Алекс-Новости
Назад

На что годится армия США в Европе. Победить Россию или только задержать?

Опубликовано: 25.04.2019
0
3

26 марта американское издание RealClear Defence опубликовало материал, посвященный военно-политической обстановке в Европе. Автором статьи выступил отставной офицер сухопутных войск США Сэм Кантер, ныне занимающийся вопросами развития оборонной сферы. Его публикация получила говорящее название: «The United States Army in Europe: Roadblock, Speedbump, or Something Else Entirely?» («Армия США в Европе: блокпост, искусственная неровность или что-то еще»?). Как ясно из названия, темой публикации стали нынешнее состояние, задачи и перспективы контингента американской армии в Европе.

В начале своей статьи С. Кантер отмечает, что в прошлом веке наметился «порочный цикл» развития вооруженных сил. Армия США строилась для борьбы с определенным врагом, одерживала победу (пиррову или более успешную), после чего изменялась для противостояния новой угрозе – но вскоре выяснялось, что старые вызовы остаются актуальными. Россия сейчас оказывается новым повторением такого цикла.

На что годится армия США в Европе. Победить Россию или только задержать?

После распада СССР в 1991 году США начали сокращать обычные вооружения, а затем на несколько десятилетий сосредоточились на борьбе с незаконными вооруженными формированиями. Только после этого США вновь заметили необходимость вооруженных сил в Европе. Через 7 лет после расформирования двух сухопутных бригад в европейских странах армия США опять входит в старый цикл. Пентагон намеревается обеспечить возможность победы над противником в сфере обычных вооружений. Однако С. Кантер сомневается в целесообразности подобного курса в контексте российской угрозы.

Автор задает важные вопросы. Намерены ли более мощные силы в Европе победить Россию или собираются только задержать ее наступление? Усиленная группировка является сдерживающим фактором или политическим инструментом? Правильные ответы на эти вопросы помогут в дальнейшем планировании развития вооруженных сил.

При этом автор предлагает вспомнить историю развития армии после Второй мировой войны. Исторически польза от американской армии в Европе заключалась в решении политических вопросов и сдерживании, но не в непосредственном создании силы, способной остановить русские войска. Вместо простейшего подхода, предусматривающего приоритет численности, С. Кантер предлагает решать задачи в Европе иными способами, более тонкими и менее дорогими.

После Второй мировой войны и стратегия New Look

Автор напоминает, что победа во Второй мировой далась большой ценой, но ни одна другая страна не может сравниться с СССР по людским потерям. В то время за рубежом рассматривалось предложение об использовании истощения бывшего союзника. Предлагалось, как ранее говорил Уинстон Черчилль, «задушить большевизм в собственной колыбели». Генерал Джордж Паттон поддерживал эту позицию и предлагал решить советский вопрос силами одной армии за несколько недель. Тем не менее, «колыбель» оставалась сильной. В 1945 году советские вооруженные силы насчитывали 11 млн человек – примерно столько же, сколько у США. Также советские войска были сконцентрированы в Европе, могли выдержать большие потери и быстро восполнить их. Все это было преимуществом, и потому новой войны не произошло. Впрочем, многие считали, что это лишь временная передышка.

Армия США оставалась в Европе и реализовывала политику сдерживания, однако имелись сомнения в ее способности победить в большой войне. После 1945 года численный разрыв между СССР и США увеличивался, поскольку русские готовили войска и технику для крупного сухопутного конфликта. Но, несмотря на все мрачные прогнозы, американские войска продолжали служить на европейских землях.

Вскоре после вступления в должность президента США Дуайт Эйзенхауэр понял, что масштабные стратегии не совпадают с военно-политической реальностью. Имея большой опыт войны в Европе, Д. Эйзенхауэр раскритиковал текущую европейскую стратегию США с точки зрения логики и морали. Если армия не сможет отразить сухопутное наступление СССР, то какое значение имеет численность войск на его пути? Зачем жертвовать жизнями солдат в войне, в которой они не победят?

