Алекс-Новости
Назад

Сто лет ошибок и побед: Компартия Китая смогла то, что не удалось СССР

Опубликовано: 10.07.2021
0
14

Сто лет ошибок и побед: Компартия Китая смогла то, что не удалось СССР

Проходившее с огромным размахом в начале нынешнего месяца на площади Тяньаньмэнь празднование столетия Коммунистической партии Китая заставило кое-кого за пределами Поднебесной зайтись в приступе бессильной злобы и ненависти, назвав отмечаемый Пекином юбилей «темной вехой истории человечества». Однако для множества других людей эта дата стала поводом для проявления совершенно других эмоций. К примеру, восхищения тем, что удалось сделать всего одной стране за достаточно небольшой по историческим меркам срок.

Для наших соотечественников триумф китайских коммунистов имеет и вовсе совершенно особое значение. Увы, приходится признать, что сегодня государство, созданное и делавшее свои первые шаги исключительно благодаря братской помощи и поддержке СССР пришло к тем рубежам, достичь которые наша Родина, Советский Союз, оказался не в состоянии. Стоит хотя бы попробовать задуматься над тем, почему же произошло именно так, а не иначе, почему сегодня добрая половина населения планеты Земля с восторгом и завистью взирает на дело рук товарищей из Китая, а не наших соотечественников, когда-то выше всех в мире несших красное знамя.

Несравнимые «стартовые условия»

Начнем с того, что начальные позиции, с которых «стартовали» к вершинам государственной власти ВКП(б), впоследствии превратившаяся в КПСС, и китайские коммунисты были не то, что разными, а совершенно несравнимыми. И выигрыш тут был далеко не в пользу последних. Гражданская война в нашей стране длилась с 1918 по 1921 год. В Поднебесной же она, принимая различные формы, меняя интенсивность и масштабы, продолжалась, по сути дела, с 1911 года (свержение императорской династии) до 1949-го. Почувствуйте, как говорится, разницу. Да и иностранная интервенция, которой наша Родина подверглась в период все той же Великой Смуты и близко не может сравниться с тем, что пришлось пережить китайскому народу, чью землю рвали на куски, делили, оккупировали, объявляли своими сферами влияния все, кому не лень – от японцев до англичан. Кто-то может возразить, что при всем при этом китайские коммунисты пользовались поддержкой «старших товарищей» – сперва из Советской России, а затем и из СССР. Это совершенно верно – КПК и создавалась-то «под чутким руководством» Москвы и делегированных ею представителей Коминтерна.

Однако тут были свои нюансы, и далеко не всегда они являлись для китайских товарищей положительными. Осуществлявшие «организационно-методическое руководство» созданием местной компартии и, кстати, ее финансирование, «старшие товарищи» при этом, вполне естественно, диктовали КПК ее курс и образ действий самым безжалостным образом. Советское правительство, в котором с середины-конца 20-х годов все больший вес набирал товарищ Сталин вовсе не было сборищем «коммунистических фанатиков», как бы не пытались это доказывать впоследствии либеральные «историки». Первым в мире государством рабочих и крестьян руководили жесткие прагматики, видевшие перед собой одну главную цель – выживание СССР и упрочение его позиций в мире.

В Китае же на тот момент наиболее мощной силой были вовсе не коммунисты, чья партия и насчитывала-то всего несколько сот человек (это при их-то населении!) а Гоминьдан, имевший в своих руках, как принято говорить, реальные рычаги власти. Именно ему, в обмен на полную лояльность к СССР и вполне конкретные геополитические и военно-стратегические уступки, и начала помогать наша страна начиная с 1923 года – причем, как деньгами, так и поставками оружия. Коммунистам же приказали попросту… влиться в состав Гоминьдана! Ничего хорошего из этого, понятно, не вышло и дело закончилось междоусобицей, вылившейся в новый виток гражданской войны. Тем не менее, несмотря на это противостояние, длившееся с переменным для обеих сторон успехом, коммунисты и гоминдановцы вынуждены были заключить новый союз в 1937 году – в силу нападения на их страну Японии, и, опять-таки, по указке Москвы.

