Алекс-Новости
Назад

Монферран — секрет успеха. Как выиграть тендер на Исаакиевский собор

Опубликовано: 23.01.2021
0
18

235 лет назад, 23 января 1786 года, в парижском пригороде Шайо родился Анри Луи Огюст Рикар. Мария Франсуаза Луиза Фистиони, его мать, была дочерью предпринимателя. Бенуа Рикар, отец, служил в Лионской академии верховой езды. Однако их сын пошёл по стопам деда с отцовской стороны: Лижье Рикар был строителем. Впрочем, деда он превзошёл по всем статьям, прославившись как архитектор знаменитого Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. Да, это Огюст Монферран.

Считается, что мать прибавила к вопиюще простой фамилии своего сына приставку — де Монферран, — чтобы придать ей дворянский лоск. На самом деле баловаться такими штучками во Франции периода революции и террора было бы как минимум неосмотрительно. Скорее всего, это была дань памяти семейства Рикаров, которые поколениями были связаны с городком Монферран.

Впрочем, изначально карьера Монферрана шла параллельными путями. В 1806 г. он поступил в парижскую Императорскую школу архитектуры, продолжая дело своего деда на более высоком уровне. Однако почти сразу же был призван в наполеоновскую армию. И, будучи прекрасным кавалеристом, получил назначение в 9-й конно-егерский полк, который в числе прочих усмирял непокорную Италию. То есть фактически продолжал дело отца, кавалериста и берейтора.

Портрет архитектора Монферрана. Художник Е. А. Плюшар. 1834 год.

Что было для него более важным в тот момент, можно предположить по его воинским документам: «Рост 1 м 65 см, лицо овальное, лоб высокий, глаза голубые, нос курносый, рот средний, подбородок круглый, волосы и брови светлые... прибыл 29 февраля 1808 года, дезертировал 31 мая 1808 года, возвратился 26 июня 1808 года...» Пусть крепкое слово «дезертировал» не смущает. По мнению французских исследователей, так в полку назвали его временную отлучку, вызванную ранением в бедро и в голову. Дескать, Монферран, увлечённый архитектурными красотами Италии, решил не сразу догонять свой отряд, а немного погулять и порисовать. Надо сказать, что впоследствии итальянские впечатления ему очень и очень пригодились в России.

Но до поездки в Россию было ещё довольно далеко. Другое дело, что спустя несколько лет Россия сама надвигалась на Европу, Францию и лично Монферрана, который по мере сил этому противостоял. Свой Орден Почётного легиона наш герой получил за бой при Ханау на Майне, который состоялся в конце октября 1813 года. Наполеон, разбитый в Битве народов при Лейпциге союзным русско-прусско-австрийским войском, отступал во Францию. Путь через Майн и Рейн ему преградил австро-баварский корпус при участии казаков Чернышёва. Но Наполеон показал, что его гвардия, в частности Первый отряд Первого Почётного полка, где служил Монферран, ещё чего-то стоит. Он пробился к переправе и ушёл во Францию.

Орден Монферран получил из рук маршала Луи Александра Бертье, наградой заслуженно гордился, а к Наполеону до конца дней сохранял самые тёплые чувства: на его столе всегда стоял бюст императора.

В справочниках и энциклопедиях говорится: «Военная служба дала ему жизненный опыт, умение находить выход из сложных ситуаций». Святая правда! Именно «умению находить выход из сложных ситуаций», а попросту говоря, умению выкручиваться, Монферран и обязан неожиданным взлётом своей карьеры.

На этот раз — карьеры архитектора, поскольку военным после серии поражений и вступления русских войск в Париж не светило вообще ничего. А вот Монферран сумел угодить победителю. Взяв свои учебные проекты, он наскоро их перелицевал, руководствуясь простым намерением понравиться победителю: русскому императору, который на тот момент был самым влиятельным лицом в Европе. И всего через месяц после входа русских в Париж он сумел вручить свой труд адресату. «Разные архитектурные проекты, представленные и посвящённые Его Величеству Императору Всероссийскому Александру I Августом Монферраном, членом французской Академии архитектуры. Париж. Апрель 1814 г.».

Этот альбом, хранящийся в Эрмитаже, характеризует Монферрана как блестящего рисовальщика и практически беспомощного архитектора. Ни один из восьми представленных проектов не блещет оригинальностью. Но качество рисунка и подчёркнутая готовность услужить потенциальному заказчику подкупали. Одно дело — бюст Наполеона на рабочем столе. Это для сердца и для души. А для денег и славы — статуя Александра I в одеянии римского императора. И ещё — конная статуя Александра-триумфатора. А чтобы заказчик совсем уж растаял — проект триумфальной арки, прославляющей славу русского оружия в наполеоновских войнах, с надписью: «Храброму российскому воинству».

Альбом был благосклонно принят. Имя амбициозного архитектора запомнили. Но пока толку от того было мало. Требовалось бросить всё, приехать в Россию, растолкать локтями всех конкурентов и сорвать банк.