Новая стратегия Эйзенхауэра под названием New Look была призвана решить обе эти проблемы. Стратегия предусматривала использование невоенных средств, таких как скрытые операции, экономическое давление и информационная война. В дополнение к этому предлагалась доктрина массового возмездия (Massive Retaliation). Она предлагала отвечать на любую атаку Западной Европы сокрушительным ядерным ударом со стороны США. В этой концепции сухопутные войска оставались на вторых ролях, а главным средством сдерживания оказывались ядерные силы.

Любая война в Европе могла превратиться в ядерную, и это, как отмечает С. Кантер, удержало СССР от нападения. Кроме того, New Look дал некоторые новые возможности. Финансирование сухопутных войск, обреченных на большое потери, сократили в пользу развития военно-воздушных и ядерных сил – более удобных средств сдерживания. Это плохо сказалось на духе армии, но создало новую стратегию, в которой она перестала быть барьером на пути войск СССР в Западную Европу.

По сути, Д. Эйзенхауэр не стал предаваться кровавым фантазиям о крупном неядерном конфликте, который предлагалось предотвращать ядерной угрозой. План New Look в известной мере был лотереей, но он сработал.

В дальнейшем президент Эйзенхауэр продолжал критиковать идею наращивания контингента в Европе. Он полагал, что армия в этой ситуации оказывается не блокпостом, а сигнализацией – в таком случае демонстрировать флаг с равной эффективностью могли и несколько дивизий, и одна. Задачу подготовки войск на случай крупного неядерного конфликта Д. Эйзенхауэр возлагал на европейские страны. Он утверждал, что «США имеют право и обязаны настаивать на том, чтобы их партнеры по НАТО взяли на себя больше ответственности по защите Западной Европе». С. Кантер отмечает, что сейчас те же идеи продвигает нынешний президент США Дональд Трамп. Таким образом, стратегия Эйзенхауэра по противодействию СССР предполагала использование союзников для защиты своих интересов. Подобная стратегия была реалистичной; при этом она не основывалась на необходимости остановить советское наступление.

Стратегия противовеса

Стратегия New Look была актуальной в течение следующих двух десятилетий. При правлении Джона Ф. Кеннеди она подвергалась критике, но от нее не отказывались. Военная обстановка в Европе оставалась застойной, поскольку СССР имел десятикратное преимущество в активных дивизиях, расквартированных вдоль будущего фронта. Такой дисбаланс сохранялся до конца семидесятых, когда США решили использовать свое экономическое и технологическое превосходство.

В 1947 году был изобретен транзистор, и это открыло новые горизонты для военной техники. К семидесятым такие технологии позволили создать управляемое вооружение с высокими характеристиками. После Вьетнама была создана т.н. доктрина комбинированных вооружений, которая вместе с новыми образцами оружия могла стать реальным средством эффективного противодействия СССР.

США впервые опробовали управляемое оружие во Вьетнаме. Системы с лазерным наведением позволяли поражать цель, экономя боеприпасы, время и ресурсы, а также сокращая сопутствующий ущерб. Появление такого оружия совпало по времени с разработкой новой военной доктрины для Европы. Новая стратегия Assault Breaker предусматривала широкое использование высокоточных систем для поражения ключевых объектов Советской армии.

В США считали, что советская наступательная доктрина предусматривает сосредоточение усилий на единственной точке обороны НАТО с организацией нескольких волн наступления. Затем прорвавшийся танковый кулак должен был войти в прорыв и развить наступление. В 1982 году на это ответили стратегией AirLand Battle – одним из результатов программы Assault Breaker.

Согласно новым планам США, паритет по численности обычных вооружений был невозможным. Вместо этого предлагалось получить преимущество в качестве. «Воздушно-наземная битва» предлагала активную оборону в районе наступления противника с одновременным поражением его техники и объектов высокоточным вооружением. Если наступающим «волнам» удастся нанести урон еще в тылу, до выхода на передний край, наступление должно провалиться. Таким образом, развитие технологий впервые позволило США рассчитывать на победу в сухопутном столкновении с СССР без применения ядерного вооружения. Важной особенностью AirLand Battle был тот факт, что американская сторона не пыталась конкурировать с противником в той области, где он имел серьезное преимущество.

