Алекс-Новости
Назад

КРЫША ПРЕЗИДЕНТА ЗЕЛЕНСКОГО: ИСТОРИЯ ОДНОЙ ВОЕННОЙ ПОДЛОСТИ

Опубликовано: 31.05.2019
0
28

Новый президент Украины назначил руководителем Управления государственной охраны подполковника Алексея Оцерклевича, вызвав поток воспоминаний об одном из необычных эпизодов войны в Донбассе, датированном декабрем 2014 года

Желающие уже нашли в этом определенный символизм. И, в принципе, он действительно просматривается

Капитан ВСУ Оцерклевич с позывным «Купол» (якобы бойцы дали ему такое прозвище, потому как офицер был десантником, а парашют в армейском сленге — купол и есть) мог бы остаться никому не известным персонажем войны в Донбассе, которых многие тысячи, если бы случай не свел его с Арсеном Павловым, командиром подразделения «Спарта». Бойцы Купола и Моторолы (а Павлов вошел в донецкий эпос именно под таким позывным) «кошмарили», утюжили, системно уничтожали друг друга в аэропорту.

Бойня там была отчаянная. Каждый метр плацдарма пропитан кровью, причем это вовсе не для яркости образа написано. Некогда прекрасный, новенький, выстроенный к Евро-2012 Донецкий аэропорт (ДАП) превратился в гигантскую груду рваного металла и битого бетона.

В декабре 2014 года произошел случай по-своему удивительный. «Киборги», как с выдумкой назвала своих засевших в ДАП военных киевская пропаганда, оказались так крепко зажаты, что подвезти им питание, боеприпасы, провести ротацию состава не представлялось возможным. Все подступы простреливались ополченцами ДНР, настроенными вполне решительно.

Пропустить к попавшему в сложное положение противнику свежие силы, дать подвезти съестное, с позиций логики войны — странное решение. Собственно, в ходе этой войны еще и не такие удивительные вещи случались. Как бы там ни было, но украинским военным позволили проехать через территорию, контролируемую «Спартой». Купол пообщался с Моторолой, даже что-то такое о братоубийственной войне и о важности мира из себя выдавил. Заклятые враги обменялись рукопожатиями, что было зафиксировано на камеру, показано по телевидению, и сейчас ролик легко найти в Сети.

Было в этом действе нечто от сюрреализма. Но многим уже тогда безудержно хотелось мира. Потому в рукопожатии начали искать признаки если и не потепления (какое, к шутам собачьим, потепление, если сразу же после этой сцены высокие договаривающиеся стороны стали снова обоюдно лупить из всех стволов), то хотя бы мизерного шанса на прекращение бойни. Пусть не сразу, но в обозримом будущем. Падкие на эпитеты журналисты даже быстренько назвали двух командиров «ангелами мира». Мол, вот вам, маловерным, пример — пока политики договориться не могут, парни из окопов если и не братаются еще, то двигаются в верном направлении.

Но восторг рукопожатие вызвало далеко не у всех. Поступок Моторолы в Донецке вызвал некоторое удивление. И само ручканье тоже, и странная снисходительность к врагу. Ненавидимых в Донбассе «правосеков» среди украинских вояк в аэропорту, надо сказать, хватало. Что отягощало эмоции от случившегося. Впрочем, все понимали, что вряд ли решение самостоятельно принимал командир «Спарты». А вдруг это тонкая политическая игра? К тому же, за Моторолой значилось столько примеров бешеного фронтового героизма, что на его имидже случай с Куполом, считай, никак негативно и не отразился.

К тому же, за своего боевого товарища вступился еще один знаменитый донецкий командир ополчения Гиви (Михаил Толстых): «Мы всегда были вместе с ним и будем до конца. Я был скрытым свидетелем того, что происходило в аэропорту… Руку первыми протянули укропы, а мы просто уважаем своих врагов. Какие бы они ни были дерьмовые, но это наши враги, и их нужно уважать… Арсен, я считаю, все сделал правильно. Я все видел, и не судите Арсена».

Понятно? Врага надо уважать, пусть и не самого благоухающего. И, оказывается, Гиви был «скрытым свидетелем». То есть страховал на случай, если «укропы» задумают какую-нибудь каверзу. Уважение уважением, но и о прочих линиях поведения безусловного противника забывать нельзя.

Капитана Оцерклевича на Украине елозили куда интенсивней, чем Моторолу в Донецке. Публика там крайне возбудимая, со жгучим комплексом национальной переполноценности и обостренным чувством этнографического достоинства. А тут вдруг украинский «воин света» прилюдно, да прямо за руку прощается с «рыжим сепаром» Моторолой и — о, ужас! — даже за что-то того благодарит. Естественно, майданоозабоченные СМИ подняли бучу. Куполу пришлось оправдываться, рассказывать, что на самом деле командира «Спарты» ему задушить хотелось, но пришлось вот на какую жертву пойти… Благодарил же он Моторолу за то, что тот позволил без единого выстрела вывезти пучок «киборгов» в безопасную зону. Собственно, не очень-то они были тогда «киборгами», мем раскрутили в полной мере несколько позже, но сейчас не об этом.

