Алекс-Новости
Назад

«Кровавый Сталин»: репрессии в Красной армии и маршалы-обличители

Опубликовано: 28.04.2019
Время на чтение: 6 мин
0
71

С каждым днем приближается очередная годовщина Великой Победы. Увы, этот день свят и светел далеко не для всех даже в нашей стране. Наверняка, как это было уже не раз, найдутся те, кто попытаются не просто бросить тень на одно из величайших достижений нашего народа, но еще и обильно полить грязью лидеров, стоявших во главе страны в годы Великой Отечественной войны. Снова начнутся разговоры о том, что выиграна она была «вопреки Сталину и коммунистам», «непомерной ценой» и, вообще, еще неизвестно – хорошо ли, что выиграна... 

«Кровавый Сталин»: репрессии в Красной армии и маршалы-обличители

Что ж, сколько бы не находились те, кто будет пытаться отравлять людские умы и души подобной гнусной ложью, нам необходимо находить в себе силы, чтобы противостоять ей.

Можно ли верить маршалам?

Одним из любимейших «черных мифов» наших либералов, всепроникающим и живучим, как кухонный таракан, является следующий тезис: 

Спланированные и санкционированные Сталиным повальные репрессии палачей из НКВД против командного состава Красной Армии ослабили ее до такого состояния, что СССР едва не проиграл войну.

Более того – бесноватый фюрер Третьего рейха и напасть-то на нашу страну решился едва ли не исключительно потому, что «военное руководство было вырезано по приказу Сталина». Посмотрел, понимаешь ли, вражина, на списки комсостава РККА, густо перемаранные красным карандашом – и бегом давай план «Барбаросса» сочинять! Бред собачий, прости, Господи...

Тем не менее, среди комментаторов недавней моей статьи (кстати, посвященной сугубо экономическим вопросам жизни сталинского СССР), обнаружились самые горячие приверженцы именно этой безумной теории. В собственную поддержку они даже привели цитату аж самого маршала Василевского – мол, один из лучших полководцев Великой Отечественной впоследствии сокрушался о том, что войны в сорок первом году «возможно, не было бы без тридцать седьмого года». Полководцу вдруг примерещилось, что в решении Гитлера начать вторжение «большую роль сыграла оценка степени разгрома военных кадров», который произошел в Советском Союзе. Да, гуляют в Интернете такие слова. Правда, в качестве источника цитаты неизменно указывается 9 номер журнала «Коммунист» от 1988 года, то есть, источник более, чем сомнительный. Во-первых, означенный печатный, извините за выражение, «орган» в упомянутом году уже стоило бы переименовать в «Антикоммунист». Во-вторых, Александр Михайлович Василевский скончался в 1977 году. То есть на момент публикации ему совершенно безвредно можно было приписать любые слова...

Меня лично гораздо больше убеждают слова из книги самого Василевского «Дело всей жизни», в которой маршал отзывается о Сталине с исключительным уважением, неоднократно подчеркивая, что таковой являлся «самой сильной и колоритной фигурой» советского военного командования. В собственных воспоминаниях маршал четко указывал на то, что Победа – «несомненная личная заслуга» Верховного. Если учесть, что издавалась книга уже после ХХ съезда, такие оценки были поступком мужественным... Впрочем, разглагольствуя о «сталинских преступлениях против Красной Армии» господа из либерального лагеря, желающие представить себя знатоками военной истории, непременно присовокупят еще парочку маршальских цитат «по теме». К примеру, из Андрея Еременко, якобы утверждавшего, что Иосиф Виссарионович «значительно повинен в истреблении военных кадров», и это, конечно же «отразилось на боеспособности армии». Или – из Георгия Жукова, вовсю певшего в своих «Воспоминаниях и размышлениях» о «необоснованных арестах» в 1937 году, во время которых были репрессированы «видные военные». Дальше – опять про урон «боеспособности и развитию Вооруженных сил». 

Хочу сказать – оба упомянутых выше источника, при всей громадной благодарности им, как полководцам Великой Отечественной, вызывают лично у меня крайне негативные чувства в качестве участников погубившего СССР хрущевского партийно-военного переворота и той гнусной вакханалии по очернению Сталина, которая была развязана впоследствии. Еременко лично бегал к Никите Сергеевичу, предлагая себя в качестве докладчика на ХХ съезде. Понятно, по каким вопросам... За что, кстати, и был пожалован маршальской звездой. Про роль Жукова и так все знают. Кстати, друг друга оба эти деятеля терпеть не могли органически. Еременко был единственным полководцем, которого Жуков оплевал в собственных мемуарах, охарактеризовав, как чванливого дурака, «не пользовавшегося любовью в войсках»! Тот же, в свою очередь костерил «маршала Победы» на все корки, выставляя его «узурпатором и грубияном», «страшным и недалеким человеком» Оба хороши! И нет им веры...