Ничего странного в этом нет – товарищу Сталину нужно было по максимуму связать руки Токио, чтобы там даже не думали нападать на СССР. Того, кто мог обеспечить японцам максимальную «головную боль» Москва и поддерживала. Между прочим, Иосиф Виссарионович не хотел избавляться от возглавлявшего Гоминьдан Чан Кайши даже после окончательной победы над самураями в 1945 году и всячески сдерживал рвавшегося в бой Мао Цзедуна. Однако китайский генералиссимус переоценил собственные возможности и начал «крутить шашни» с пытавшимися превратить Юго-Восточную Азию в свою вотчину американцами. Этого генералиссимус советский ему простить не мог – и в 1946 году Мао получил от Сталина карт-бланш на начало боевых действий, а заодно – и кучу трофейного японского оружия. В 1949 году все было кончено – Китай стал коммунистическим и провозглашено это было именно на площади Тяньаньмэнь.

От «большого скачка» и «культурной революции» – к первой экономике мира

По-настоящему для КПК это было лишь началом истории. Ущерб, понесенный страной в ходе многолетней японской оккупации и гражданской войны, был колоссален. На помощь снова пришел СССР, чьи специалисты поднимали в Поднебесной промышленность, транспорт, сельское хозяйство, помогали создать полноценную армию и спецслужбы. Так продолжалось до смерти Сталина, а дальше все пошло наперекосяк. Шокированный хрущевскими вывертами и взбешенный попытками Кукурузника опоганить память великого Вождя и перечеркнуть его наследие, Мао Цзедун объявил советских коммунистов «оппортунистами» и «предателями». Положа руку на сердце, очень во многом он был тогда прав – свой путь к упадку и крушению Советский Союз начал именно с хрущевского переворота и ХХ съезда…

Впрочем, ни в коем случае нельзя сказать, что в самом Китае, сохранившем верность идеям Маркса-Ленина-Сталина, дела обстояли благополучно. Отнюдь нет. Тем, кто сегодня продолжает болтать об «ужасающих сталинских репрессиях», «кошмарах коллективизации» и тому подобных вещах следовало бы как можно более обстоятельно ознакомиться с такими периодами истории Поднебесной, как «большой скачок» и «культурная революция». Вот уж перед ними все, что происходило в СССР в сталинские времена не то, что бледнеет, а попросту меркнет начисто. И, прежде всего, даже не по количеству человеческих жертв, которые повлекли за собой эти «великие эксперименты», а по тому чудовищному экономическому и социальному эффекту, который они в конечном итоге принесли. Какими бы жесткими и даже жестокими методами и способами не проводились сталинские реформы и преобразования, их итогом действительно стали появление у нашей страны мощнейшей промышленности и Вооруженных сил, которые оказались в силах сдержать нашествие поддержанного всей Европой Вермахта.

Желающие могут спорить с этим хоть до хрипоты, но доказательства налицо – прежде всего, это победа Советского Союза в Великой Отечественной Войне и его послевоенное «экономическое чудо». Сталин и его безжалостные наркомы действительно строили колоссальные металлургические комбинаты, заводы и фабрики, создавали колхозы-«миллионеры». Китайских товарищей в их стремлении «догнать и перегнать» Запад (к примеру, опередить Британию в объемах выплавки стали) занесло так крепко, что это закончилось голодом и едва ли не полным развалом экономики страны. Ну, а к чему еще могли привести создание доменных печей в глухих деревушках, безжалостное истребление воробьев «во имя заветов Мао» и тому подобные фантасмагорические затеи?! А ведь потом была еще и «культурная революция», фактически, уничтожившая в Китае «как класс» не то, что высокообразованных специалистов и культурных деятелей, а едва ли не всех грамотных людей подчистую. Как хотите, но даже наши богоборствовавшие комсомольцы образца лихих 20-х годов китайским хунвейбинам и цзаофаням из 60-70-х даже в подметки не годятся.

