Алекс-Новости
Назад

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане

Опубликовано: 27.06.2019
Время на чтение: 25 мин
0
13

В истории Второй мировой войны на море действия гидроавиации – тема, несколько обойдённая вниманием. По крайней мере, в сравнении с авиацией базовой или палубной. Кто, например, помнит, чем занимались советские МБР-2? И даже если какая-то тема считается «раскрытой» — например, действия «Сандерлэндов» и «Каталин» над Атлантикой, то по факту даже там будет масса белых пятен. Что же до авиации, которая не смогла внести в исход войны заметный историкам вклад, то тут одно сплошное белое пятно. Даже при возможности сделать интересные выводы.

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане
Оружие Второй мировой войны. Торпедоносцы

Kawanishi H8K2, или "Тип 2", единственный уцелевший экземпляр в музее Морских сил Самообороны Японии в Каное

Действия тяжёлых многомоторных летающих лодок Японского Императорского флота в ходе Второй мировой войны – одна из таких тем. Её, отчасти, спасает то, что японцы имели без преувеличения великолепные многомоторные гидросамолёты, ту же Kawanishi H8K (aka “Emily”) сами американцы считают лучшей машиной в классе из всего, что в той войне участвовало. Это немного «спасает» ситуацию, привлекая некоторое количество исследователей, и даёт нам возможность узнать по теме хоть что-то. 

И это «хоть что-то» способно привести нас к весьма интересным выводам на будущее – даже если это будущее не наше.

В мирном небе Океании

Япония оккупировала острова, ныне объединяемые как Микронезия, ещё в 1914 году, с началом Первой мировой войны. Архипелаг принадлежал Германии, и как союзник Британии, Япония не упустила случая взять своё. 

В дальнейшем её присутствие на островах – как военное, так и гражданское, росло. Но для того, чтобы его обеспечивать, нужны были коммуникации, причём не один пароход в три месяца.

Выходом, позволяющим увеличить связность японских владений, была организация воздушных сообщений между японской метрополией и островами. Это было тем более выгодно, что позволяло чуть погодя, наладить регулярные воздушные сообщения и с Австралией, вернее для начала с её территориями в Папуа.

В тридцатых годах двадцатого века, получила бурное развитие пассажирская гидроавиация, особенно американская. Причиной этого была нетребовательность летающих лодок к аэродромам – любая спокойная гавань была аэродромом. С учётом необходимости включить в единое политическое и экономическое пространство массу островных территорий, рейсы летающих лодок часто были безальтернативным решением. Плюсом к отсутствию проблем с базированием, в их пользу работала ещё и огромная для тех времён дальность полёта – массивный корпус лодки обычно позволял разместить на борту большой запас топлива.

В 1934-1935 годах японцы предприняли несколько нерегулярных тестовых полётов на различных типах летающих лодок в Микронезию, острова которой к тому времени являлись японской подмандатной территорией. А в 1936 году первый успешный полёт совершила летающая лодка Kawanishi H6K. В её военном варианте она носила индекс «Тип 97», а пилоты ВМС США и союзников знали этот самолёт под «кличкой» Mavis (Мэвис).

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане

Kawanishi H6K или "Тип 97" в транспортном варианте

С момента появления экипажи летающих лодок начали тренироваться в сверхдальних перелётах и ведении разведки. Самолёты использовались для вторжения в воздушное пространство британских территорий, и, по утверждениям японцев – для оказания давления на СССР.

Однако огромная дальность «Тип 97» оказалась востребована и в мирных целях.

Первым оператором «Тип 97» стала японская авиакомпания «Авиалинии Великой Японии» — «Даи Ниппон Коку Кайса». Формально гражданские машины принадлежали, тем не менее, Императорскому флоту, а значительную часть лётного состава составляли пилоты военно-морского резерва или просто кадровые военные. 

«Тип 97» и атоллы Микронезии оказались буквально созданными друг для друга. Огромный по тем временам самолёт обладал не менее огромной дальностью полёта – до 6600 километров, причём при вполне пристойной для 30-х годов крейсерской скорости – 220 км/ч. Сами же атоллы, благодаря своей кольцевой форме с лагуной в центре, обеспечивали для летающих лодок защищённую от штормов акваторию, удобную для посадок и взлётов – практически везде.

