Алекс-Новости
Назад

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Опубликовано: 10.02.2021
0
1019

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Мы еще будем строить ПЛ пр. 705 в ХХI веке.

Директор ГП «Адмиралтейские верфи»
В.Л. Александров на 50-летии СПМБМ «Малахит» (1998 г.)

АПЛ пр. 705 стала общенациональной задачей,
попыткой осуществить рывок
для достижения военно-технического превосходства над западным блоком.

Секретарь ЦК КПСС Д.Ф.Устинов

- Под копер все это…
- Ну почему… Энергетическая установка теперь будет надежная,
мы в нее внесли все страхующие меры, она станет работоспособной.
А что касается «затесненности», то, в крайнем случае,
мы по одной-две шпации, и заказы станут вполне приемлемыми.
- Не спасут от «затесненности» ни одна, ни две шпации.
Под копер надо весь 705-й!

Диалог Главнокомандующего ВМФ С.Г. Горшкова
с министром судпрома Б.Е. Бутомой, 1973 г.

«Золота рыбка» проекта 705 не оставляет равнодушным практически никого. Начиная от исключительно красивого и обтекаемого «экстерьера» и заканчивая выдающимися техническими характеристиками и очень смелыми конструкторскими решениями. При этом оценки этому проекту часто даются полярными. И порой одними и теми же специалистами.

Ниже представлен анализ облика и истории проекта 705. В первую очередь под углом реальной боевой эффективности, а также, соответственно, оценки целесообразности и оптимальности тех или иных конструкторских решений.

С учетом специфики темы, широко используется цитирование крупных отечественных специалистов и ссылки на их работы по 705 проекту, с соответствующими комментариями автора. Безусловно, это значительно увеличивает объем статьи и делает ее чтение непростым. Но тема этого требует. В «двух словах» разобраться с «феноменом 705» (и особенно его уроками) будет невозможно.

Отдельно необходимо подчеркнуть то, что до сих пор «уроки 705» остаются исключительно актуальными для нашего подплава.

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Инженерный подвиг или ошибка?

Вот выдержка из статьи в «Военно-промышленном курьере» от 24 мая 2006 года «Подводная лодка, устремленная в будущее».

«Мы решительно не согласны с оценкой АПЛ проекта 705 (705К), данной И.Д. Спасским …

АПЛ проекта 705 (705К) показали себя боеспособными кораблями и вполне надежными в эксплуатации.

Весь период эксплуатации корабли находились в строю в постоянной готовности к использованию по прямому назначению (не менее 80 %)…

Они показали свою высокую эффективность: каждая из них имела на боевой службе от одного до нескольких контактов с иностранными ПЛ.

АПЛ проекта 705 были для своего времени достаточно малошумными и, имея высокие маневренные характеристики, получали определенные преимущества перед иностранными подводными лодками. …

Мы, моряки-подводники, оцениваем этот корабль как выдающееся достижение отечественного подводного кораблестроения, устремленное в будущее. Минимальный экипаж (всего 35 человек), без матросов, эксплуатировал АПЛ практически с теми же боевыми возможностями, что и атомные лодки проектов 671, 671РТ, 671РТМ (экономию для государства еще надо посчитать!).

Командующий 1-й флотилией АПЛ Северного флота вице-адмирал В.Т. Прусаков,
заместитель командира 6-й дивизии АПЛ СФ контр-адмирал А.С. Богатырев,
начальник штаба 6-й дивизии АПЛ СФ капитан 1-го ранга П.М. Маргулис,
председатель госкомиссии по приемке АПЛ К-64, К-316 (проект 705)
Герой Социалистического Труда капитан 1-го ранга В.П. Рыков,
начальник электромеханической службы 6-й дивизии АПЛ капитан 1-го ранга В.А. Долгов,
командир АПЛ К-316 (проект 705) капитан 1-го ранга А.Ф. Загрядский,
командир АПЛ К-493 (проект 705К) капитан 1-го ранга Б.Г. Коляда,
командир АПЛ К-432 (проект 705К) капитан 1-го ранга Г.Д. Баранов,
командир АПЛ К-123 (проект 705К) капитан 1-го ранга В.Д. Гайдук,
командир 537-го экипажа (проект 705К) капитан 1-го ранга В.Т. Булгаков
».
Комментарии к этой публикации будут далее по тексту.