На мой взгляд, эталоном в данном вопросе можно считать маршала Константина Рокоссовского. Вот кто действительно имел полнейшее право судить о предвоенных репрессиях – пройдя подвалы НКВД, где лишился всех зубов, впоследствии, лагеря. Так вот, когда к Рокоссовскому подкатили шакалы из стаи Хрущева, назойливо предлагая печатно облить грязью Верховного, послал он их истинно по-маршальски. Очень далеко. По одной из версий при этом Константин Константинович отрезал: «Сталин для меня – святой!» 

Кадры РККА – избиение, сокращение или очищение?

В корне неверно было бы отрицать репрессии, происходившие в рядах Красной Армии (впрочем, далеко ведь не только в ней одной!) в период 1937-1939 годов. Было, конечно же... Однако, наблюдать без ужаса и возмущения за тем, как росло количество репрессированных – сперва в трудах «перестроечных» публицистов и «историков», а затем и в устах их последователей из лагеря современных «демократов» и «правозащитников», решительно невозможно! Если у Дмитрия Волкогонова еще была какая-то совесть и, говоря о 40 тысячах «попавших под раздачу» в эти годы командирах, он уточнял, что ввиду имеются не только «безвинно севшие», но и попросту уволенные из армии, то дальше – понеслось! Причем во все тяжкие... Кликушествовавший с высоких трибун «перестройщик» Яковлев кричал уже о 70 тысячах, поголовно «невинно убиенных», Геллер с Раппопортом, не чинясь, подняли ставки до 100 тысяч, а Киршнер стенал об «уничтожении перед войной более 50% офицерского корпуса». Ничего, что офицеров в РККА до 1943 года не имелось вообще ни единого – только красные командиры?! Хотя б терминологию подучили, брехуны...

Правда, стоит взяться за все эти вопросы всерьез – с цифрами и фактами в руках, как все тут же переворачивается. С головы на ноги, естественно. Поразительный момент – если в «страшные» 1937 и 1938 годы некомплект командного состава в РККА составлял 34 и 39 тысяч соответственно, то в 1940 и 1941 году, когда, как вынуждены признать даже самые упертые антисталинисты, никаких репрессий не было уже в помине, он равнялся 60 и 66 тысячам человек! Что за мистика?! А никакой мистики и не было – было развитие армии, которое небывалыми, форсированными темпами проводил «проспавший войну» и «не готовившийся» к ней Сталин. Было развертывание все новых и новых частей и соединений РККА, командиров для которых решительно не хватало. Тут необходимо упомянуть еще один специфический и крайне важный аспект – в Красной Армии был явный переизбыток старшего и среднего комсостава – при полном отсутствии, практически, квалифицированного младшего. Не имелось ни капралов, ни фельдфебелей, то есть тех, кто в Императорской армии России были составом унтер-офицерским. Даже прапорщиков не было. Зато тех, кого мы сегодня называем офицерами – с избытком.

Напомним еще об одном. Говоря о «повальных чистках в армии», наши дорогие либералы валят в одну кучу всех – от уволенных со службы по возрасту, болезни до изгнанных с нее за беспробудное пьянство, или угодивших на нары за банальное воровство казенного имущества. У них все эти люди – кристально чистые «жертвы политических репрессий». Ну, чушь же полная! Прекрасно сохранились данные о деятельности Военной коллегии Верховного Суда СССР и военных трибуналов, которые, собственно, и выносили соответствующие приговоры. Так вот: конкретно «за контрреволюционные преступления» ими были судимы в 1937 году – немногим более 4 тысяч человек, в 1938 – 3 с лишним тысяч, а в 1939 – и вовсе чуть более тысячи. К смертной казни, соответственно, приговорены были в 1938 году 52 человека, в 1939 – 112. За 1937 год данных найти мне не удалось, но по аналогии с другими годами возможные цифры подсчитать несложно. При этом хочу уточнить – данные цифры касаются всех категорий военнослужащих, включая рядовых! Где «десятки тысяч уничтоженных»?

Есть и другие данные, согласно которым в упомянутый период из рядов РККА были уволены около 37 тысяч человек именно комсостава. Но опять незадача – арестованы из них были лишь 9 с половиной тысяч человек. Более того – после работы, проведенной комиссией кадрового Главка Наркомата обороны СССР в строй вернулись более 12 тысяч уволенных, из них – более 10 тысяч изгнанных из армии конкретно по политическим мотивам. Полторы тысячи человек были освобождены из-под ареста. Такие вот «массовые репрессии» получаются.

