Алекс-Новости
Назад

Последний герой Империи. Пётр Столыпин заявил Думе: «Не запугаете!»

Опубликовано: 21.07.2021
0
19

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. Восемь нянек, один я. Как России не обезлюдеть? 21/07/2021

21 июля 1906 г. – одна из рубежных дат в истории россии: в этот день Пётр Столыпин стал главой правительства.

Писатель, драматург, автор пьесы «У премьер-министра мало друзей» Святослав Рыбас:

«Судьба моя решилась»

Величественный памятник Столыпину стоит возле здания Правительства России. Пётр Аркадьевич действительно выделялся высоким ростом (190 см) и мощной натурой, твёрдой и бесстрашной. Троюродный брат поэта Михаила Лермонтова, сын участника Севастопольской обороны и Русско-турецкой войны за освобождение Болгарии, военного товарища Льва Толстого. Был женат на праправнучке генералиссимуса Суворова Ольге Борисовне Нейдгардт. Воспитанный традицией служения монархии и государю, он должен был переступить через славное прошлое ради процветания ­страны. 

Имение Колноберже. П. А. Столыпин с женой и первым ребёнком — Марией. 1888 г. Фото: Commons.wikimedia.org

Промышленный подъём породил в России небывалые возможности и угрозы. Промышленный переворот вызвал к жизни образованный класс, обслуживающий это развитие и жаждущий изменить существующую систему управления. ­«Деньги» требовали больших свобод, шла борьба за власть под лозунгами демократии.

Террор романтических экстремистов из «Народной воли», настигший Александра II, был продолжен. Были убиты министр народного просвещения А. П. Боголепов, министры внутренних дел Д. С. Сипягин и В. К. Плеве, брат царя Александра III великий князь Сергей Александрович. За 3 года революции было совершено 26 628 терактов, погибли 669 человек. 

Саратовский губернатор Столыпин вломился в столичную элиту, опираясь исключительно на поддержку царя. С каждым годом короткой службы (1906–1911) Столыпин всё острее ощущал своё одиночество. Он писал жене: «Оля, бесценное моё сокровище. Вчера судьба моя решилась! Я министр внутренних дел в стране окровавленной, по­трясённой, представляющей из себя шестую часть шара, и это в одну из самых трудных исторических минут, повторяющихся раз в тысячу лет. Человеческих сил тут мало, нужна глубокая вера в Бога, крепкая надежда на то, что он поддер­жит, вразумит меня. ­Господи, помоги мне (…)» 

Вот с такими русскими людьми Столыпин начинал свои аграрные реформы. Крестьяне села Моховое после воскресной молитвы. Неизвестный автор, 8 июля 1902 года, Тульская губ., с. Моховое, Российский этнографический музей. Фото: Public Domain/ russiainphoto.ru

«Сердитые нищие»

Держава тогда находилась у края пропасти. Коронная администрация, слабо представляя принципы парламентаризма, исходила из понимания многовековой сущности монархии: Россия как большая семья держится на патернализме само­державной власти, на личности государя, неотделимой от заботы о народе. Государст­венная дума, избранная весной 1906-го, эту связь рвала. Она отказалась осудить терроризм. Лидеры партии конституционных демократов решили: осуждать террор нельзя, ибо партия утратит моральный авторитет.

Историческое время Росии разделилось на «до Столыпина» и «после него». В глазах консерваторов-монархистов он стал предателем, в глазах радикалов – врагом революции, защитником государственных устоев. 

Чтобы понять масштаб стоявшей перед государст­вом проблемы, надо сказать, что демографический рост привёл к огромной перенаселённо­сти в деревнях, составляющей в 1900 г. в 50 центральных губерниях 23 млн чел. Мелкие и средние помещичьи хозяйства быстро исчезали. При этом по стране бродило 10 млн так называемых «сердитых нищих». Эту картину дополняли малоземелье и общинные уравнительные порядки, тормозившие сельхозпроизводство. А нужно было как можно скорее, учитывая опыт американских аграриев, вырвавшихся на мировой рынок, использовать машинную обработку почвы, элеваторы, складскую и транспортную логистику, дешёвые банковские кредиты. Стояла задача – сделать высокодоходным ведущий сектор экономики, пребывающий в ­архаике времён царя Гороха. 

Пётр Аркадьевич Столыпин. Фото: Commons.wikimedia.org

Программу Столыпина составлял не только проект земельной реформы, но и законодательная «революция»: законы о свободе вероисповеданий, неприкосновенности лично­сти и гражданском равноправии, улучшении крестьянского землевладения и быта рабочих, об административной реформе, реформе средней и высшей школы и начального образования, введение подоходного налога, новой территориальной организации империи по примеру американских «штатов» или германских «земель». Намечалась даже отмена ограничений для евреев. 

Модернизация села

Насколько велики были шансы проскочить между крестьянским молотом и дворянской наковальней? Ответ может звучать так: Россия была «необъятным и тёмным мужицким царством с очень слабо развитыми классами, с очень тонким культурным слоем, с царём, сдерживающим это царство и не допускавшим растерзания народом этого культурного слоя» (Н. А. Бердяев).