А здесь стоит привести уже существенно иное мнение одного из подписантов статьи (начальника ЭМС 6-й дивизии АПЛ капитана 1-го ранга В.А. Долгова):

«Маневренность АПЛ этого проекта просто восхищала… Идея, воплотившаяся в АПЛ пр.705 (705К), предусматривала создание ПЛ с ядерной установкой малого водоизмещения (до 1600 т) с комплексной системой управления и экипажем в 15–18 чел. Поэтому «Малахит» одной из главных для себя задач ставил всемерное снижение водоизмещения ПЛ.

В жертву этому было принесено всё, на чём можно было выиграть в весе и габаритах. Всё это и тогда (30 лет назад), и сейчас выдаётся за прорыв в будущее, за создание кораблей, опередивших своё время.

На самом деле флот получил корабли с полным ассортиментом конструктивных и организационных недостатков, имеющие боевые возможности АПЛ только 2-го поколения. Укажу только на самые-самые, с которыми личному составу приходилось сталкиваться ежедневно, в течение всего срока службы этих ПЛ как в море, так и в базе [всего 11 пунктов – М.К.]…

Все эти «особенности» АЛЛ пр.705 появились в результате «ежедневной «битвы насмерть» главного конструктора и всего коллектива бюро за каждый кг веса и дм³ объёма», как отмечает Б.В. Григорьев в статье «Решения, определившие облик АЛЛ пр. 705».
Жестко? Безусловно.

Подчеркну, это личное мнение очень опытного профессионала, с огромным опытом эксплуатации АПЛ, в том числе и 705 проекта. А то, что оно существенно отличается от взгляда, «подписанного им в коллективном письме выше», так – «коллектив не давил»!

И это при том, что главные проблемы проекта 705 были совсем не механические (при всей остроте и тяжести проблем «механиков»).

Напомним «особенности» 705 проекта:

- высокая скорость и очень высокая маневренность;

- атомная энергоустановка (АЭУ) с реактором на жидком теплоносителе (ЖМТ);

- малое водоизмещение;

- очень высокий уровень автоматизации (с комплексной автоматизацией как технических, так и боевых средств АПЛ) и малый экипаж.

Исходный замысел: «это так просто, что можно автоматизировать»

Наиболее четко исходный замысел 705 описан в воспоминаниях Л.А. Самаркина «Нет пророка в своем Отечестве».

А.Б. Петров, «отец 705 проекта», по согласованию с В.Н. Перегудовым (в это время – уже только Главный конструктор проекта 627А) в 1955–1956 гг. исследовал вопросы живучести подводных лодок. Итог этих проработок:

«архитектура АПЛ должна отвечать условиям только подводного плавания, конструкция должна быть максимально простой, все основные технические средства, обеспечивающие движение, должны быть в единичном числе – 1 редуктор, 1 турбина, 1 вал.

Их резервирование – только по прямой линии: дизель-генератор и/или батарея, вспомогательный движитель, все элементы резервирования без дублирования и т.п.

Численность экипажа должна быть минимальной.

Никакой надводной (и тем более подводной) непотопляемости.

А.Б. Петров предложил конструктивно простую однокорпусную АПЛ из трех функциональных отсеков – вооружения, управления и энергетики.

В.Н.Перегудов очень заинтересовался этим проектом.

По словам А.Б.Петрова, его сразу привлекла идея возможности автоматизации процессов управления («это так просто, что можно автоматизировать»).
Безусловно, все это выглядело, мягко говоря «революционно» (хотя ВМС США пошли именно по такому пути).

Поэтому не все были согласны с этими предложениями.

Так, М.Г. Русанов являлся яростным противником однокорпусных ПЛ. И со свойственным ему полемическим задором спорил с А.Б. Петровым и его единомышленниками. Были противники и одновальной и однореакторной схемы ГЭУ.

«В начале 1958 года по результатам проработок А.Б. Петрова СПМБМ «Малахит» было разработано техническое предложение, оставшееся, однако, без рассмотрения Главным комитетом по судостроению (ГКС).

Причина этого была в том, то в конце 1958 года ГКС провело конкурс по АПЛ 2 поколения, результатом которого для «Малахита» стал проект 671 многоцелевой торпедной АПЛ».
Необходимо отметить, что это было время, когда только полетел спутник, Белка и Стрелка, все ждали полета человека в космос. Авиация, только недавно взявшая сверхзвуковой барьер, тут же достигла 2 чисел Маха. Стали реальностью действительно подводные лодки, способные длительное время действовать на глубине. Казалось, что невозможных задач нет. Что еще невозможно технически сегодня, то станет реальностью уже через 5–10 лет («И на Марсе будут яблони цвести!»).

