Алекс-Новости
Назад

Вранье Геращенко, или Если ты из Луганска - будешь сидеть: как парня из Донбасса сделали «херсонским поджигателем»

Опубликовано: 21.04.2018
Время на чтение: 2 минуты
0
0

Антону Геращенко делать громкие заявления о наемниках российских спецслужб - как дурному с горы бежать. А «херсонский поджигатель» Андрей Ищенко влился в многочисленные ряды без вины виноватых - людей, попавших под жернова сегодняшней карательной системы.
Обычное дело

Этот случай — вполне заурядный для украинского правосудия. Уроженца Луганска хватают в Херсоне, шьют уголовное дело. Скорее всего, ради пополнения «обменного фонда». Судьбой Андрея Ищенко едва ли озаботятся патентованные правозащитники. Задолго до политических потрясений на Украине у парня были нелады с законом, он отбывал наказание за злостное хулиганство и по разбойной статье. Вышел на свободу в конце 2015 года, уехал в Россию, работал там какое-то время. Видимо, сложностями с миграционной легализацией в РФ объясняется его решение поработать на Украине.

Близкие Андрея не только не верят в версии Антона Геращенко и следствия, но даже не допускают мысли о теоретической вероятности его участия в херсонских поджогах. Парень никогда не интересовался политикой. Во время протестных выступлений и образования ЛНР он вообще отбывал наказание в колонии. И потом, после освобождения, у него не было по политической линии никаких контактов с земляками. Жена Андрея, луганчанка, умерла четыре года назад. Он поддерживал связь с отцом, оставшимся в Луганске. Родители боялись за сына, просили его уехать в Россию и попытаться там начать новую жизнь, устроиться на работу. Андрей прислушался к советам старших. Но в конце 2016 года появились новые задумки по трудоустройству — он, на свою голову, поехал в Херсон. 31 декабря 2016 года позвонил оттуда брату Григорию. Но в момент задержания Андрея на автовокзале связь оборвалась.

С чистого листа

Григорий Ищенко уже несколько месяцев пытается привлечь внимание общественности к судьбе брата, пишет в соцсетях о том, как фальсифицируется дело «херсонского поджигателя».

«Слава Богу, что при всех своих проблемах, Андрей всегда отличался живым, общительным характером, и не боялся никакой работы. Он уехал в Россию, где работал на стройке и мойщиком машин. Все вроде было нормально, но Андрей оставаться в статусе «вечно дешевой рабочей силы» считал для себя недостойным…» — пишет Григорий Ищенко.

По словам родственников, в Херсонской области Андрей рассматривал несколько вариантов заработка. Интересовался и проведением спортивных боев, и возможностью выступления за местную футбольную команду. Подумывал и о долевом участии в фермерском хозяйстве: разведении баранов.
Мать Андрея Ищенко, Екатерина Григорьевна, рассказала корреспонденту НА «Харьков», что происходило с ее сыном после решения въехать на Украину.

«Я сейчас живу в России. Андрей был у нас осенью 2016 года. Уехал в ноябре. А о том, что он прибыл на Украину и там задержан, я узнала только в феврале 2017 года. Его школьный приятель где-то на юге Украины занимался разведением баранов и звал Андрея поработать на этой ферме. Сын спрашивал у меня и моего нынешнего мужа, сможем ли мы помочь деньгами для заготовки кормов на зиму. А мы говорили ему: «Понимаешь, что у тебя луганская регистрация, что ты с ней можешь «пропасть» при въезде на Украину?» Еще один его друг на Украине занимался боями без правил, на турниры ездил. Может, у Андрея (он спортсмен) в этой связи были какие-то виды на будущее. Другой товарищ звал его играть за местную футбольную команду. Но меня беспокоили эти планы, потому что я понимала, что к луганчанам на Украине относятся предвзято», — говорит Екатерина Григорьевна.