Общественное мнение как поштормило, так и успокоилось. Война продолжалась. Относительно мирная встреча нынешнего главного охранника Украины, а тогда простого командира карательного подразделения, с бойцами «Спарты» оказалась не единственной. Причем последнее общение вышло абсолютно иного свойства.

Оцерклевич в третий раз прибыл к ополченцам, предварительно договорившись о прекращении огня. Идея была такая — вывезти раненых украинских бойцов с позиций. Опять-таки, странная для войны, но благородная с точки зрения общечеловеческих ценностей акция. Купол общался с бойцами-«спартанцами», травил байки, вспоминал, как в советское время постигал науки в военном училище, лузгал семечки и угощал ими собеседников. Ожидание затягивалось. На позицию прибыл Моторола в полковничьей папахе и плохо скрываемой ярости, с рукой на перевязи. Он понял, что явно что-то идет не так.

И верно. Пока Купол отвлекал убаюканное доверием внимание противника, украинская техника подошла с другой стороны, благо место действия было прикрыто густым туманом, вывезла раненых и подбросила боеприпасов. Теперь, смешав воедино первый и последний эпизоды в ДАП с участием Оцерклевича, пресс-служба Владимира Зеленского сообщает украинской публике, мол, благодаря военной хитрости офицера тогда, в далеком уже 2014 году, удалось без потерь провести ротацию состава. Молодец, в общем, обдурил легковерных «сепаров».

В декабре 2014 года все выглядело иначе. Героического глянца было меньше, разочарования больше. Наметившаяся было тончайшая иллюзия — а вдруг где-то не очень далеко настоящее пасется перемирие, а там, как знать, может, и мир случится — рухнула. Причем случилось это примерно с таким же звоном, с каким повылетали все витрины Донецкого аэропорта от первого ракетного удара украинской авиации в мае 2014-го.

«Из нас сделали дурачков», — констатировал очевидное удивлённый вероломством противника Моторола. При этом он еще по инерции продолжал общаться с Куполом, поясняя тому, а скорее, самому себе, что «тут каждый метр лютой кровью взят» и негоже, что ли, поступать подобным образом. Какое, дескать, после этого может быть доверие? Оцерклевич соглашался: «Получилось некрасиво». Обещал разобраться. Потом он вскочил в санитарную машину и скоренько покинул расположение «Спарты». Разумеется, никаких рукопожатий уже не произошло.

Обратите внимание: Купола не грохнули на месте, хотя, конечно, могли. У вас военная хитрость? Очень хорошо. Тогда обижаться не приходится. Были договорённости? Да. Они нарушены самым подлым наглым образом? Все верно… Но Оцерклевича спокойно отпустили.

Через месяц украинские войска были выбиты из аэропорта полностью. Количество утилизированных там «киборгов» исчисляется сотнями, точное количество никто назвать не может. Позже был убит Моторола, и Гиви тоже. В сырой земле лежат многие участники событий 2014 года. Алексей Оцерклевич жив и процветает.

Теперь он подполковник, и увидите, очень скоро станет полковником. А там и до генерала рукой подать — должность такая. А еще он — не купол, нет, как ошибочно пишут для красного словца журналисты, а главная крыша Зеленского. Не в возвышенном криминально-политическом смысле, а в обыденном, земном, оттого — особенно важном. Именно Оцерклевичу теперь предстоит ежесекундно прикрывать нового президента, чтобы того народ от большой любви в объятиях не задушил.

И, разумеется, Купол-крыша является один из символов войны в Донбассе, где есть место храбрости, но нет места благородству. Вредное оно для здоровья, благородство это, от него, знаете ли, жизнь стремительно сокращается.

Собственно, таких типажей-символов в современной Украине хватает. Тот же Борис Филатов с замечательной формулой, мол, сейчас надо давать любые обещания, а вешать будем потом. Или некогда донецкая профессор и писательница Елена Стяжкина, заготовившая землякам «сначала виселицу, а потом школу». Все эти апологеты «хорватского сценария» — из той же оперы. К ним теперь просто добавился героизированный «военхитрец» Купол Оцерклевич, верховный хранитель бесценного тела Владимира Зеленского.

Просто обо всем этом надо не забывать, предаваясь досужим рассуждениям — а удастся ли восстававшему Донбассу как-то договориться с нынешней Украиной и что ждет его при этом.

Источник:

, , , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.