И этот «полет инженерной мысли» был не только у наших разработчиков. А во всех развитых странах мира. Конец 50-х годов (и до начала 90-х) был эпохой прорывных инженерных свершений, в последующем сменившихся стагнацией («инженеров победили менеджеры»).

Отдельно необходимо остановиться на проблеме скорости новой АПЛ.

Б.В. Григорьев (с 1960 году участвовал в проектировании АПЛ проекта 705, с 1971 по 1974 гг. был заместителем главного конструктора проекта 705Д):

«При своевременном обнаружении торпедной атаки противника АПЛ пр.705 способна уходить от его торпед, предварительно произведя залп из своих ТА».
И это касалось не только ухода от торпед.

На вооружение ПЛА ВМС США готовилась поступить противолодочная управляемая ракета (ПЛУР) SABROC, и высокая скорость и исключительные разгонные данные 705 давали возможность уйти и от удара SABROC (с учетом зоны поражения ее ядерной боевой части в несколько километров).

На рубеже 60-х годов большая война воспринималась как безусловно ядерная. Соответственно, крайне остро стояли вопросы быстрого и точного применения своего ядерного оружия (и уклонения от ядерного оружия противника).

В этот же период времени в СССР начались работы по ПЛУР «Вьюга» и скоростной подводной ракете (СПР) «Шквал».

При этом «Шквал» для 705 проекта очень эффективно дополнял «Вьюгу», практически полностью «закрывая» ее мертвую зону. А с учетом реальных дальностей обнаружения он фактически становился главным оружием для ядерной войны 705 проекта (в первоначальном его замысле).

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

«Вьюга» и «Шквал».
С учетом очень высокой маневренности и скорости новой ПЛА значительные ограничения по стартовым условиям для ракет реально могли быть нивелированы в бою.

Здесь необходимо отметить еще один существенный момент.

Ядерное оружие – это не «вундерваффе». И оно имеет серьезные ограничения по эффективности. С учетом ограниченной зоны поражения тактических ядерных боевых частей (до нескольких километров) очень остро стоял вопрос точного применения такого оружия (целеуказания).

Эту задачу предполагалось решить очень развитым трактом гидролокации нового гидроакустического комплекса (ГАК) проекта 705. При этом установка крупноразмерной антенны ГАК для максимально эффективного пассивного поиска была безусловной.

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Один из вариантов предварительных проработок 705 проекта (вверху)и предэскизный проект (со сферической антенной ГАК и однокорпусной кормовой оконечностью).
Л.А. Самаркин:

«Определяющей идеей проекта в его первозданном виде, как уже отмечалось, была конструктивная простота корабля, ничего лишнего, кроме четко выраженного функционально необходимого: отсек вооружения, отсек управления («кабина пилота»), энергетический отсек. Именно конструктивная простота предопределяла малую численность экипажа и возможность, и надежность централизованного управления...

Получилось же нечто другое, и в это «другое» каждый внес свою лепту.

Представители ВМФ настояли на обеспечении условий надводной непотопляемости, а для 3-отсечной короткой лодки это требование придавало ей, если так можно выразиться, совершенно другой облик – конструктивно усложненную 6-отсечную двухкорпусную ПЛ.
Здесь необходимо отметить то, о чем явно не очень хотят говорить участники создания 705. Это разные (не совпадающие) взгляды его «инициатора» А.Б. Петрова и назначенного главного конструктора М.Г. Русанова. Причем первоначальный замысел Петрова (и Перегудова)

«это так просто, что можно автоматизировать»
в итоге превратился в

«сделать максимально сложно и автоматизировать любой ценой».
Это по технике.

Однако по тактике необходимо отметить сохранение исходной тактической идеи проекта – быстрого и «верткого» бойца со скоростным оружием (СПР и ПЛУР с ЯБЧ), способного уходить от оружия противника скоростью и маневром.

Реализация

Техническое предложение по проекту 705 было подготовлено в начале 1960 года.

Первым главным конструктором проекта 705 внутренним приказом по бюро был назначен В.Н. Перегудов. А А.Б. Петров был назначен начальником сектора перспективного проектирования СПМБМ «Малахит».