Одним словом, на определенных этапах КПК умудрилась наворотить такого, что, казалось, после смерти державшего страну железной хваткой Мао, ее не ждет ничего хорошего – равно как и руководившую ей партию. Действительно, в истории Поднебесной и ее «руководящей и направляющей» последовал определенный «период турбулентности», в котором были и отчаянная фракционная борьба, и жесточайшие интриги в руководстве, и прочие проявления «разброда и шатания». Тем не менее и государству, и оставшейся во главе него компартии удалось преодолеть все это, а впоследствии начать новый этап развития, приведший их к нынешним победам и достижениям.

Памяти не предав…

Нельзя не сказать о той роли, которую на определенном этапе сыграли во всем этом Соединенные Штаты. Видя в Пекине противовес Москве, с которой тогда Вашингтон и его союзники вели «Холодную войну», американцы после смерти Мао Цзедуна самым активным образом поддерживали процесс индустриализации Китая, рассчитывая со временем прибрать его к рукам. При этом они допустили не то, что серьезнейший, а судьбоносный просчет – не усмотрели всего громадного потенциала Поднебесной, наивно полагали, что китайцы рано или поздно отринут коммунистическую идеологию и будут счастливы до скончания веков быть покорными слугами «цивилизованного мирового сообщества». Не тут-то было.

Несмотря на колоссальные усилия Запада, приложенные к тому, чтобы направить Китай по гибельному «перестроечному» пути, на который ему удалось столкнуть Советский Союз, китайские товарищи оказались куда более крепким орешком и «сдавать» свою страну за джинсы, жвачку и «Макдональдс» не стали. Не то, чтобы в руководстве китайских партии и страны в 90-е годы не было своих Горбачевых и Лигачевых, предателей, мечтавших о «демократизации и гласности», а на самом деле рвавшихся «пожить, как на Западе». Как раз очень даже были! Вот только разгуляться им не дали, к реальной власти не допустили и вовремя приняли необходимые меры. Когда на все той же площади Тяньаньмэнь во всю ширь развернулся «китайский майдан», на нее двинулись танки. И, в отличие от Москвы 1991 года, они не остановились…

Жестоко? Страшно? Кроваво? Да. Однако сегодня Китайская Народная Республика – мировая держава с полуторамиллиардным населением, колоссальным экономическим, военным, научным и технологическим потенциалом. А все потому, что проводившиеся там реформы оказались действительно дельными и толковыми преобразованиями, а не бездумными попытками сломать до основания все, что было наработано за предыдущие десятилетия, подменив государственные и народные интересы «невидимой рукой рынка». Важно также и то, что китайский народ не стал оплевывать и поганить собственные прошлое, историю, своих лидеров – пусть и очень крепко ошибавшихся на каких-то этапах. В тамошних людях не произошло того морально-нравственного надлома, который постиг советских людей, порождая безверие и полную утрату жизненных ориентиров. Результат – высочайшие патриотизм, сплоченность и дисциплина, которые граждане Поднебесной демонстрируют сегодня.

Сейчас в этой стране никакие «цветные революции» невозможны в принципе, по определению. Именно это и приводит Запад в тоскливый ужас и бессильное бешенство. Полная победа над бедностью, высочайшие социальные стандарты, громадные геополитические амбиции, при этом никоим образом не направленные на ущемление интересов других государств и народов – это в самом кратком изложении то, чего удалось достичь Китаю под руководством Коммунистической партии за сто лет. Могло ли быть так же с нашей Родиной, если бы не целый ряд событий, приведших к 1991 году? Увы, история не знает сослагательного наклонения…

Источник

Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.