Алекс-Новости
Назад

«Самый уродливый корабль ВМФ». Так ли справедливы критики проекта 20386?

Опубликовано: 10.04.2021
0
30

Подпишись на канал Документальные Фильмы HD | Онлайн

«Самый уродливый корабль ВМФ». Так ли справедливы критики проекта 20386?

При написании предыдущего цикла статей, посвященных состоянию дел в нашем Военно-Морском флоте (в частности его надводной составляющей), я столкнулся с критикой со стороны части аудитории концепции развития отечественного ВМФ, принятого Высшим военно-морским командованием и реализуемым им в данный момент.

С их точки зрения, Высшее военно-морское командование совершенно ошибочно приняло и реализовало в предыдущий период план строительства большого количества малых вымпелов (в частности малых ракетных кораблей 3-го ранга), оснащенных оружием невиданной силы – крылатыми ракетами «Калибр-НК», но при этом, как они считают, обладающих низкой мореходностью и совершенно беззащитных перед кораблями и авиацией противника. Причем, по их мнению, командованию флота и этого показалось мало и сейчас оно взялось за строительство совершенно ненужных с точки зрения диванных экспертов многоцелевых корветов УРО 2-го ранга дальней морской зоны проекта 20386, которые они назвали «бесполезными, дорогими и никчемными корытами» (или «ведрами», тут у них приключился разнобойчик в оценках). С точки зрения некоторых читателей, нам бы вполне хватило и старых корветов проектов 20380/20385 ближней морской зоны. Незачем, по их мнению, так бездарно расходовать народные деньги, когда перспективный опытовый корвет стоит почти в 2 раза больше, чем старый (29 млрд. руб. против 18 млрд. руб). Со строительством же серии МРК (малых ракетных кораблей) из 30 шт проектов 21631 «Буян-М» и 22800 «Каракурт» они сошлись во мнении, что это был просто банальный и тупой распил бюджета.

Хочу заметить, что даже на тематических узкопрофильных форумах, обсуждающих состояние дел нашего ВМФ, уже от спецов-мореманов мне довелось услышать, что Высшее командование флота зарубило проект Супер-Каракурта (это усиленная до корвета версия МРК «Каракурт» проекта 22800), а он бы очень пригодился при ОВР (охране водного района) от подводных лодок противника при развертывании наших АПЛ из районов базирования. Т.е. тут уже и от профильных спецов я вижу непонимание сути проблем, которые решает Высшее командование флота, выполняя задачи, поставленные Высшим руководством страны. Данный текст призван закрыть этот вопрос и пролить свет на нелогичные и неправильные с точки зрения отдельных товарищей действия Кремля.

Критика проекта 20386

В принципе я и сам в преамбуле к тексту, посвященному новому корвету проекта 20386, не скрывал, что его строительство вызвало неоднозначную реакцию со стороны узкопрофильных военморспецов, большинство из которых отнеслись к проекту скептически. И тому были веские, на их взгляд, основания.

Непомерная цена

Во-первых, цена проекта – цельных 29 млрд. руб., в то время как старые проверенные временем корветы проекта 20380 стоили почти в 2 раза дешевле (17-18 млрд. руб.). Т.е. вместо одного нового корвета можно было построить два старых и тем самым закрыть все проблемы в ближней морской зоне, за которую несли ответственность корабли этого класса. Напомню, что СКР 2-го ранга БМЗ (сторожевой корабль ближней морской зоны), ставший прототипом для создания нового класса кораблей типа «корвет» проекта 20380, решал помимо эскортных и военно-полицейских задач еще и задачи ПЛО (противолодочной обороны), т.е. борьбы с подлодками противника в районах дислокации наших АПЛ при развертывании их в районы патрулирования. А с учетом старения имеющегося в составе ВМФ парка МПК (малых противолодочных кораблей) 3-го ранга проектов 1124 и 1124М, отвечающих за ОВР (охрану водного района), эти задачи в скором времени выполнять будет некому.