23 июня 1960 года вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 704-290 по созданию комплексно-автоматизированной АПЛ проекта 705 с тактико-техническими требованиями: нормальное водоизмещение около 1500 тонн, полная подводная скорость около 45 узлов, глубина погружения не менее 450 метров, экипаж – не более 15 человек, автономность – 50 суток. Постановлением разрешалось (при наличии достаточных обоснований) отступать от норм и правил военного кораблестроения.

Главным конструктором проекта был назначен М.Г. Русанов (повторю, далеко не во всем согласный с А.Б. Петровым).

С учетом крайне жестких требований скорости вполне логичным виделось применение титановых сплавов. Б.В. Григорьев писал:

«Применение титанового сплава обеспечивало снижение водоизмещения на 600 тонн по сравнению с кораблем, создаваемым из стали.

Против титана была его цена.

В то время листовой титан стоил 14 руб., титановые трубы – 30 руб., профильный прокат – 23 руб. за 1 кг.

Батон белого хлеба стоил тогда 20 коп.

Снижение цен на титан, особенно на трубы, происходило позже».

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Удивительно красивый, обтекаемый «экстерьер» АПЛ проекта 705.
Предметом ожесточенных споров по 705 является выбор его АЭУ, с реактором с жидкометаллическим теплоносителем.

Применение ЖМТ многими оценивалось как ошибка.

Самаркин Л.А.:

«Так почему же было прекращено строительство, и проект не получил дальнейшего развития?

Это произошло из-за ошибочного, преждевременного выбора неотработанной ППУ (паропроизводительной установки) с ЖМТ (жидкометаллическим теплоносителем) в 1-м контуре и из-за нежелания высшего руководства признать эту ошибку и немедленно ее исправить, сделать модификацию проекта с водо-водяной АЭУ (атомной энергоустановки), что, конечно, было непросто выполнить, а еще труднее – решиться на это».
Необходимо отметить, что первая АПЛ с АЭУ с ЖМТ вступила в строй еще 1 апреля 1962 года (АПЛ К-27 проекта 645 – модификация проекта 627А).

К-27 успешно эксплуатировалась ВМФ с совершением нескольких боевых служб (в том числе в 1964 году под командованием капитан 1-го ранга И.И. Гуляева, рекордную по длительности).

Тяжелая авария АЭУ с разрушением активной зоны реактора и сильным переобучением экипажа произошла с К-27 только 24 мая 1968 года, когда строительство серии 705(К) проекта шло уже полным ходом.

Самаркин Л.А.:

«Сказать, что никто в то время не предвидел трагического итога, нельзя.

Так, один из ведущих специалистов СКБ-143 по энергетике Р.И. Симонов на НТС по выдвижению на премию за ППУ на ЖМТ для пр. 645 попросил снять свою кандидатуру, так как считал применение этих установок ошибочным.

Главный конструктор по энергетике СКБ-143 П.Д. Дегтярев отказался по этой же причине подписать технический пр. 705.

Начальник ОКБМ (проектант ППУ для пр. 705К) И.И. Африкантов обратился с аналогичным мнением в ЦК КПСС».
Однако необходимо учитывать и то, что с водо-водяным реактором (ВВР) не только не обеспечивались требования по скорости, но терялась самая идея

«ухода от оружия противника»
ввиду ограниченных возможностей ВВР того времени по быстрому увеличению мощности.

Таким образом, на момент начала разработки никакой реальной альтернативы в виде водо-водяного реактора соответствующего предъявляемым к 705 проекту требованиям не было.

При этом сама ЯЭУ на ЖМТ при всех эксплуатационных проблемах на 705 проекте свои характеристики подтвердила.

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

На фоне фигуры человека хорошо видна компактность АПЛ проекта 705.

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Малая численность экипажа АПЛ обеспечивалась комплексной автоматизацией. Начиная от АЭУ и общекорабельных механических систем и заканчивая средствами обнаружения и обработки информации и комплексом оружия.

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Красным выделены приборы ГАК, размещенные в центральном посту, зеленым – БИУС, между ними пульт управления торпедным комплексом.
Особо необходимо отметить создание боевой информационно-управляющей системы (БИУС) «Аккорд».