С конца 1938 года пара переоборудованных самолёта из состава авиации флота (машины были взяты в аренду) начали полёты по маршруту Йокогама-Сайпан. С весны 1939 добавилась линия в Палау (Каролинские острова). В 1940-м авиакомпания заказала ещё десять единиц, теперь уже не в аренду, а в собственное пользование. К тому времени в «географию» гражданских рейсов вошли Сайпан, Палау, Трук, Понепе, Джалуит, и даже Восточный Тимор. Планировалось, что рейсы будут продолжены до Порт-Морсби. Но война не дала этим планам реализоваться. Зато линии Йокогама-Сайпан-Палау-Тимор, Йокогама-Сайпан-Трук-Понапе-Джалуит и Сайгон-Бангкок просуществовали всю войну и «закрывались» только с утратой территорий. 

Но основную работу «Тип 97» делал не в гражданской авиации.

Лодки на войне

В том, как летающие лодки использовали англосаксы и японцы существовали фундаментальные различия. У первых основной задачей самолётов было обнаружение подводных лодок, орудующих на морских коммуникациях. Для этого самолёты оснащались радиолокаторами, а самих их было очень много.

У Японии ситуация была иная – надёжной и эффективной РЛС они так и не создали, ненадёжную и неэффективную – создали в ходе войны, но растиражировать ресурсов не хватило, да и на массовую серию летающих лодок ресурсов не хватило тоже – общее количество построенных многомоторных лодок всех типов в Японии даже не дошло до 500 единиц. На фоне масштабов производства одних только «Каталин» (3305 машин) эти цифры не смотрелись совершенно. Как результат, японские самолёты были заведомо бесполезны против американских подлодок, развернувших на Тихом Океане неограниченную подводную войну в стиле адмирала Дёница. За всю войну японские тяжёлые летающие лодки потопили только семь подводных лодок – смешные цифры. Зато они делали кое-что другое.

С первого дня войны японцы использовали свои большие гидросамолёты для следующих целей:
— патрулирование и разведка. Самолёты должны были обнаруживать надводные корабли американцев и вскрывать систему обороны их баз, подлежащих захвату.
— нанесение сверхдальних бомбовых ударов.
— воинские перевозки.
— уничтожение одиночных судов и подводных лодок.
— наведение на цель ударной авиации (в конце войны).

Казалось бы – ну как тихоходные летающие лодки могут атаковать защищённые истребителями, и многочисленным зенитными пушками авиабазы?

Но… могли!

Существуют утверждения, что «Тип 97» были готовы атаковать американские островные базы в тот же день, в который «Кидо Бутай» атаковало Пёрл-Харбор, но атака сорвалась из-за невозможности для японского командования связаться с самолётами и подтвердить начало войны, что требовалось первоначальным планом. Впрочем, на острова Холланд и Кантон (так в американских источниках) они летали. А 12 декабря 1941 года, авиаполк (на самом деле – Кокутай, но ближе всего к смыслу – авиаполк), базировавшийся на атолле Вотье выполнял воздушную разведку острова Уэйк – одного из первых мест, где американские войска попали под японский блицкриг. 14 декабря, оттуда же, с Вотье, стартовали поплавковые истребители, выполнившие удачный рейд. Предположительно, их пилоты могли получать информацию от разведывательных «Тип 97».

15 декабря летающие лодки сами нанесли по Уэйку бомбовый удар и тоже успешно.

В дальнейшем практика использования летающих лодок в качестве дальних бомбардировщиков продолжилась. 

С конца декабря 1941-го летающие лодки вели разведку вокруг Рабаула, без потерь.

В начале января 1942-го девять самолётов «Тип 97» атаковали аэродром Вунаканау под Рабаулом, уничтожив на земле несколько самолётов австралийских ВВС и повредив привод и ВПП. Один из истребителей, австралийский «Уиррэвэй» смог взлететь и попытался догнать японцев, но не смог.

16 января летающие лодки опять атаковали аэродром осколочными бомбами и опять ушли без потерь.

В январе 1942-го «Тип 97» сбросили некоторое количество бомб на Порт-Морсби, без значимого эффекта. В дальнейшем, рейды летающих лодок в основном носили разведывательный характер.

Однако, главной задачей летающих лодок была разведка. Так, именно «Тип 97» обнаружили авианосец «Лексингтон» 20 февраля 1942 года. В целом, полёты летающих лодок на авиаразведку давали японцам больше, чем бомбардировочные рейды, которые редко причиняли противнику существенный ущерб.

