Алекс-Новости
Назад

В аварии под Луганском погиб командир батальона «Призрак»: каким был боевой путь Алексея Маркова с позывным «Добрый»

Опубликовано: 25.10.2020
0
50

Из Москвы в Донбасс он приехал добровольцем в самом начале войныАвторы (2):

В аварии под Луганском погиб командир батальона «Призрак»: каким был боевой путь Алексея Маркова с позывным «Добрый»

Из Москвы в Донбасс он приехал добровольцем в самом начале войны

24 октября в аварии под Луганском погиб командир 14-го батальона территориальной обороны «Призрак» Алексей Марков с позывным «Добрый». Об этом сообщил официальный представитель Народной милиции Луганской Народной Республики Андрей Марочко. Детали трагедии оставались неизвестными.

- По предварительной информации, они вместе с женой ехали в Россию по делам. Супруга была за рулем. Машина столкнулась «лоб в лоб» с другим автомобилем. Алесей с женой погибли, - сообщил «Комсомолке» источник в Кировске.

Новость о гибели Маркова потрясла десятки тысяч людей, которые разделяли позицию командира. Журналисты редакции «Комсомольской правды» – не исключение. С «Добрым» в конце октября 2016 года нас познакомила редактор «Информационного вестника» Кировска Ольга Степанова. На тот момент Алексей Марков был заместителем командира «Призрака». Вместе мы отправились в когда–то цветущее село Желобок, которое всего за несколько месяцев украинские вояки превратили его в поселок–призрак. До войны в селе жили около 700 человек, на момент нашей поездки – всего четверо.

По пути на передовую в разговоре «Добрый» сказал: «Я не герой, не супермен. Я самый обычный человек». Именно за свою человечность его любили и уважали.

«Добрый» родом из Омска. В 1990 году он окончил Физико–математическая школу имени М. А. Лаврентьева. В том же году поступил в Новосибирский государственный университет на факультет физики, из которого выпустился в 1995 году. До войны жил в Москве.

У Маркова не были никакого военного опыта. Лишь военная кафедра в университете. В Донбасс «Добрый» решил приехать после произошедшего в Одессе. Его поразило и возмутило то, как там люди сжигают людей, и при этом испытывают какую–то дикую людоедскую радость.

– Там глумились над трупами. Радовались их количеству. Не скрывали, что торжествуют победу над русскими. Мы стали свидетелями откровенного проявления фашизма. Вот это потрясло. А у меня воспитание старое, советское и если где – то существует фашизм, то моя обязанность – с ним бороться. Это то явление, которого не должно быть, в принципе, – говорил «Добрый». – Вариантов было немного – либо ты остаешься с краю, смотришь на это с экрана телевизора, возмущаешься, ставишь лайки в Интернете и только так выражаешь свою гражданскую позицию, так своеобразно борешься. Либо оставляешь хорошо оплачиваемую работу, удобный диван, комп, привычную жизнь и топаешь на «передок».

В аварии под Луганском погиб командир батальона «Призрак»: каким был боевой путь Алексея Маркова с позывным «Добрый»

Журналисты Комсомолки вместе с Добрым в Желобке. Фото: Информационный вестник в Кировске

Какое–то время Алексей снабжал отряды народного ополчения всем, чем мог – грузы отправлял регулярно. Поэтому он был хорошо знаком с Мозговым, Дремовым, Бетменом и другими командирами.

– А потом, честно сказать, замучила совесть. Получая груз, ребята звонили, благодарили, подарки даже передавали. А однажды со Стаханова передали огромный шмат сала. Но совесть мучила все равно, ты вроде бы помогаешь, но все равно в тылу остаешься, а они там рискуют, в том числе, и за тебя, – рассказывал тогда замкомбрига «Призрак». – Я долго ждал, что кто–то займется организацией добровольного отряда, к которому можно присоединиться. Мы с товарищем даже пытались найти человека отставника хорошего, чтобы поставить его командиром и под него собраться. В итоге решили, что ждать нечего, проехались по всем подразделением Луганской и Донецкой Народный Республик и приняли решения, что заходим в бригаду «Призрак». Тогда у нас сформировалась группа, которую громко назвали «Добровольческий коммунистический отряд».

Когда в бригаду Алексея Мозгового «Призрак» зашел отряд из шестнадцати человек, не все поверили, что это простые добровольцы – бойцы были одеты одинаково, имели при себе нормальное снаряжение и радиосвязь. Все это они купили за свой счет. К новому году отряд вырос до сорока пяти человек.

– В конце ноября у нас была спецоперация по переподчинению зоны в поселке Комиссаровка, который находится рядом с Дебальцево. Эта зона для нас на несколько месяцев стала родным домом, нашей основной базой при Дебальцевской операции. Когда мы заходили в Дебальцево, оставшиеся местные жители сидели в подвале железнодорожного управления. Три недели люди просидели без света, без еды, без медикаментов, – вспоминал Алексей Марков. – Когда мы вошли в Дебальцево, запах был ужасным – раненым людям не оказывалась помощь, раны прогнивали до кости, постоянно работала артиллерия. В первый день мы даже не пытались кого – то оттуда вытаскивать, так как очень плотно ложились снаряды. А на следующий день на мы вывезли первых девятерых, пожилых людей, самых тяжелых, которые не могли самостоятельно двигаться. Помню при выезде, нам по гусенице попало. Но, тем не менее, вырвались. За следующие два или три дня мы вывезли из Дебальцево всех, кого смогли.

В аварии под Луганском погиб командир батальона «Призрак»: каким был боевой путь Алексея Маркова с позывным «Добрый»

Из Москвы в Донбасс он приехал добровольцем в самом начале войны. Фото: Информационный вестник в Кировске

«Добрый» говорил, что к людям по другую линию фронта относится с жалостью. Он был уверен в том, что они оказались заложниками пронацисткой хунты.

– Надеюсь на то, что война закончится, рана затянется, но люди еще очень долго будут вспоминать, как из–за кучки моральных дегенератов, зажегших толпу самими примитивными, низменными инстинктами и лозунгами, на востоке Украины была развязана братоубийственная война. Я думаю, что Донбасс больше никогда не будет украинским, слишком много крови украинские нацисты там пролили, слишком долго и больно будут вспоминать люди о своих погибших детях, братьях, сестрах, родителях. Это принципиальная разница между нами и ними. Здесь мы не воюем с Украиной и украинцами. Мы здесь помогаем украинцам освободить свою страну. Большинство наших бойцов – это местные жители: шахтеры, таксисты, учителя, мелкие бизнесмены. А с их стороны отношение к нам совершенно другое ведь, для украинцев мы уже давно не люди. Вообще война – это дикость и ее не должно быть. Это самый яркий признак того, что ученые поспешили, назвав нас человеком разумным.

Алексей Марков говорил, что после окончания войны поедет домой.

– У меня здесь нет никаких корыстных целей для себя. Просто не хочу возвращаться домой побежденным или сдавшимся. Честно скажу, мне будет жалко и обидно за тех ребят, которых мы здесь похоронили. Дойдем до Киева. Посмотрю Киев, говорят очень красивый город, и поеду домой. Хочется, конечно, поскорее, но, сколько понадобится, столько и буду ждать. Даже не ждать, а бороться. Исход этой войны будет решатся вне поля боя, он будет решатся в экономической и политической плоскости. Сейчас состояние как у боксеров в последнем раунде, они вошли в клинч, а сил уже и не осталось. И победит тот, кто последним останется на ногах.

Журналист признался, что в этом году впервые за все время конфликта он не побывает в Донбассе (подробнее)

Источник

Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.