И это есть чистая правда – эти рабочие лошадки проекта «Альбатрос» честно еще с советских времен несли свою службу, но всему приходит конец. Проект «Альбатрос» исчерпал себя, модернизации не подлежит ввиду отсутствия модернизационных запасов водоизмещения, а подлежит только утилизации по мере выработки ресурса и замене. Но вся беда в том, что менять их нечем. А менять надо 22 корабля, которые на данный момент в составе трех флотов (СФ, ТОФ и ЧФ) еще несут свою службу. И тут весьма кстати пришлись бы корветы проекта 20380, который, по мнению экспертов-военморов, сворачивается в угоду новому проекту 20386, что есть, по их мнению, если не преступление, то ошибка.

Но ошибка наших экспертов, что они оперируют устаревшими данными – по моим данным, по состоянию на текущий момент никто от проекта 20380 не отказывается. Три корпуса находятся в строительстве на разных стадиях готовности. Еще 10 корпусов законтрактованы к строительству на двух заводах (ССЗ «Северная верфь» и Амурском ССЗ) Министерством обороны РФ. И это не считая одного строящегося и 6 законтрактованных корпусов более мощного по вооружению и водоизмещению проекта 20385. Если сложить, получаем необходимые флоту 20 кораблей ближней морской зоны. Так нет же, нашим экспертам покоя не дает опытовый проект 20386, который вообще призван решать совершенно другие задачи в дальней морской и океанической зонах.

При этом в данном вопросе цена вообще не является определяющей характеристикой. Понятно, что головной образец серии стоит гораздо дороже серийного (даже у наших врагов в их замечательной серии эсминцев 4-го поколения типа «Арли Бёрк», претерпевших 4 модификации, головной в подсерии эсминец стоит на полмиллиарда долларов дороже серийного – 2,2 млрд. долл. против 1,7 млрд.). И все ведь зависит от начинки изделия, понятно, что новая начинка априори не может стоить дешевле старой, поскольку базируется на новой технологической базе. Как вообще можно сравнивать несопоставимые вещи – белое и пушистое, когда корабль изначально планируется для решения совершенно других задач и призван стать полигоном для обкатки и испытаний новых вооружений и технологических решений. Если бы мы всегда и во всем слушали наших уважаемых экспертов, то мы бы до сих пор ходили под парусами.

Слабое вооружение

Вторая причина, которая не давала спать нашим экспертам, касалась вооружения проекта. Послушаем их аргументы:

Несмотря на значительное увеличение водоизмещения (от проектов 20380 и 20385), новый «инновационный» проект 20386 потерял комплекс «Калибр» (штатно устанавливаемый на проекте 20385). Применение «Калибра» возможно только с планируемой «контейнерно-модульной» пусковой, временно устанавливаемой взамен вертолета (!) и с уменьшением боекомплекта в два раза от проекта 20385. Также, под предлогом «удешевления», значительно упрощено гидроакустическое вооружение (с отказом от ГАК «Заря» и заменой ее на более старую и с худшими ТТХ ГАС МГ-335М). С учетом важности противолодочных задач, в т.ч. для обеспечения развёртывания МСЯС, такое ослабление вооружения «перспективного» корвета проекта 20386 разумных объяснений не имеет (особенно с учетом значительно возросшего его водоизмещения и стоимости).
Сразу поясню для непосвященных, что означает термин МСЯС – это морские силы ядерного сдерживания, тут конкретно речь идет о наших атомных подводных крейсерах стратегического назначения (РПКСН и ПЛАРБ), чье развертывание из баз и должны прикрывать МПК (малые противолодочные корабли) 3-го ранга и СКР 2-го ранга БМЗ (сторожевики ближней морской зоны), которые должны прийти им на смену.