Решение сложнейшей задачи в заданные сроки и с высокой эффективностью выполнило СКБ завода им. Кулакова (затем ЦКБ «Полюс») – традиционный разработчик приборов управления торпедной стрельбой. С учетом сложности новой задачи к работам был подключен ИАТ АН (впоследствии ИПУ АН им. академика В.А. Трапезникова). При этом директор ИАТ АН СССР академик В.А. Трапезников был назначен научным руководителем по всей комплексной автоматизации ПЛ проекта 705 (в том числе и технических средств АПЛ).

Из воспоминаний Э.Я. Меттер «Аккорд», сработанный «Левшами»:

«Сложная задача стояла в части организации временной диаграммы работы системы с учётом необходимости решения многих программ в параллель при быстродействии 100 тыс. коротких оп/сек…

Удалось организовать параллельные вычисления разных по частоте и важности задач, что позволило ужать программное обеспечение в объём 32К плюс объём 8К памяти констант».
С учетом очень серьезной стендовой отработки (здесь стоит заметить, что ГАК «Океан» проекта 705 проходил не только стендовую отработку, но и морскую, с размещением его на специальной опытовой ПЛ), ответственного отношения к делу и высокого уровня разработчиков БИУС заработал уверенно и сразу.

Увы, здесь есть с чем сравнить. БИУС «Омнибус» московского НИИ «Агат» для АПЛ 3 поколения доводился очень долго и мучительно (с рядом очень острых конфликтов ВМФ и ОПК). И теми же ПЛУР научился стрелять только в начале 80-х годов.

Головной заказ

В связи с высокой сложностью и новизной АПЛ проекта 705 головной заказ рассматривался как опытный. При этом по абсолютно нелогичным причинам его строительство «доверили» ленинградскому «Судомеху» (будущие «Адмиралтейские верфи»), до этого строившего только дизельные ПЛ. Первый «автомат» северодвинского завода рассматривался как «головной» (первый серийный).

По постановлению ЦК КПСС и СМ СССР (1961 года) опытная АПЛ должна была выйти на испытания в 1965 году. А реальная постройка началась только в 1964 году с плановой сдачей заказа в 1968 году.

К 1981 году согласно проекту плана кораблестроения на 1971–1980 гг. намечалось строительство 30 АПЛ пр. 705. Получилось так, что, не дождавшись испытаний головной АПЛ, ОПК начал строительство серии АПЛ (причем в 1971 году две из них имели готовность 80 %).

Из воспоминаний старшего инженера общекорабельных систем (командира дивизиона живучести) Ю.Д. Мартьяскина:

«Осень 1964 года… Обнинск… Учились мы сначала по трехотсечному проекту по каким-то предэскизным чертежам.
Интереснейший момент. Выходит, на 1964 год «идея Петрова» о максимально простой АПЛ была еще жива.

«Было очень интересно, умно и напряженно.

Например, во время ресурсных испытаний систем автоматики в ЦНИИ-45 на стенде мы предложили все ночные смены отдать нам.

Мы дали возможность, особенно женщинам, не ходить в ночные смены, а сами получили возможность испытать себя в самых экстремальных аварийных режимах».
Нельзя не процитировать Ю.Д. Мартьяскина и по (отсутствующему) замполиту:

«Главный конструктор корабля М.Г. Русанов в штатном расписании убрал замполита, чтобы не было бездельника, раздражавшего экипаж…

Замполита так и не ввели, за что все экипажи молились на Русанова».
Далее цитируется дословно по книге В. Токарева «Два адмирала» (2017) (стиль автора сохранен):

«В связи с повышенной секретностью какие только слухи не ходили – и что у нас установка делает из какашек конфетки, и что зарплата у нас немереная».
Ничего не напоминает из сегодняшнего?

Главком под сильным давлением ЦК и Правительства пытался получить ее в 1968 году вместо 1975–1980, началось гонка, штурмовщина…

В связи с бардаком на Судомехе… организовали свое круглосуточное наблюдение за ходом работ».
Строительство головного заказа К-64 завершилось только в 1970 году (то есть в юбилейный год, когда «не сдать заказ» ленинградскому заводу было «ну никак нельзя»). И фактически недостроенную АПЛ увели в Северодвинск на сдачу флоту.

Ю.Д. Мартьяскин:

«Как только корабль был вроде бы готов выйти в море, тут же случалась какая-нибудь авария».
Из-за массовых неисправностей (в том числе больших ограничений по турбине и только 30 % мощности реактора) и недоделок, К-64 прошла только сокращенный объем испытаний.

