Алекс-Новости
Назад

Матеуш Пискорский: Меня впечатлило, что в ДНР на государственном уровне отмечают годовщину Волынской резни

Опубликовано: 05.08.2019
Время на чтение: 11 мин
0
145

Интервью с польским политологом, которого власти Польши несколько лет назад обвинили в шпионаже в пользу России и Китая. В итоге он провел несколько лет в Варшавском СИЗО. Матеуш неоднократно бывал в Донецкой Народной республике, о чем и рассказал в эксклюзивном интервью.

Картинки по запросу матеуш пискорский

— Среди обвинений, которые предъявили вам польские власти, было и обвинение в том, что вы в ноябре 2014 года в качестве наблюдателя поехали в Донецк, где тогда происходили выборы Народного совета ДНР и главы ДНР.

— Да, это так, но у меня есть еще более интересные обвинения. Например, обвинение в том, что я сфотографировался, а после разместил фотографию в социальных сетях с тогдашним главой ДНР ныне покойным Александром Захарченко.

С точки зрения польских властей это было равнозначно информационной поддержке донбасских сепаратистов и проведению пропагандистских мероприятий в их пользу. Власти полагают, что только интересы руководства Украины и вообще киевского режима являются идентичными польским.

Кстати, большинство обвинений в мой адрес связаны именно с Украиной. В том числе и с моим пребыванием в ДНР.

— А что, согласно польским законам быть наблюдателем на выборах в ДНР нельзя? Какие аргументы предъявило следствие в пользу своих обвинений? Захарченко никаких же преступлений против Польши не совершал. Что тогда не так?

— Польские правящая элита считает, что на самом деле все процедуры, связанные с демократическими выборами или с референдумами, которые проводились на бывших территориях Украины, том числе и в Донбассе, и в Крыму — являются незаконными с точки зрения международного права.

Значит, польское руководство не учитывает то, что в мире все же существует принцип самоопределения народов. С точки зрения польских властей этот принцип, который еще никто не отменял, вообще не существует. Поэтому и соответствующий негативное отношение к участию любых наблюдателей в таких процедурах, как выборы главы ДНР или выборы парламента ДНР.

— Вам тогда понравился Донецк и общение с его жителями? Что произвело на вас впечатление?

— Я многократно бывал в Донецке не только в 14-м году, но и после многократно туда ездил. В основном по приглашению тогдашнего министра иностранных дел — Александр Кофмана, с которым я очень хорошо знаком.

Первое, что меня тогда, в 15-м, году сильно впечатлило, так это то, что ДНР являлся единственным государственным образованием, официально отмечавшим годовщину Волынской резни, устроенной в 1943 году украинскими националистами в отношении поляков.

Воспоминания у меня от Донецка остались очень хорошие. Я тогда встречался с представителями польского национального меньшинства, проживающего в столице ДНР.

— Польское меньшинство в Донецке?

— Да. Там есть небольшая польская община — у них даже школа есть. Для меня было очень неожиданным и трогательным посещение польской школы.

Дети подготовили культурную программу. Даже в эти тяжелейшие времена для республики, в условиях, когда польское руководство не признавало ДНР и не оказывало помощи польской общине в Донецке, донецкие поляки активно участвовали в сохранении польского культурного наследия и польского языка в ДНР.

Но в ДНР есть организации и других нацменьшинств: греческого, татарского, армянского, еврейского и так далее. Они неплохо развиваются.

— Что еще вас впечатлило тогда?

— Поразило, что в ДНР настолько быстро и оперативно смогли сформировать государственные структуры. Структуры, которые обеспечивают текущую жизнь на этой территории.

Я еще тогда обратил внимание на это. Я ведь как эксперт, как аналитик и политолог посещал почти все непризнанные или частично признанные республики и не только на территории бывшего Советского Союза, но и на других континентах, к примеру, в Африке — Западная Сахара и другие.