Говорят, снаряд не попадает дважды в одну воронку. В случае с Монферраном это правило не сработало. Ему удалось в Санкт-Петербурге провернуть тот же номер, что и в Париже.

Изначальный проект Исаакиевского собора (3-й) А. Ринальди. Литография середины XIX века

Вот как об этом вспоминает в своих «Записках» Филипп Вигель, служивший в Комитете для строений и гидравлических работ в Санкт-Петербурге под началом архитектора и инженера Августина Бетанкура: «На словах государь просил Бетанкура поручить кому-нибудь составить проект перестройки Исаакиевского собора так, чтобы, дать вид более великолепный и благообразный сему великому памятнику. Бетанкуру пришло в голову для пробы занять этим Монферрана, выдав ему план церкви и все архитектурные книги из институтской библиотечки. Что же он сделал? Выбирая все лучшее, усердно принялся списывать находящиеся в них изображения храмов, приноравливая их к величине и пропорциям нашего Исаакиевского собора.

Бетанкур представил государю монферрановский альбом, прося один из рисунков удостоить своим выбором. Государь на время оставил у себя альбом.

Освящение Кафедрального Исаакиевского собора. Литография 1858 года

На другой день Бетанкур с каким-то таинственным видом позвал меня к себе в кабинет и наедине вполголоса сказал мне:

— Напишите указ придворной конторе об определении Монферрана императорским архитектором с тремя тысячами рублей ассигнациями жалованья из сумм кабинета.

Я изумился и не мог удержаться, чтобы не сказать:

— Да какой же он архитектор? Он от роду ничего не строил, и вы сами едва признаете его чертёжником.

— Ну, ну, — отвечал он, — пожалуйста, помолчите о том и напишите только указ».

Строительство Исаакиевского собора затянулось на сорок лет.

Сокровища Исаакия. Экспонаты, которых может лишиться собор

Внутри собора находится бюст архитектора Огюста Монферрана работы скульптора Фалетти из разных пород камня, использованных при облицовке собора. © Commons.wikimedia.org / A. C. Tatarinov

Макет лесов, применявшихся для подъёма колонн сбора. История его появления связана с тем, что в процессе строительства император Александр I поставил под сомнение возможность установки вручную массивных колонн и предложил Монферрану показать на модели, как будет осуществляться подъём. © Flickr.com / thisisbossi

Модель Исаакиевского собора в 1/166 натуральной величины работы крестьянина Максима Салина. © Flickr.com / thisisbossi

Купол Исаакиевского собора в разрезе. © Flickr.com / Riku Kettunen

Из-за перепада температур, высокой влажности и отсутствия вентиляции в соборе сложились неблагоприятные условия для сохранения росписей в первозданном виде, поэтому при декорировании внутренних помещений с 1851 года и до революции стали использовать мозаику. Один из ярких памятников той эпохи — икона святого Исаакия Далматского. © РИА Новости / Алексей Даничев

Мозаика «Рождество Богородицы». © РИА Новости / Алексей Даничев

При создании панно мастера использовали более 12 тысяч оттенков смальты, фоны набирались из золотой смальты (канторели). Мозаичные картины собора экспонировались на лондонской Всемирной выставке 1862 года, где получили высокую оценку. На фото: мозаика с изображением апостола Петра. © РИА Новости / Алексей Даничев

Мозаика «Тайная Вечеря». © Flickr.com / mutatdjellyfish

Внутри собора находится бюст архитектора Огюста Монферрана работы скульптора Фалетти из разных пород камня, использованных при облицовке собора. © Commons.wikimedia.org / A. C. Tatarinov

Макет лесов, применявшихся для подъёма колонн сбора. История его появления связана с тем, что в процессе строительства император Александр I поставил под сомнение возможность установки вручную массивных колонн и предложил Монферрану показать на модели, как будет осуществляться подъём. © Flickr.com / thisisbossi

Модель Исаакиевского собора в 1/166 натуральной величины работы крестьянина Максима Салина. © Flickr.com / thisisbossi

Купол Исаакиевского собора в разрезе. © Flickr.com / Riku Kettunen

Из-за перепада температур, высокой влажности и отсутствия вентиляции в соборе сложились неблагоприятные условия для сохранения росписей в первозданном виде, поэтому при декорировании внутренних помещений с 1851 года и до революции стали использовать мозаику. Один из ярких памятников той эпохи — икона святого Исаакия Далматского. © РИА Новости / Алексей Даничев

Мозаика «Рождество Богородицы». © РИА Новости / Алексей Даничев

При создании панно мастера использовали более 12 тысяч оттенков смальты, фоны набирались из золотой смальты (канторели). Мозаичные картины собора экспонировались на лондонской Всемирной выставке 1862 года, где получили высокую оценку. На фото: мозаика с изображением апостола Петра. © РИА Новости / Алексей Даничев

Мозаика «Тайная Вечеря». © Flickr.com / mutatdjellyfish

Источник aif.ru

Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.