Тем не менее, и рейды продолжались. 

В конце 1941 года у японцев появилась более совершенная летающая лодка, нежели Kawanishi H6K/Тип97.

Это был самолёт, произведённый той же компанией, «Каваниси», модели H8K. У союзников машина получила кодовое наименование «Эмили». В японских документах её обозначали как "Тип 2". (Подробнее — «Лучший четырёхмоторный гидросамолёт Второй мировой»).

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане
Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане
Броня тонка. Самые уязвимые танки Второй мировой войны

Эти самолёты, как и предыдущая модель применялись для бомардировочных рейдов, и разведки. Кроме того, 36 машин были построены как транспортные «Сейку» и изначально предназначались для доставки войск.

Первой операцией новых амфибий был повторный налёт на Пёрл-Харбор, знаменитая «Операция К», проведённая 4-5 марта 1942 года.

Налёт из-за погодных условий оказался неудачным, но план операции всё же впечатлял – летающие лодки должны были перелететь 1900 морских миль от атолла Вотье в японской Микронезии до атолла Френч-Фригат-Шолз, относящегося к Гавайским островам. Там их должны были дозаправить подводные лодки, после чего они должны были атаковать док в Пёрл-Харбор, существенно усложнив американцам ремонт боевых кораблей. В итоге у японцев не получилось – из пяти самолётов смогло вылететь только два, оба они из-за непогоды сбросили бомбы куда попало. 

Американцы, разведка которых предупреждала о налёте, выслали на Френч-Фригат-Шоллс боевой корабль – тендер летающих лодок «Баллард». Последний, будучи устаревшим переоборудованным эсминцем, всё-таки представлял для гидросамолётов серьёзную опасность, и полёты через атолл прекратились.

Спустя несколько месяцев, одна из летающих лодок попыталась атаковать Мидуэй. Но к тому моменту американцы научились как следует пользоваться своими РЛС. Самолёт был сбит.

Новые самолёты, как и предыдущая модель активно применялись в Океании для разведки островных территорий и бомбовых ударов на большое расстояние. 

Отдельно стоит упомянуть и об участии «Эмили» в операции на Алеутских островах. Японцы широко применяли там и летающие лодки, и поплавковые истребители, и, когда началась эвакуация японских войск («Эмили» в транспортном варианте обеспечивали её, вывозя солдат по воздуху) даже корабли-тендеры, обеспечивавшие действия летающих лодок.

По мере приближения войны к концу, операции летающих лодок в качестве бомбардировщиков непрерывно сокращались, зато росла роль авиаразведки. В этом качестве, самолёты несли значительные потери – американцы всё шире и шире использовали РЛС, точные ТТХ которых японцам известны не были, и огромные многомоторные самолёты всё чаще встречались с крупными силами истребителей. Огромные машины отличались серьёзной живучестью и могли за себя постоять, особенно Н8К различных модификаций, оснащённые 20-мм пушками, но силы оказывались неравными всё чаще и чаще.

Сбитие Н8К палубной авиацией США, реальные военные съёмки

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане

Уникальное фото — летающая лодка расстреляна оборнительными пулёмётами американского самолёта-амфибии "Каталина" в ходе патрульного вылета. С неё же сделано фото

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане

Бывало и так

Последними боевыми операциями летающих лодок стали вылеты на целеуказание для самоубийственных атак «в один конец», выполнявшихся экипажами бомбардировщиков наземного базирования.

Что до транспортных вариантов, то они интенсивно использовались до самого конца войны.

Организация и проведение боевых операций

Летающие лодки распределялись по авиационным соединениям, называемых японцами «Кокутай». Число самолётов в наземных «Кокутай» было очень разным и со временем менялось. Известны примеры с численностью от 24 до 100 машин.

Как правило, вся административная и командная структура «Кокутай» была привязана к его лётным отрядам и самолётам и перебрасывалась совместно с ними. 