Из книги первого командира АПЛ 705 проекта А.С. Пушкина «Подводная лодка голубой кит»:

«Все управление производилось с 10 пультов, по боевой тревоге всем экипажем, по боевой готовности № 2–7 операторов.

Для ППУ характерна малая загрузка мощности при скорости 20–24 узла – 28–35 %, для ПТУ – всего 12–24%.

Число оборотов винта при 20-24 уз – 170-217 оборотов, в то время как для других АПЛ не менее 220.

Докавитационная глубина погружения 50–100 метров при скорости 20–24 уз. Магнитное поле на расстоянии 0,7 ширины корпуса составляло всего 2,5 эрстед».
А.И. Вакс, главный конструктор ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова в работе «Некоторые штрихи к истории создания подводной лодки проекта 705»:

«Ходовые испытания опытной лодки начались в 1971 году.

За время испытаний удалось подтвердить, хотя и косвенно (с учетом данных, полученных при работе АЭУ на сниженной мощности), возможность достижения расчетной скорости полного хода, измерить шумность и т.д.

Однако уже при подготовке к испытаниям и во время их проведения начались неполадки в АЭУ, закончившиеся в 1972 году тяжелой аварией и выводом АПЛ из эксплуатации».
Ю.Д. Мартьяскин (объемная цитата стоит того, чтобы привести ее практически полностью):

«Наконец, все испытания были закончены. Неисправностей было не сосчитать. Собрались «черепа» решать», что делать дальше.

Пришли к общему выводу, что надо оставаться в Северодвинске на зиму, устранять неисправности и ближе к лету двигать в Лицу. С этим решением адмирал Егоров уехал в Москву докладывать Главкому.

Главком его очень сильно вдул, велел подписать акт приемки и отправил нас на флот. Флот ждет не дождется такого корабля.

Приехав назад, Егоров собрал всех «черепов» и объявил решение Главкома. «Черепа» сказали, что они только об этом и мечтали, и решение совершенно правильное. Такой трусости и лицемерия от этих академиков мы просто не ожидали.

Приехали бодренькие адмиралы из Москвы. И, несмотря на наши визги, подписали приемный акт, и укатили восвояси. А мы остались один на один с железом.

Две петли ГЭУ из трех не работали. В одной вытек сплав, в другой стоял главный циркуляционный насос…

Мощность ограничена, в лучшем случае треть смогли бы давать.

Турбина была опутана ограничениями. 14 баллонов командирской группы ВВД из 54 текли, ограничение по давлению ВВД было 150 кгс/см² атм [вместо 400, – М.К.], два компрессора из трех не работали.

Под воздействием забортного давления из-за неплотности гидравлики носовые горизонтальные рули сами вдвигались обратно в корпус…

Куча неисправностей по другим частям…

Легкий корпус весь в трещинах, цистерны главного балласта не держали воздух, и лодка сидела погруженная по рубку.

Где-то числа 27 декабря в составе каравана мы отправились в Западную Лицу».
Вспоминает адмирал А.П. Михайловский:

«Наступивший 1972 год прибавил нам новых забот в связи с тем, что накануне новогодних праздников в Западную Лицу для постоянного базирования, после постройки и испытаний в Белом море, прибыла новейшая ПЛ К-64…

Многие подводники и судостроители почитали ее родоначальницей «третьего поколения» и рассказывали о ней чудеса.

Западная Лица к базированию АПЛ с ЖМТ не готова…

Придание сторожевого корабля в качестве производителя пара для поддержания сплава в жидком состоянии, а также плавучей контрольно-дозиметрической лаборатории, являлось сомнительной полумерой.

Начальник электромеханической службы Зарембовский нервничал, да и я о том, что такое АЭУ на ЖМТ знал не понаслышке, а горький опыт экипажа Леонова на К-27 усиливал тревожное чувство».
При этом К-27 (первая с ЖМТ) была не только вполне исправной АПЛ, она длительное время успешно эксплуатировалась флотом, в том числе на «предельных» режимах. В случае К-64 промышленность подала на флот «инвалида»…

Адмирал А.П. Михайловский:

«У Пушкина установку закозлили»!

«Козлом» механики называли своеобразный «тромб» – твердеющий сгусток жидкого металла в первом контуре реактора…

Болезнь проявилась не сразу. Сначала первые тревожные симптомы, затем нарастающий кризис.