Под «столыпинской» реформой шевелилась магма древних уравнительных идеалов. Убийст­венный по разрушительности заряд культурного «низа» грозил сломом государ­ственному порядку, сделавшему ставку на передел архаичного крестьянского мира.

9 ноября 1906 г. произошло событие, которое стало рубежом в истории России: началась «столыпинская» реформа, был обнародован указ императора, освободивший крестьян от власти общины. Впредь они могли покупать землю по льготной цене в многолетний кредит. До 95% такого займа оплачивало государство, в Крестьянский банк передавались казённые и принадлежавшие царской семь­е земли. При этом участки не продавались ни помещикам, ни сельским обществам – только в собственность крестьян (среди которых большинство были середняками и бедняками), желающих расширить и самостоятельно вести свои хозяйства.

Стратегия реформ: обеспечить модернизацию сельского хозяйства, создать опору государственной власти из крепких собственников, изжить уравнительную практику, избыток рабочей силы направить в растущую промышленность. Мелкие и средние хозяйства должны были объединяться в самоуправляемые структуры (своеобразные «колхозы») под патронажем крупных помещичьих хозяйств. Мы знаем, что эта эволюционная коллективизация сельского хозяйства не состоялась, а была доведена чрезвычайными мерами до логического конца в 1930 г., во время социалистической индустриализации, которая явилась оборотной стороной «столыпинской медали». П. Б. Струве говорил, что с аграрной реформой, ликвидировавшей общину, могут быть сопоставлены лишь освобождение крестьян и проведение железных дорог. 

При этом экономическая политика по-прежнему была двойственна. Зерно составляло главную статью экспорта, но хлебная торговля от крестьянского двора до морского порта была перенасыщена посредниками и ростовщиками. Скупка у крестьян урожая на корню, ценовые сговоры перекупщиков, выплата мизерных авансов под будущий урожай – всё осуществлялось легально, хотя по сути изымало из деревни средства для развития. Ежегодно на экспорте зерна посредники, среди которых доминирующую роль играл иностранный капитал, зарабатывали до 50 млн золотых рублей (сегодня это 2,875 млрд руб.).

Столыпин бросил вызов финансовому миру, потребовал, чтобы государственный Кресть­янский поземельный банк пере­шёл в подчинение ему как министру МВД и выпустил облигационный заём на колоссальную сумму – в 500 млн руб.

Получив землю, крестьяне напоминали безоружную армию; государству следовало сделать решающий шаг для их поддержки. Однако «бухгалтерский» подход тогдашнего министра финансов В. Н. Коковцова, считавшего, что главным является не развитие, а накопление золотого запаса, вёл политику Столыпина в тупик, а самого реформатора подталкивал к отставке.

Показательно, что и попытка защитить на международной арене интересы российских аграриев, предпринятая Советом съездов биржевой торговли и сельского хозяйства, была встречена настоящими санкциями, занижением натурального веса при приёмке русского зерна в порту Марселя, бойкотом со стороны ­Бременского союза импортёров зерна.   

Плоды его трудов

Фазовые переходы исторических этапов никогда не проходят гладко. Первое слово его к Думе прозвучало как вызов: «Не запугаете!» Столыпин и умер как герой от выстрела террориста – на глазах российской элиты во главе с императором, прибывшей в Киев на открытие памятника Царю-освободителю.

Депутат Госдумы Василий Шульгин предполагал, что премьера убили из-за вмешательства в финансовые вопросы. Да, он усмирил революцию, держа «в одной руке пулемёт, а в другой – плуг» (выражение Шульгина). Но чем дальше революционная смута уходила в прошлое, тем громче звучало, что «мавр» сделал своё дело». На смерть героя громким «некрологом» отозвалась Петербургская биржа: российские акции пошли вниз.

После смерти Столыпина реформу стали сворачивать. Результаты её выглядели так: в 1907–1917 гг. из общины вышло 3,1 млн крестьянских хозяйств из существующих 10,9 млн хозяйств, т. е. 28%. В 1914 г. крепкие хозяева производили половину товарного хлеба. Вклады и остатки вкладов в коммерческих банках с 1908 по 1914 г. выросли больше чем втрое. К 1916 г. вклады одних только крестьян составляли 2 млрд золотых рублей. С 1904 по 1913 г. прирост промышленного производства составил 88%. С 1906 по 1913 г. расходы на образование увеличились в 10 раз. Начальное образование стало доступным и обязательным, в средней школе вводилась профессиональная подготовка. 

Не будем забывать и о том, что Столыпина называют «отцом гражданской войны», так как промышленность не могла тогда принять всех ушедших в города крестьян, они оказывались вне социального контроля, который раньше осуществляла община. 

Памятник Столыпину в Киеве в составе Российской Империи. Большевики снесли его в 1917 году. Фото: Commons.wikimedia.org

И всё же! Столыпин – «по­следний римлянин» Российской империи. Второго Столыпина так и не появилось.

Источник aif.ru

Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.