Алекс-Новости
Назад

СУДЬБЫ ЛЮДЕЙ ДОНБАССА: ПОЗЫВНОЙ «НЭМО» И ЕГО БРАТ

Опубликовано: 31.07.2019
Время на чтение: 7 мин
0
162

Как так получилось, что дожив до своих семидесяти двух лет, женщина осталась практически одна со своим горем?
СУДЬБЫ ЛЮДЕЙ ДОНБАССА: ПОЗЫВНОЙ «НЭМО» И ЕГО БРАТ

Они оба родились и выросли в Кировске, что на Донбассе. В той самой стране, что когда-то называлась Украиной.

Дима был младше Юры на пять лет, родившись в один день, месяц и год с будущим командиром «Призрака» — Алексеем Мозговым. Правда тогда они оба ещё не знали, что жизнь им отвела одинаковые не только дату рождения, но и судьбу — защиту своей земли. Своей Родины.

Когда из их семьи ушёл отец, братья были ещё пацанами-школьниками. Они стали одним целым, всегда стараясь быть вместе. Воспитание и забота полностью легла на хрупкие материнские плечи.

В начале 2014-го года, когда уже стало понятно, что укровермахт не оставит Донбасс в покое, Дима ушёл в ополчение, взяв себе позывной — «Нэмо», как у героя книги Жюля Верна.

— Мам, ты ведь знаешь меня. Я по-другому не смогу. Видишь, что они творят. Кто-то же должен их остановить.

Сердце матери, конечно же, всё знало. Оно понимало, что сын всё-равно уйдёт на эту необъявленную войну. Она сама его таким воспитала. Поэтому, отпустила.

В апреле того же 2014-го, когда бандеровские войска с упоротой настойчивостью стали прорываться на донбасскую землю, пошли первые убитые, раненые и пленные. Это было то время, когда заря Русской Весны уже взошла и находилась в зените своей решимости. Когда слово «Новороссия» казалось не просто словом, а реальностью.

И, да — это было то самое время, которое выбрало нас — добровольцев и ополченцев первой волны!

Мы не были знакомы с «Нэмо» лично, хотя оба служили в «Призраке». Дмитрий воевал в первом Кировском батальоне под командованием своего друга — Сергея Ночёвки («77»).

За два дня до гибели он взял увольнительную, чтобы хоть немного побыть дома. Но спокойно отдохнуть ему не дали. В тот день — 5 июня 2017-го года, укропы предприняли очередную попытку — взять штурмом посёлок Желобок, расположенный на севере фронта республики.

Ничего не сказав матери, «Нэмо» собрался и уехал на передовую. И уже 6-го числа, его ранили в руку. Уезжать в госпиталь он отказался.

— Ма, со мной всё нормально. Просто заменить пока не кому. Вот, как заменят, так сразу же и приеду.

«Ты не переживай», — сказал он матери, позвонив после боя.

Эти слова станут последними, которые она услышит от сына.

На следующий день — 7-го июня, Дмитрий погибнет в очередном бою с укроДРГ, рвущимися к Желобку. Их с напарником наблюдательный пункт будет находится на самом острие атаки врага. Заметив передвижения противника «Нэмо» и его второй номер откроют по укропам шквальный огонь из двух пулемётов.

Тот бой будет длиться больше трёх часов. Укры, постоянно атакуя, так и не смогут взять «призраков» живьём. Открыв в итоге по ним массированный, миномётный огонь, они решат их просто сравнять с землёй.

Помощь, конечно, придёт. Но слишком поздно. Когда подоспевшие бойцы «Призрака» попадут к ребятам в окоп, стволы их пулемётов будут ещё дымится от перегрева.

На похоронах «Немо» будет много слов от руководства бригады и самой республики, о том, что он будет обязательно отомщён, что его имя не будет забыто. Галине Васильевне (маме) торжественно пообещают, что её сын — Дмитрий Викторович Разуваев будет представлен к званию «Героя ЛНР» (посмертно). На этом всё.

СУДЬБЫ ЛЮДЕЙ ДОНБАССА: ПОЗЫВНОЙ «НЭМО» И ЕГО БРАТ

Звания Героя мать за эти два года, так и не дождалась. Сейчас уже говорят, что никто ничего такого ей и не обещал. Показалось, мол, матери, бывает.

Там же — на похоронах — брату «Нэмо» Юрию в первые стало плохо. С ним случился гипертонический кризис. Но тогда Бог миловал, кризис со временем прошёл. Понимая, что теперь он единственная опора у матери, Юрий ухал в Москву на заработки. А две недели назад с ним случился инсульт, прямо на работе — отказала вся правая сторона мозга и тела.

Узнав об очередной трагедии в своей семье, мать примчалась в Москву, чтобы быть рядом с сыном.

В московской 67-ой больнице, куда Юрия привезли на «Скорой помощи», она вот уже которую неделю не отходит от его постели. Условия там конечно хорошие, за ним смотрят медсёстры и врачи. Но (!) бесконечно его там держать, как сказал лечащий врач, они не имеют права.

СУДЬБЫ ЛЮДЕЙ ДОНБАССА: ПОЗЫВНОЙ «НЭМО» И ЕГО БРАТ

Вчера главврач отделения сказал Галине Васильевне, что Юрия скоро выпишут. И, понимая всю сложность её ситуации, дал ей ещё неделю на то, чтобы она смогла собрать деньги для транспортировки сына домой — в Кировск.

Единственный источник доходов у неё один — это пенсия за погибшего младшего Дмитрия (Нэмо), в размере — 9 тыс рублей.

Была ещё своя — 3.500р, но её власти забрали, суммировав с пенсией Димы — 5.500р = 9.000р. Уж не знаю почему так.

Помимо суммы на саму транспортировку, нужны ещё деньги на памперсы, лекарства, и просто на еду.

Сидя рядом с Галиной Васильевной на лавочке возле корпуса с тяжелобольными и слушая её рассказ о сыновьях, я тщетно силился понять: за что ей всё это? Как так получилось, что, дожив до своих семидесяти двух лет, она осталась практически одна со своим горем? За что же тогда воевал и погиб её младший сын?

Может вы, кто сейчас читает мой рассказ, знаете ответы на эти вопросы?

Источник:

, , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.