Основными операторами четырёхмоторных летающих лодок обоих типов являлись:
— 801 Кокутай. В основном имел на вооружении «Тип 97»;
— 802 Кокутай. До ноября 1942-го 14-й Кокутай. Представлял собой смешанное соединение из тяжёлых гидросамолётов и поплавковых истребителей А-6M2-N, по сути – поплавковых «Зеро». Длительное время вёл бои в основном истребителями, но в 15 октября 1943 года истребительные части были расформированы;
— 851 Кокутай (бывший Токо Кокутай). Сформирован на Тайване как Токо Кокутай, 1 ноября 1942 года переименован в 851-й. Участвовал в сражении при Мидуэе и одним из авиаотрядов в операциях на Алеутах.

Транспортные самолёты также были приписаны к различным наземным базам ВМС.

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане

Транспортная летающая лодка, у разрушенной базы морской авиации "Военно-морской арсенал Хиро" в префектуре Хиросима. Лодка была приписана к этой базе. Первые дни после капитуляции

Как правило, самолёты базировались в лагунах и спокойных заводях на островах. В случае с 802-м Кокутай речь шла о совместном базировании с поплавковыми истребителями. При этом, никаких постоянных структур японцы не строили, экипажи и техники жили в палатках на берегу, все сооружения для хранения материально-технических средств были временными. Такая организация позволяла японцам очень быстро перебрасывать авиационные части с острова на остров. 

Отдельным методом обеспечения действий летающих лодок являлось использование корабля-тендера. В случае с многомоторными «Каваниси» это был корабль «Акицусима», технические возможности которого позволяли не только снабжать самолёты топливом, смазочными материалами и боеприпасами, но и поднимать их краном на палубу из воды и осуществлять ремонт, в том числе и сложный, например, замену двигателей. 

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане

"Акицусима"

Возможности «Акицусимы» позволяли обеспечить высокоинтенсивное боевое применение восьми самолётов. В таком качестве корабль использовался во время вывоза японских войск в Алеутских островов, в котором летающие лодки принимали активное участие.

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане

Подъём и обвязка на палубе "Акицусимы" летающей лодки 14-го (после ноября 1942-го — 802-го Кокутай)

Активные полёты гидросамолётов на разведку с Маршалловых островов и других островов в Тихом океане закончились в 1944-м году, когда американцы уже буквально «вламывались в двери» японских островных баз. То, насколько долго летающие лодки смогли работать против американцев буквально из под их носа не может не вызывать уважения.

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане

Морские пехотинцы рассматривают уничтоженный самолёт на острове Мэйкин, ноябрь 1943

Войну пережило совсем небольшое количество японских летающих лодок. Только четыре из них американцы использовали для изучения японской техники, все остальные трофеи, попавшие им в руки, были уничтожены.

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане

Кабина транспортного варианта Н8К с места радиста.

Операции японских тяжёлых летающих лодок на Тихом океане
Истребители-бомбардировщики Второй мировой. Часть 1
Боевые самолёты. Истребители-бомбардировщики Второй мировой. Часть 2

Верхняя палуба транспортного отсека. Сиденья нестандартные, на серийных машинах были скамьи более простой конструкции

Из всех попавших в руки американцев самолётов, до наших дней дожил только один, Н8К2 из состава 802-го Кокутая. Машина сохранилась чудом, и даже спустя много десятилетий после окончания войны, американцы не хотели её отдавать японцам, как и не хотели восстанавливать. Но в итоге самолёт был спасён и после многолетней реставрации находится в Музее Морских сил самообороны Японии.

Уроки прошлого

Ментально наши люди не рассматривают войну на Тихом Океане как «свою», хотя во-первых именно Красная Армия окончательно склонила японцев к капитуляции, во-вторых мы уничтожили почти треть её войск и провели стратегически важные по последствиям операции по захвату Курил и Южного Сахалина. Трудно представить себе, что было бы, если бы флот не смог бы высадить десанты на этих территориях, и туда зашли бы американцы. Фактически, с точки зрения территориальных приобретений, это самые важные наши приобретения, полученные во Второй мировой войне, важнее чем даже Калининград.

Тем более стоит отбросить психологическое отчуждение по отношению к событиям в тихоокеанском регионе, свойственное многих россиянам, и изучить опыт японской гидроавиации внимательно. 

Война в регионах с низкой плотностью коммуникаций, таких как горы, архипелаги, большие заболоченные пространства, пустыни с малым количеством оазисов и т.д. имеет свое отличительной особенностью то, что контроль за отдельными, небольшими пунктами, означает де-факто контроль над огромными пространствами. Случись, например, японцам взять Мидуэй, и какие-либо десантные операции для американцев оказались бы куда сложнее. 

