Алекс-Новости
Назад

Заговор «волчат». Реальная история «Убийства на Каменном мосту» в 1943 году

Опубликовано: 02.12.2020
0
1201

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком

​В истории встречаются сюжеты настолько темные, что по прошествии времени уже трудно понять, что в них является правдой, а что представляет вымысел. Так называемое «Дело волчат» — событие полулегендарное. Хотя бы потому, что дела как такового не было.

Чрезвычайное происшествие

Летом 1943 года советские войска и вермахт готовились сойтись в решающей схватке на Курской дуге. Третий Рейх, понимая, что чем дольше идет война, тем меньше шансов остается на успех, планировал нанести смертельный удар, взяв реванш за разгром под Сталинградом. Советское командование готовилось отразить угрозу.

3 июня 1943 года в самом центре Москвы произошло чрезвычайное происшествие — на Большом Каменном мосту, в двух шагах от Кремля, прогремели выстрелы. Сотрудники милиции обнаружили бездыханное тело девушки, а также раненого юношу, которого немедленно доставили в больницу.

Медики сразу дали неутешительный прогноз относительно состояния пациента — не жилец. И действительно, вскоре молодой человек скончался.

Стрельба в центре столицы в разгар войны сразу вызвала подозрения в диверсии. А когда стали известны имена погибших, людям в погонах и вовсе стало жарко — Нина Уманская, дочь посла СССР в Мексике Константина Уманского, и Владимир Шахурин, сын наркома авиационной промышленности Алексея Шахурина.

Владимир Шахурин. Фото: Commons.wikimedia.org

Но и это было еще не все. Согласно заключению экспертов, стрелял Володя Шахурин. Сначала он убил Нину, а затем покончил с собой. Причем вооружен он был немецким «Вальтером».

Пистолет от Микояна

Назвать происшедшее скандалом — это значит ничего не сказать. Оба погибших проживали в знаменитом «Доме на набережной», где обитали семьи советской элиты, учились в 175-й московской школе, там же, где и дети Сталина, дочь Молотова, внучка Горького, сыновья Микояна и т. д. И Уманский-старший, и Шахурин-старший были на хорошем счету у Иосифа Виссарионовича, и тут такой поворот.

Естественно, что с вопросом о происхождении оружия первым делом пришли к отцу мальчика, наркому Шахурину. Но безутешный Алексей Иванович заявил, что видит этот «Вальтер» впервые в жизни и понятия не имеет, где сын взял его.

Выяснилось, что пистолет Володе дал Вано Микоян, сын заместителя Председателя Совнаркома, члена Политбюро Анастаса Микояна. Вано рассказал, что трофейный пистолет с фронта привезли старшие братья.

Нине было 14 лет, Шахурину — 15. По свидетельству их приятелей, они дружили и дружба со временем переросла в первую любовь.

Нина Уманская (в центре) с отцом Константином Александровичем и матерью. Начало 1940-х гг. Фото: Commons.wikimedia.org

Смертельное расставание

Отец Нины, Константин Уманский, считался одним из лучших советских дипломатов. С 1939 года он был полпредом СССР в Соединенных Штатах, а в мае 1941 года стал советским послом в Вашингтоне. В конце 1941 года Уманский вернулся в Москву, где стал членом коллегии НКИД СССР.

В мае 1943 года Константин Александрович получил новое назначение — на сей раз ему предстояло возглавить советское посольство в Мексике. Жена и дочь готовились отправиться с ним.

Для Володи Шахурина перспектива расставания с возлюбленной оказалась невыносимой. Он предложил Нине остаться в Москве, но девушка ответила отказом. Да и, откровенно говоря, такая вольность вообще была не в ее власти, особенно с учетом военного времени.

Но Володя продолжал упрямо верить, что своего добьется. Придя к своему другу Вано Микояну, он попросил у него трофейный «Вальтер». Сын наркома Микояна рассказал следователям, что Володя хотел напугать Нину. Не совсем понятно, чем именно — то ли хотел заставить ее остаться под угрозой оружия, то ли собирался продемонстрировать, что из-за расставания с ней сам готов умереть.

Шахурин назначил встречу девушке на ступенях Большого Каменного моста. Очевидно, Нина шла на нее без опасений, даже не подозревая, что Володя явится с оружием.

О чем и как говорили молодые люди, теперь уже не узнает никто. Очевидно, Нина дала понять своему Ромео, что перечить родителям не будет и уедет вместе с ними в Мексику. Возможно, у Володи случился срыв, а может, он просто случайно нажал на курок, пытаясь просто произвести впечатление. Как бы то ни было, Нина погибла на месте. Осознав, что произошло, Владимир вынес себе приговор.

