богомолец предлагает остроумный выход из неловкой ситуации: «Принимать закон об украинском языке и не вычищать язык от [слов], совершенно не присущих украинской культуре… Это не наше, не украинское, это еще один аспект. Украинцы никогда не матерились и не употребляли брань ниже пояса. Для Украины характерно совершенно другое, пантеистическое измерение ругательства. Давайте возвращаться. Хотите материться — материтесь по-украински».

Ближе к природе, дальше от здравого смысла

На том же заседании Рады Богомолец преподала краткий курс истинно украинских ругательств. Выглядит это так: «Пусть бы тебя дождь намочил!» «А чтоб тебя беда постигла!» — вот истинно украинская брань, которая свидетельствовала о связи древних украинцев с пантеистическим миром природы. Украинцы не жаловали и не употребляли грубости «ниже пояса» и не позволяли себе вульгарности и пошлости».

Надо думать, что бедных украинцев такие варианты не устраивают. Когда Рада принимает решение снова повысить коммунальные тарифы, и без того задранные до небес, простым гражданам хочется сказать в адрес народных избранников совсем другое. Не устраивают «пантеистические» украинские ругательства и профессиональных лингвистов.

— Я могу сказать следующее, — говорит Оксана Грунченко, — ругательства, которые существуют в украинском языке, с точки зрения, так сказать, градуса страстей, все-таки существенно спокойнее, чем русский мат. Они менее агрессивны, и по своей внутренней форме это вообще другие ругательства. Когда украинец говорит «бисова дитына» или «бес тебя жарил», он скорее апеллирует к христианским прототипическим историям. Сексуальности там меньше. Это слишком литературно и имеет ощутимый оттенок устарелости. Эти ругательства будут органичны в художественных текста классиков украинской литературы, но в исполнении наших современников это просто дурной вкус.

В России не только никогда не пытались заменить мат на литературные ругательства, но никогда его и не запрещали в бытовом употреблении. Кодекс административных правонарушений предполагает наказывать не за собственно мат, а за нанесенное оскорбление, а уж какие языковые средства ты для этого использовал, это твое личное дело. В сфере своей частной жизни русский человек абсолютно свободен. Граждане России имеют полное юридическое право рассказывать неприличные анекдоты и выражать свои эмоции так, как им заблагорассудится. Более того, все русские лингвисты хором говорят о том, что удалить этот блистательный пласт языка из сферы употребления просто бесчеловечно.

На вопрос, надо ли запретить мат как класс, главный научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова, профессор Высшей школы экономики, доктор филологических наук и ведущий специалист по нецензурной лексике в России Анатолий Баранов отвечает вопросом:

— А зачем? В чем смысл этого жеста? Носители русского языка должны гордиться тем, что у них есть такой мощный языковой инструмент для выражения эмоций. А почему это мощный инструмент? А потому что он запретный. Его можно в каких-то ситуациях использовать, но в обыденной коммуникации его использовать нельзя. Зато можно в шутках и анекдотах. Когда вам причинили  какие-то неприятности, вы можете отреагировать вот таким способом. Семантический потенциал этих слов очень велик. И лишаться его было бы очень обидно. Безусловно, мат должен быть запрещен в публичном пространстве, но тотальное искоренение обсценной лексики просто невозможно.

Объединяющее лекарство от стресса

Лингвисты разумно полагают, что в жизни каждого нормального человека есть ситуации, которые описываются только «по матушке» и никак иначе. Поэтому удалить мат из языка — значит обречь население на частичную немоту и клинический невроз. Журналисты хорошо помнят профессиональный анекдот о том, как кто-то из сотрудников привел на работу маленькую дочку и попросил в ее присутствии не ругаться матом. Уважив родительскую просьбу, редакция погрузилась в глубокое молчание.

— Запретить то, функционирование чего описывается как нельзя лучше басней Эзопа, просто невозможно, — говорит Оксана Грунченко. — В этой басне рассказывается история про то, как один человек поспорил с друзьями и заявил, что сможет выпить море. И вот наступает день, назначенный для выпивания моря. Все собираются на берегу, а тот, кто взял на себя эту работу, говорит: да, я выпью море, но для начала вы, пожалуйста, запрудите все реки, которые его питают. Ситуация с запретом мата абсолютно такая же. Если вы хотите его запретить, для начала вы должны запретить продуктивные языковые модели, определенные ситуации, культурный бэкграунд, определенные произведения художественной литературы. Когда вы все это запретите, тогда да, вам удастся выпить море. Понимаете, да?

Мы-то понимаем, однако на Украине проблема мата трактуется принципиально по-другому. Как полагает автор пуританского законопроекта, мат надо запретить не столько потому, что он портит язык, сколько потому, что он является позорным наследием тех времен, когда вольнолюбивая Украина страдала под тяжестью русского гнета: «Украинскому языку исторически была чужда примитивная грязная ругань. Она пришла в наш язык как заимствование из русской культуры, — утверждает Богомолец. — Брань, которую на протяжении веков насаждали российские колонизаторы, сегодня насаждают в публичном пространстве и медиа. Украинцы исторически и традиционно не употребляли бранных слов вроде тех, которые бытуют сейчас…»

Но и тут Ольга Богомолец, похоже, плохо выучила матчасть и просто не в курсе лингвистических исследований в области матерщины. «Всем филологам, интересовавшимся этим вопросом, прекрасно известно, что все русские обсценные слова имеют древние индоевропейские корни и являются исконными», — рассказывал в своем докладе по итогам исследования берестяных грамот академик А.А. Зализняк.

Причем исконны они не только для русского языка, но и для всех славянских языков вообще. В древнейших славянских рукописях прослеживаются одни и те же матерные корни, и никакой специальной русскости в них отродясь никто не видел. Мат — это не то, что разъединяет, а то, что объединяет наши народы с помощью одной маленькой сакральной тайны «еллинского (то есть языческого) словоблудия», которое запрещено культурой, но тем не менее всеми отлично понимается.

Бесчеловечность запрета ругаться «по матушке» быстро оценили остроумные украинцы: «Интересно, на сколько лет с конфискацией я уже успел наматериться?» — вопрошают «пантеистически» настроенные пользователи соцсетей, доселе не знавшие ни одного вульгарного выражения. Беда в том, считают украинские социологи, что именно сейчас мат на Украине востребован как никогда. Без него экономическая и политическая ситуация, в которую загнали Украину реформаторы последних пяти лет, просто не описывается. «И вот, после всего того, что было сделано с нашей страной за последние годы, «великие реформаторы», кроме всего прочего, еще, похоже, хотят запретить украинскому народу материться. А как теперь народу выражаться об этих реформах-то? И о самих реформаторах?» — пишет в своем блоге киевский социолог Виталина Буткалюк.

— Тотальное искоренение обсценной лексики невозможно и бесчеловечно! — говорит Анатолий Баранов. — Ну да, есть разные режимы употребления мата. Некоторые люди не знают других слов просто. Это большая трагедия, причина психических расстройств. Но запретить мат еще опасней. Нормальный человек должен уметь использовать всю лексику языка, чтобы уметь сориентироваться в нужной ситуации. Существование мата говорит не о бедности, а о богатстве и тонкости настройки этого языкового механизма. Использование мата — это совершенно нормально, и отказывать бедному мужику в этом праве не следует. Впрочем, мне, как лингвисту, даже интересно, как этот процесс будет развиваться на Украине. Пусть попробуют запретить мат. Если смогут.

Читайте также:Зеленского разозлило предательство Европы: "Нас никто не спрашивает!"

Источник:

, , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.