Теперь конкретно по претензиям. Да, действительно водоизмещение проекта 20386 возросло почти на 1000 тонн (3400 тонн против 2250/2430 тонн на проектах 20380/20385 соответственно). Но относительно состава вооружения я располагаю несколько иными данными. По состоянию на январь 2020 года ЦМКБ «Алмаз» предоставило обновленные ТТХ изделия. Исправлен один из главных недостатков проекта – слабое ударное вооружение. Теперь вместо ПКР 3С24 «Уран» корабль штатно укомплектован двумя установками вертикального пуска УВП 3С14, устанавливаемых на носу корабля и рассчитанных на все семейство имеющихся у нас на вооружении ракет морского базирования – от крылатых «Калибров-НК» до сверхзвуковых противокорабельных «Ониксов», а в перспективе и гиперзвуковых «Цирконов». Пусковые установки ЗРК «Редут» на носу при этом тоже остаются. Для этого корабль пришлось удлинить еще на пару метров (109 метров против 106,3 метров на пр. 20385), причем во избежание дифферента на нос и потери мореходных качеств добавили одновременно и с носа, и с кормы. Съемный контейнезированный ракетный модуль оперативно-тактического назначения («Калибр-НК» на 4 ракеты) тоже никуда не делся, что еще больше усиливает ударную мощь корабля. При этом от вертолета никто не отказывается. Вертолёт планируется хранить в подпалубном ангаре, оборудованном вертикальным вертолетоподъемником, позволяющим высвободить верхнюю палубу для подъема и перемещения модульных контейнеров.

Относительно используемой ГАС, по моим данным есть два варианта комплектации. Первый – 1 х ГАК «Минотавр-ИСПН-М» с подкильной антенной на базе МГК-335ЭМ-03 + 1 х ГАС «Виньетка-ЭМ». Второй – 1 х ГАС «Заря-М» + 1 х ГАС «Виньетка-ЭМ». При этом гибкая протяженная буксируемая антенна интегрированной системы подводного наблюдения со спускоподъемным устройством, смонтированными на интегрированной раме (ГАС «Виньетка») входит в состав временно устанавливаемого модульного оборудования, позволяющего при необходимости усиливать ПЛО возможности корабля. Для проекта 20386 возможны оба варианта комплектации.

Я, конечно, не гидроакустик и не специалист ПЛО, как наши уважаемые эксперты, но вот, что пишет сам производитель о возможностях системы:

Как ожидается, патрульный корабль дальней морской зоны будет оснащён наиболее современными и чувствительными гидроакустическими системами, разработанными в АО «Концерн «Океанприбор». На вооружении корветов будет находиться сразу 3 гидроакустических комплекса различного назначения: низкочастотная активно-пассивная ГАС «Виньетка-ЭМ» для обнаружения шумоизлучающих источников (ПЛ, надводный корабль) в первой и второй дальних зонах акустической освещённости (35—140 км), ГАК МГК-335ЭМ-03 для обнаружения подводных целей в ближней зоне акустической освещённости (3-5 км, также 5-12 км) с установлением гидроакустической и телекодовой связи с целью опознавания или предупреждения экипажа обнаруженного объекта, ГАС «Паллада» для обнаружения подводных пловцов-диверсантов в непосредственной близости от корабля (до 0,5 км).
Как видите, все за исключением ГАС «Паллада» на проекте 20386 присутствует, подкилевая гидроакустическая станция стационарно – для работы в БМЗ, а буксируемой ГАС «Виньетка-ЭМ» корвет будет комплектоваться по необходимости – для работы (в ДМЗ и ОЗ) в дальних походах. Так что претензии экспертов по части вооружения оказались напрасны.

Несуразная ГЭУ, не отвечающая задачам, стоящим перед кораблем

Следующие претензии были уже к силовой установке:

Ввиду нового типа главной энергетической установки корвета 20386 (газотурбинная с частичным электродвижением) происходит не только техническая разунификация с другими кораблями ближней зоны, но и значительно усложняется их совместное применение по предназначению. При этом частичное электродвижение мало что дает, т.к. мощность электромоторов на проекте 20386 мала для эффективного поискового хода (порядка 18 уз), а неизбежный переход на турбины резко увеличивает шумность, стоимость эксплуатации и уменьшает дальность плавания.