По словам матери, Андрей нацелен был начать жизнь с чистого листа. Он охотно окунулся в работу. В Липецке трудился на стройке. Работал на обустройстве базы отдыха: там осушали и чистили озеро. Но при этом он хотел найти перспективную работу, а не случайные заработки. Поэтому невозможно представить, чтоб он бросил безопасное и более-менее насиженное место и ухватился за такую сомнительную возможность заработка, как поджог дверей херсонских квартир. Понятно, что он отправился на Украину не за этим…
Обработка в СИЗО

«Оказалось, что он всё же поехал в Херсон. И там его приняли сразу же, как только он сошел с автобуса. Когда мне удалось в феврале 2017 года пообщаться с Андреем, он сообщил, что обвиняют его в попытке поджечь квартиру херсонского мэра Миколаенко. Якобы такой поджог осуществили неизвестные люди в похожих одеждах. Одежду Андрея взяли на экспертизу. И он говорил мне тогда, что одежду уже больше месяца держат, никакого результата… Потом, уже ближе к весне, сообщил, что ему могут сделать операцию. Не знаю, откуда появилась у него паховая грыжа. Осенью он ни на что подобное не жаловался, даже намека не было. А после пребывания в СИЗО «вдруг» обзавелся грыжей. Потом младший сын сказал, что у Андрея в СИЗО еще и были сломаны ребра», — продолжает Екатерина Григорьевна.

Мать уверена, что операция по удалению грыжи была следствием избиения.

Антон Геращенко в своем гремучем заявлении о руке российских спецслужб утверждал, что злоумышленники в новогодний вечер покушались на дверь квартиры херсонского мэра и были задержаны по горячим следам. На самом же деле, уголовное производство по факту поджога входной двери в квартире херсонского мэра было начато Днепровским отделением полиции 9 ноября 2016 года!

Наверное, сам Геращенко так славно зажигал в те новогодние праздники, что ему взбрело в голову скрасить их байками о поджигателях, завербованных российскими спецслужбами. Ведь российские спецслужбы, согласно буйным фантазиям «Антонины», спят и видят, как бы в новогодний вечер поджечь дверь городского головы Херсона.

«На него упорно пытались навесить этот поджог. Андрей говорил, что на него давят. Я его предостерегала от самооговоров и признаний в том, чего он не делал. У него уже был печальный опыт предыдущей уголовной судимости. Он тогда прикрыл с товарищем одного из своих друзей. Мама друга убедила их, что ничего серьезного им не будет, а она деньгами поможет. И Андрей взял на себя чужой травматический пистолет в том эпизоде, за который их судили. И они получили крупные сроки по разбойной статье», — вспоминает Екатерина Григорьевна.
Был бы человек — место поджога потом придумают

Григорий Ищенко, брат Андрея, подробно писал в соцсетях обо всех деталях фабрикуемого дела. В частности, он сообщает: «Самое интересное, что с момента ареста и до вручения ему хоть какого-то официального подозрения, Андрей 26 суток просидел в изоляторе временного содержания в Херсоне, где к нему «в гости» регулярно приходили представители СБУ, прокуратуры и других ведомств, «уговаривая шокером» подписать признание, в соответствии с которым он войдет в список, который составлялся в то время на обмен военнопленными. Брат ушел в категорический отказ».

В сентябре 2017 года «возникло» еще и обвинение в поджоге квартиры Н. Вотеичкиной (лидера херсонского «Правого сектора»*). Приезжий уроженец Луганска был очень удобной фигурой, на которую можно повесить всех местных собак. Григорий Ищенко задавался вопросом: «Так чью квартиру в городе Херсоне поджёг мой брат, Андрей Ищенко?»

Помимо версий, предложенных херсонскими пинкертонами, есть и гораздо более правдоподобная: все эти поджоги были следствием местных херсонских разборок между людьми, дорвавшимися до власти, и людьми, которым туда очень хочется дорваться. А луганский парень, приехавший на заработки, просто оказался не в то время и не в том месте.

*«Правый сектор» - экстремистская организация, запрещенная на территории ЛДНР и Российской Федерации
Федор Кемерин

Поделиться
Похожие записи