Тайная организация «золотой молодежи»

Драма о первой любви на этом могла бы и закончиться, но следователи, разбираясь в причинах случившегося, нашли дневник Володи Шахурина. А там...

В разгар Великой Отечественной войны сын наркома авиационной промышленности расписывал планы организации под названием «Четвертая империя». Как выяснилось, Володя был знаком с трудами Гитлера, которые в СССР попадали только к людям со специальным доступом (такой был у его отца), и черпал из них вдохновение. Своих единомышленников он делил на рейсфюреров, группенфюреров, рассуждал о необходимости смены режима в Советском Союзе.

Делать это Шахурин собирался эволюционным путем — его единомышленники должны были вырасти, постепенно подниматься по карьерной лестнице и в итоге сосредоточить власть в своих руках. Пока же лидер организации планировал посвящать время учебе, физическому совершенствованию, прыжкам с парашютом и т. д.

А еще в дневнике был список членов «Четвертой империи»: Вано и Серго Микояны, Петр Бакулев, сын видного хирурга, академика Александра Бакулева, Феликс Кирпичников, сын генерала Петра Кирпичникова, начальника Управления оборонной промышленности Госплана, Артем Хмельницкий, сын генерала Рафаила Хмельницкого, начальника Центральной выставки образцов трофейного вооружения в Москве, и другие представители советской «золотой молодежи».

Не исключено, впрочем, что упоминания про восхищение Гитлером и нацистской символикой — лишь позднейший вымысел. Иначе трудно объяснить, почему компетентные органы отнеслись к этой истории весьма сдержанно.

Понять и простить

Тех, кто фигурировал в дневниках Шахурина, вызывали на допросы и даже, по некоторым сведениям, некоторое время продержали в одиночных камерах. Однако никакой информации о реальном заговоре, о том, что организация существовала как таковая, получено не было. «Четвертая империя» больше походила на игру — довольно странную для отпрысков советских партийных и государственных деятелей, но все же не представлявшую из себя ничего серьезного.

Возможно, она вообще никогда не вышла бы наружу, если бы не драма на Большом Каменном мосту.

Говорят, что Сталин, выслушав доклад о итогах расследования, сказал коротко: «Волчата». Решено было заняться перевоспитанием предполагаемых «заговорщиков» — родителям настоятельно рекомендовали на время убрать своих чад из столицы, приобщив к чему-то общественно полезному в духе верности партийным идеалам.

Никому из членов «Четвертой империи» жизнь не сломали. Вано Микоян стал авиаконструктором, его брат Серго — доктором исторических наук, специалистом по Латинской Америке. Петр Бакулев, окончив МАИ, получил степень доктора технических наук, прославившись на ниве радиолокации.

Навеки рядом

Константин Уманский, похоронив дочь, вместе с женой уехал к месту службы в Мексику. В 1944 году он также был назначен советским посланником в Коста-Рике. В январе 1945 года дипломат вылетал из Мексики в Коста-Рику по делам службы. Самолет потерпел катастрофу сразу после взлета, вместе с Уманским погибла и его супруга.

Алексей Шахурин в 1946 году был репрессирован в рамках так называемого «авиационного дела». «На протяжении длительного времени выпускал самолёты и моторы с большими конструктивно-производственными недоделками и по сговору с командованием Военно-воздушных сил поставлял их на вооружение ВВС, в результате чего в авиационных частях произошло большое количество аварий и катастроф, гибли лётчики, а также скапливалось много бракованных самолётов, которые нельзя было использовать в боях с немцами», — говорилось в приговоре.

Бывшему наркому дали 7 лет тюрьмы. Освободили его уже после смерти Сталина, а вскоре реабилитировали, вернув звания и награды. Впоследствии он занимал должности первого заместителя министра авиационной промышленности СССР и заместителя председателя Государственного комитета Совета Министров СССР по внешнеэкономическим связям.

Могила Шахуриных на Новодевичьем кладбище. Фото: Commons.wikimedia.org

Умер Алексей Иванович в 1975 году. Похоронили его на Новодевичьем кладбище, рядом с могилой Володи Шахурина.

По странному стечению обстоятельств место последнего упокоения Нины Уманской на Новодевичьем кладбище находится неподалеку от захоронения семьи Шахуриных.

Источник aif.ru

Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.