И на фоне других новых государств я обратил внимание на способность жителей ДНР и местных активистов быстро организовывать общественную жизнь в тяжелейших условиях войны.

Я тогда был от этого под большим впечатлением. Не знаю, с чем связана такая способность Донецка. Может быть, с местными традициями Донбасса, с тем, что все-таки в Донбассе были серьезные кадры еще во времена СССР и Украины — причем, высококвалифицированные кадры. Например, в промышленности Донбасса. Так что, возможно, благодаря этим кадрам удалось довольно быстро организовать все необходимые республиканские структуры.

— Вы сейчас вспомнили Александра Кофмана — он совсем недавно стал председателем Общественной палаты ДНР. Вы можете рассказать о вашем общении с ним? Какое впечатление он на вас произвел?

— Во-первых, хочу сказать, что Александра Кофмана я считаю своим другом, и человеком, с которым, когда у меня были тяжелые моменты в жизни, и вот сейчас, когда я вышел из СИЗО, мы поддерживали и поддерживаем очень близкие отношения.

Я могу сказать о нем всё только самое положительное и о его как профессиональных, так и человеческих качествах.

Кофман, кстати, был почетным гостем на учредительном съезде моей партии «Смена», который я проводил в 2015 году. Конечно, его не пустили на территорию ЕС в силу понятных обстоятельств.

Но тем не менее, во время этого учредительного съезда самым впечатляющим моментом было видеообращение Александра Кофмана. Могу сказать, что он получил больше аплодисментов, чем я как новоизбранный председатель партии. Потом я даже предложил Александру стать почетным председателем нашей партии.

К сожалению, польские власти решили прекратить нашу политическую деятельность и начать волну репрессий против нашей партии. Тем не менее, если нам когда-нибудь удастся вернуться к политической жизни, мое предложение остается в силе. Я очень сильно надеюсь, что Александр Кофман согласится на пост почетного председателя «Смены».

Александр один из самых лучших представителей ДНР с точки зрения общения с международной общественностью. С таким человеком как он могут общаться любые представители общественных организаций из других стран, в том числе из стран Евросоюза.

Я очень рад, что он был избран председателем Общественной палаты ДНР. И очень надеюсь, что под его руководством Общественная палата ДНР будет развивать общественные связи и отношения с другими общественными организациями, в том числе из стран ЕС.

— Вы сейчас говорили, что фотографировались с Захарченко…

— Он был настоящим лидером ДНР, да и всего Донбасса. Те, кто организовал покушение на него, видимо, понимали кем, какой символической фигурой являлся Александр Захарченко. Говорят, что нет незаменимых людей. Но все равно можно уже сейчас сказать, что он вошел в историю ДНР, в историю всего Донбасса и в историю всего Русского мира как настоящий харизматичный лидер.

В личных отношениях с Захарченко у меня сразу появилось ощущение, что ему практически невозможно не верить, настолько он был искренним в общении, и это сразу чувствовалось.

Не было с его стороны никакой дипломатической игры, типичной для профессиональных политиков. Было полное ощущение того, что этот человек является символической личностью для всего Донбасса.

Меня очень потрясла новость, что он был убит. Несколько дней я размышлял, сидя в своей тюремной камере, как такое возможно, как получилось так, что нашлись люди, которые смогли такое совершить.

— Когда вы еще сидели в СИЗО, осенью 2018 года в крупной польской газете «Речь Посполитая» вышло большое интервью с Денисом Пушилиным, который после гибели Захарченко возглавил ДНР. Я не верю в совпадения, что вот просто взяли и опубликовали интервью с врагом поддерживаемой Польшей Украины. Как вы думаете, с чем это могло быть связанно?

— Я бы не сказал, что среди польских журналистов или среди польских политиков нет людей, которые не готовы были бы вступать в официальные отношения с руководством ДНР.