Заговор, которого... не могло не быть!

Предвижу горячее возражение и упрек: «А как же уничтоженная именно в 1937-м «головка армии», маршалы и комкоры, комбриги и комдивы?!» Далее – обычная бодяга о «военных гениях» Тухачевском, Блюхере, Уборевиче и иже с ними. И, конечно, о «безжалостно вырезанных Сталиным героях Гражданской», о «расстрелянных командирах, прошедших Испанию». Надоело уже! Вы что, на полном серьезе пытаетесь, утверждать, что вся эта публика сыграла бы в начальном периоде Великой Отечественной позитивную для нашей армии роль?! Ох, они бы и навоевали... Позорнейше битый поляками в 1920 году Тухачевский, который полез на Варшаву без резервов, обеспеченных коммуникаций и флангового прикрытия... Блюхер, который развел на вверенном ему Дальнем Востоке полнейший бардак, закономерно закончившийся неоправданно большими потерями РККА в боях у озера Хасан, после которых, собственно, Блюхером и занялись всерьез... «Стратеги» были те еще!

Все эти «полководцы», участвовавшие в Первой мировой войне, в лучшем случае, в младших офицерских чинах, а в Гражданской действовавшие на уровне полевых командиров, в Великую Отечественную были бы не то что бесполезны – вредны! Участники боев в Испании тоже никоим образом не могли получить там опыт, который пригодился бы в 1941 году. Фраза о том, что генералы всегда готовятся к прошлой войне, давно стала крылатой, и действительности соответствует ровно на 100%. Каков был толк в Великой Отечественной от «первых маршалов», свидетельствует «участие» в ней Ворошилова и Буденного, которых к действующей армии и близко не подпускали – после того, как Климент Ефремович «отметился» под Ленинградом. А ведь эти были еще из лучших! 

Есть, кстати, и еще один момент. До тех пор, пока советская программа по созданию реактивного оружия находилась под руководством Тухачевского и его людей, практического толку от нее было – ноль. Как только не стало ни «гения», ни его команды, и за дело взялся Ворошилов – РККА получила знаменитую «Катюшу» Уверен – сменись руководство раньше, ее залпы встречали бы гитлеровцев еще на наших границах. В свою очередь, Уборевич, как только мог, тормозил производство и принятие на вооружение в Красной Армии пистолетов-пулеметов, упрямо твердя о том, что это «сугубо полицейское оружие», ведущее вдобавок к перерасходу боекомплекта. Подобных примеров – великое множество. По сути дела, настоящее перевооружение и развитие советских Вооруженных сил началось только после того, как всю эту шайку-лейку вычистили из высших эшелонов Наркомата обороны. А это, поневоле, наводит на очень нехорошие подозрения...

На любые разговоры о реальности военного заговора в Красной Армии, раскрытого в 1937 году, наша демократическая общественность традиционно реагирует, как пресловутый черт на ладан. Не могло этого быть! Потому, что не могло быть никогда... Запущенная с нелегкой руки Хрущева, эта идиотская формулировка десятилетиями перевешивает как ворох доказательств существования этого самого заговора, (в том числе, и полученных еще в 30-е годы от иностранных разведок), так и элементарный здравый смысл. Получается просто феерично: операция «Валькирия», в ходе которых лампасники из Вермахта попытались сбросить фюрера и его окружение – это, конечно, реальность. А в Красной Армии ничего подобного не могло быть в принципе! Еще как могло. Недаром тот же Тухачевский дал весьма пространные и подробные признательные показания по данному поводу буквально на следующий день после ареста, и без всякого битья в «мрачных подвалах Лубянки». Надо полагать, приперли маршала к стенке уже собранными доказательствами. Так бывает...

Заговор военных, причем намертво спаянный как с троцкистским подпольем, так и с коллегами из Третьего рейха существовал на самом деле! Более того – трагедия 22 июня 1941 года была обусловлена никак не «повальными репрессиями в РККА», а как раз тем, что все нити этого заговора так и не были распутаны, а участники нейтрализованы! Чем дальше углубляюсь в эту тему – тем больше доказательств. Основательное и аргументированное исследование по ней торжественно обещаю опубликовать чуть позднее – к годовщине трагической даты. 

Напоследок хочу привести одну цитату – из написанного в 1937 году как раз по поводу процессов по «делу военных»: «Показательный процесс в России продолжается. Там царит безумие, Сталин болен психически! Объяснить его кровавый режим иначе невозможно...» Это все – из личного дневника рейхсминистра нацистской Германии Йозефа Геббельса. Хорошая же у вас компания, господа «антисталинисты»! Достойная вас целиком и полностью...

Источник:

, , , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.