Могла ли стратегия AirLand Battle остановить советское наступление? С. Кантер считает, что этот вопрос не имеет особого значения. Важнее тот факт, что командование Советской армии считало это возможным. Маршал Николай Огарков, начальник Генштаба в 1977-1984 годах полагал, что новые стратегии вероятного противника могут нарушить реализацию имеющихся планов. Новые американские наработки сделали устаревшим советский подход, опиравшийся на количественное превосходство. Во время своего пребывания в должности начальника Генштаба Н. Огарков продвигал идеи, призванные стать ответом американскому превосходству в технологиях. По сути, он был одним из первых советских военных теоретиков, признавшим меняющуюся природу современной войны. При этом Генштаб при маршале Огаркове понимал, что наступление в Европе крайне опасно. Таким образом, США удалось создать новое средство сдерживания, эффективность которого не зависит непосредственно от победы над противником.

Выученные уроки и пути будущего

После распада СССР в девяностых годах произошли сокращение американских сил в Европе и расширение НАТО, что не способствовало сохранению стабильной обстановки. В настоящее время, как считает С. Кантер, США и НАТО вновь сталкиваются с призраком сухопутной войны в Европе – каким бы фантастическим ни казался такой сценарий. Вооруженные силы России серьезно отличаются от армии СССР. Располагая меньшими человеческими ресурсами, Россия развивала доктрины и технологии, в первую очередь в сфере высокоточных систем. Впервые в истории России количество служащих по контракту превысило численность призывников.

Вместе с этим в XXI веке российская армия начинает отходить от традиций использования количества и концентрации сил на главных направлениях. Используя региональное влияние и этнические «разломы», Россия освоила т.н. гибридную войну. Так, указывает автор, на Украине действуют наемники, ополченцы и другие «нерегулярные лица». В этой стратегии военнослужащие выполняют функции советников и решают задачи артиллерийской поддержки «прокси-сил» с удаленных позиций.

Таким образом, Россия в настоящее время использует наработки по концепциям New Look и AirLand Battle даже больше, чем сами США. Она научилась применять недорогие и малоопасные способы решения своих задач, а также использовать неспособность западных армий эффективно реагировать на такие угрозы. Любое вторжение в Европу почти наверняка будет основано на таких подходах, что снизит эффективность больших скоплений сухопутных войск противника, пригодных для работы только в «обычном» конфликте.

Впрочем, С. Кантер полагает, что новые факторы вряд ли смогут серьезно изменить фундаментальные положения ситуации. История последних десятилетий наглядно показывает: развитие американских технологий, разработка стратегий противодействия, а также передача части задач по обороне союзникам по НАТО действительно могут дать желаемый эффект. Все эти меры способны привести к тем же результатам, что и простое наращивание численности войск в Европе.

Если намерения США состоят в демонстрации решимости защищать свои интересы в Европе перед лицом «российской угрозы», то здесь стоит вспомнить тезисы Д. Эйзенхауэра. Одна бригада может решать такие задачи с той же эффективностью, что и несколько. Россия всегда будет иметь преимущества в той части Европы, которая традиционно является ее «задним двором», и где местность оптимальна для быстрых наступлений. Прямую конкуренцию с таким противником в областях, где у него есть преимущества, С. Кантер считает глупостью.

Автор полагает, что Соединенным Штатам следует изучить менее дорогие и более проработанные варианты противодействия России, прежде чем запускать простое наращивание численности войск в регионе. Возможно, при этом американской армии удастся вырваться из ранее описанного цикла развития, являвшегося основой военного планирования на протяжении нескольких последних десятилетий.

Источник:

, , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.