Со временем все больше польских политиков и экспертов, прежде всего, журналистов — начнут понимать, что произошло в ДНР. То, что в Донбассе появилась новая республика — это факт. Факт, который нужно учитывать, и ДНР — это надолго. Так что я думаю, что у определенных политических кругов, или даже не у политических, а у экспертных кругов в Польше есть желание общаться с представителями ДНР, в частности с Денисом Пушилиным.

Как я уже сказал, многие в Польше понимают, что ДНР и ЛНР — это не временные государственные образования, поэтому общаться надо. К тому же есть еще в Польше те, у кого есть желание выстраивать экономические связи с ДНР, конечно, не напрямую, а через другие государства. Обычно эти экономические связи связаны с импортом угля из ДНР.

Насколько мне известно (это публично доступная информация), объем импорта из ДНР в Польшу угля за последние несколько лет существенно вырос. Так что есть еще и экономическая составляющая в связях между Польшей и ДНР.

С точки зрения даже энергетической безопасности Польши поддержание даже этой неформальной связи с ДНР является необходимостью. Речь, правда, идет не о признании ДНР со стороны Польши, а только об экономической связи.

Увы, лично с Денисом Пушилиным я не общался, но присутствовал на мероприятиях, на которых он выступал. Конечно, он известный политик, человек, который имеет большой опыт. Уже сейчас понятно, что Пушилин является человеком, который хорошо подготовлен к занятию государственными делами.

Я сталкивался со многими людьми, которые вели с ним переговоры, и которые с ним общались — у всех положительное мнение о нем в плане его профессионального подхода к политике и к лидерству. Я думаю, что Пушилин — это хороший выбор для ДНР.

— По вашему мнению, что необходимо сделать для того, чтобы в польской печати, в западных СМИ стало больше правдивой информации о том, что сейчас происходит в ДНР, в Донбассе, на Украине? Что бы вы посоветовали руководству ЛДНР сделать в этом плане?

— Я не имею права ничего советовать руководству ни одной из донбасских республик. Я предполагаю, что там есть профессионалы, которые гораздо лучше меня понимают в этой теме.

Но если бы у меня кто-нибудь спросил совета, то я бы рассмотрел возможность организации пресс-туров в Донбасс определенных изданий. Я бы хотел посоветовать следующее: может, не стоит обращать внимание на политкорректные большие издания из стран Евросоюза и в целом с Запада.

Стоит, как мне кажется, обратить внимание на популярных блогеров, на какие-то влиятельные интернет-каналы, влиятельные интернет-порталы, которые являются более независимыми по сравнению с центральными западными телеканалами или печатными СМИ.

Может быть, стоит приглашать ту часть журналистского мира, которая имеет более или менее независимый от руководства стран Запада подход к различным темам.

Это во-первых, а, во-вторых, считаю целесообразным расширить количество представительств ДНР и ЛНР в странах ЕС.

Конечно, никто их не будет воспринимать, как дипломатические представительства, но все равно существуют юридические возможности, чтобы создавать неправительственные структуры, которые выступали бы под названием представительств ДНР и ЛНР, в тех или иных странах ЕС.

Есть опыт других частично признанных и непризнанных государств, которые организуют свои представительства вот именно в таком неформальном, неправительственном виде. Естественно, такие представительства должны заниматься организацией различного рода конференций, выставок, презентаций в странах, в которых они находятся.

Думаю, что со временем все это будет у ДНР и ЛНР. Я вижу, как хорошо справляются со своей ролью информирования представительства за рубежом других непризнанных и частично признанных государств. Есть определенный опыт, есть определенные примеры, которыми можно воспользоваться, работая над тем, чтобы знание о том, что происходит в ДНР и ЛНР стало очевидным для всех — для всех европейцев и граждан стран ЕС.

Читайте также:Украинские туристы устроили скандал в Испании за российский флаг в отеле
Стоять на месте! Сила как признак слабости

Источник:

, , , , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.