Из этого следует необходимость захватывать такие точки максимально быстро, быстрее, чем более сильный на море противник сможет послать флот или авиацию, чтобы самому их захватить. Самым быстрым средством доставки войск является авиация. Она же является самым опасным противником подводных лодок и с её же помощью осуществляется авиаразведка над морем. И не стоит сильно бояться корабельных систем ПВО. Даже старые советские самолёты, такие, как, например Ту-95К-22 могли засечь включённую корабельную РЛС с расстояния около 1300 километров. Сейчас возможности авиации ещё выше.

Но ведя войну где-то в Тихом океане, или других регионах, с архипелагами и мелкими островами, любая воюющая сторона столкнётся с отсутствие аэродромов. Тот факт, что после Второй мировой войны их в той же Океании понастроили десятками ничего не меняет – авиаудары и крылатые ракеты быстро не оставят от этих аэродромов ничего, а доставка на острова строительных материалов и техники в случае с Тихим океаном никак не выглядит простой задачей, да и в Карибское море строителей из Северодвинска не повезёшь.

В этот момент сторона, имеющая возможность применять гидросамолёты неожиданно получит фору. Атоллы не изменились с сороковых годов прошлого века. И спокойная лагуна в кольце рифа по-прежнему не редкость. А это означает, что все проблемы с посадкой на воду, которые являются неизбежными спутниками морских гидросамолётов, «неожиданно» исчезают – и волны, способные сломать планер или заставить самолёт удерживаться на месте тягой двигателей, и принесённые на место посадки брёвна или бочки, способные пробить фюзеляж даже самой крепкой «амфибии» — всё это становится мелкими и решаемыми проблемами.

Зато у противника проблем прибывает — никакая авиаразведка, никакая спутниковая разведка не будет способна одномоментно предоставить информацию о наличии или отсутствии авиации на каждом из сотен и тысяч островков, раскиданных плотной сетью на тысячи километров во все стороны. Особенно, если эта авиация постоянно перемещается, перебрасывая солдат, технику, припасы, вывозя трофеи и раненых. Запасы дорогого сложного и высокотехнологичного оружия в большой неядерной войне (а, например, и США, и Китай планируют вести именно неядерную войну в будущем) быстро израсходуются, и значение начнут иметь совсем другие вещи.

Например, возможность для одной стороны перебрасывать войска куда угодно и быстро – и отсутствие такой возможности для другой стороны.
А ещё возможность начать производить в больших количествах транспортные, противолодочные и прочие самолёты-амфибии, может много значить и для третьей стороны – для той, которая хочет постоять в стороне, пока первые две выясняют отношения, и заявиться на разборку под занавес – или просто заработать на военных поставках.

Ведь наземные самолёты выигрывают у летающих лодок во всём абсолютно – но только когда есть аэродромы. На войне, где их нет, логика будет другая.

И это тот урок, который нам даёт японский опыт войны на гидросамолётах, урок, актуальный даже сегодня.

Естественно, всё это верно для тёплых широт, где не бывает льда и меньше волнение на море.

Представляет также теоретический интерес гипотетическое использование гидропланов для ударов по США. Теоретически Япония, используя самолёты-тендеры могла бы доставлять летающие лодки достаточно близко к территории США, чтобы они могли бы с неожиданного направления атаковать саму американскую территорию, причём (применим тут послезнание) – не бомбами, а морскими минами. 

Такие операции могли бы дать очень интересный эффект. Ведь какими бы неповоротливыми и большими не были японские летающие лодки, а их атаки наземных целей в основном проходили без потерь, и их эффект смазывался лишь неспособностью японцев правильно идентифицировать цели. А вообще-то лодки прилетали внезапно и улетали без потерь, и так было довольно долго. Островные территории, которые могут подвергнуться атаке с любого направления и на которых банально негде развёртывать глубоко эшелонированную ПВО, оказывались довольно уязвимыми для нападения любых самолётов, даже летающих лодок. Это также стоит как следует обдумать. Равно как и аналогичную никогда не реализовавшуюся стратегию «за американцев». 

В целом японские летающие лодки не смогли оказать на исход войны такого же влияния, как аналогичные самолёты союзников. Но опыт их боевого применения, безусловно, заслуживает изучения и в наше время.

Источник:

, , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.