Для тех, кто не в курсе, я напомню ГЭУ корабля представляет собой комбинированную газотурбинную установку с частичным электродвижением в составе двух газотурбинных двигателей М90ФР мощностью 27500 л.с. (пр-ва НПО «ОДК-Сатурн») и двух электродвигателей АДР-1600В мощностью 2200 л.с. (пр-ва АО «Силовые машины»), которые через редукторный агрегат 6РП и межредукторную передачу (пр-ва ПАО «Звезда») передают крутящий момент на два вала и два винта регулируемого шага (ВРШ).

Почему-то наши эксперты не отметили тот факт, что на проекте 20386 установлены винты регулируемого шага (ВРШ), в то время как на проектах 20380/20385 стояли винты фиксированного шага (ВФШ). Знающие люди поймут, что это дает кораблю. И какой выбор был у конструкторов? Габариты и водоизмещение корабля возросли, масса тоже, и старые коломенские дизеля, стоящие на предыдущих проектах 20380/20385, уже не справлялись с возросшими требованиями для поддержания необходимой скорости движения корабля, эксперты предлагали их форсировать. Но для проекта 20385 коломенский дизель и так был уже форсирован. Его возможности на этом исчерпаны, коломчанам тогда нужно было создавать новый более мощный дизель. Для этого тоже нужно время. Разработчики пошли другим путем – они поставили на корабль газовую турбину рыбинского производства М90ФР, которую «ОДК-Сатурн» разработал для тяжелых фрегатов проекта 22350 (специально для вновь строящегося «Меркурия» проекта 20386 сдвинули вправо всех «адмиралов» проекта 22350, кроме «Адмирала Головко», который свои ГТД рыбинского пр-ва получил в первую очередь – в декабре 2020 года). Чем плохое решение? И почему бы его не опробовать на опытовом образце, прежде чем пускать в серию?

Не забываем, что проект 20386 согласно ТЗ проектировался для работы в дальней морской и океанической зонах, и именно это обстоятельство и не позволяло использовать для этих целей дизель-дизельный агрегат ДДА-12000 коломенского пр-ва, стоящий на прошлых проектах, при всех его плюсах. Для тех, кто забыл, я напомню, все плюсы дизельной ГЭУ перечеркивались единственным ее минусом – ненадежностью силовой установки, что при всей ее экономичности, малом весе и малошумности (и как следствие малозаметности в гидроакустическом диапазоне) все равно не позволяло использовать корабль в дальней морской зоне.

Для справки: На обоих проектах – и 20380, и 20385, стояли по два дизельных агрегата ДДА-12000 пр-ва АО «Коломенский машзавод». У 20380 проекта для этого использовались 4 дизеля 10Д49 мощностью по 5200 л.с. (по два на каждый агрегат), которые через реверс-редукторные передачи РРД 12000 пр-ва ПАО «Звезда» (Санкт-Петербург) передавали крутящий момент на два вала с гребными винтами фиксированного шага. У 20385 для этого использовались 4 дизеля 16Д49 мощностью 6000 л.с. того же производителя.

Оба коломенских дизеля – и 10Д49, и форсированный его собрат 16Д49, отличные, проверенные временем экономичные машины, но очень чувствительные к условиям эксплуатации, а потому частые клиенты ремонтных заводов, от которых им отплывать далеко нельзя. Свежий тому пример служебно-боевая деятельность головного корабля проекта 20380 корвета «Стерегущий», на котором дважды за это время ломались оба его среднеоборотных дизельных двигателя 10Д49 главной энергетической установки.

Поэтому я считаю, что все претензии к силовой надуманные, исходящие из непонимания, для чего этот корабль создавался. А создавался он на замену морально устаревшим легким фрегатам проекта 11356Р как ударный универсальный многоцелевой корабль УРО 2-го ранга для работы в дальней морской и океанической зонах. А судят его эксперты, исходя из задач, предъявляемых к кораблям ПЛО ближней морской зоны (да и сами эксперты, в частности Максим Климов, противолодочники, отсюда и зашоренность на проблемах ПЛО).

На этом вынужденно ставлю точку, главные претензии к проекту 20386 разобрал, выводы и разбор полетов, кто виноват в сложившейся ситуации, сделаю уже в следующей статье. Не прощаюсь.

Источник

Подпишись на канал Документальные Фильмы HD | Онлайн

Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.