Отчаянные попытки консилиума специалистов от науки и промышленности спасти положение применением крайних мер (вплоть до слива радиоактивного сплава) не помогли.

Наступил коллапс. Остатки металла не поддавались разогреву, ни внешним, ни собственным теплом.

Реактор пришлось заглушить, а это летальный исход.

Мертвую К-64 отбуксировали в Северодвинск. И долго думали, что делать дальше.

К великому сожалению, идеолог ЖМТ реакторов академик А.И. Лейпунский ушел из жизни».
И здесь приведём выдержку из книги СПМБМ «Малахит»:

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Оказывается это

«экипаж (флот), как всегда, во всем виноват».
И здесь нелишним будет напомнить весьма сомнительное поведение руководства СПМБМ «Малахит» после трагедии на АПЛ «Нерпа» (2008 год).

Вдвойне уместным будет упомянуть и про АПКР «Северодвинск» проекта 885, «сданный» флоту с огромными недоделками, недостатками и подлогами с испытаниями. Фактически в небоеспособном состоянии (ибо при современном уровне противолодочных средств, не может боевая подлодка без эффективных средств защиты считаться «боеспособной»).

Подчеркну, это не предположения. А именно факты, подтвержденные в том числе и многочисленными решениями арбитражных судов. Подробнее об этом писалось в статье АПКР «Северодвинск» сдан ВМФ с критическими для боеспособности недоделками.

Кроме того, втройне полезным будет учесть то, что сейчас «Малахит» и ОСК упорно пытаются «вручить» флоту «Казань» проекта 885М – без антиторпед, с заведомо устаревшими и абсолютно неэффективными против современных торпед средствами противодействия, без залповой стрельбы телеуправляемыми торпедами (и рядом других критических недостатков).

Реалии достройки головного заказа были хорошо описаны у контр-адмирала А.С. Богатырева в материале «Из истории технических экипажей АПЛ пр. 705 (705К)» с таким итоговым выводом:

«Мне и сейчас непонятно, почему строительство новейшей лодки доверили в первую очередь не СМП, а «Судомеху», у которого даже опыта строительства просто атомоходов не было, не то что «автоматов».

Что это – результат борьбы директоров заводов, руководителей Ленинградской и Архангельской областей или злой умысел?

И по чьей команде К-64 стала «самым длинным кораблем в мире» (нос – в Ленинграде, корма – в Северодвинске).

Если бы приоритет строительства был отдан Северодвинску, серия АПЛ пр.705 «пошла бы» с 1970, а не с 1977 года, как получилось, и лодок стало бы гораздо больше».

На переломе

Главный конструктор ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова А.И. Вакс:

«При завершении анализа причин неполадок и аварии АЭУ К-64, которые являлись предметом разбирательства ряда комиссий, у специалистов ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова, его руководства и в Мидсудпроме возник вопрос о целесообразности продолжения развернутого к этому времени серийного строительства ПЛ пр.705 (705К).

Основываясь на опыте, полученном при испытаниях головной АПЛ, и учитывая ряд особенностей проекта, а также его моральное устаревание из-за задержки с постройкой (начало проектирования – конец 1950-х гг., реальный срок сдачи первого серийного – конец 1970-х гг.), ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова в 1973 году в своем докладе руководству отрасли предложил рассмотреть вопрос о свертывании серийного производства АПЛ пр. 705 (705К) и достройке в качестве опытной одной АПЛ (зав. № 905).

Средства… предполагалось направить для строительства дополнительного количества АПЛ пр. 671 РТ…

Утверждалось, что (с учетом меньшей стоимости АПЛ пр. 671 РТ и сравнительно неплохих ее характеристик) это может привести к повышению боевой эффективности группировки строящихся торпедных АПЛ».
Стоит привести сравнение АПЛ 705 и 671РТ проекта.

При меньшей стоимости 671РТ проект имел гораздо более мощное вооружение (два 65-см торпедных аппарата (ТА) и четыре 53 см, вместо шести 53 см ТА проекта 705), меньшую шумность и большую дальность обнаружения шумов целей, при этом проигрывая в максимальной скорости и разгонных характеристиках. Очевидно, что при подготовке предложений в качестве приоритетного параметра ЦНИИ им. Крылова рассматривалась малошумность и более сильное вооружение.

Однако определенное лукавство в этих умозаключениях было.

Во-первых, разница по динамике между 705 и 671РТ была не столько количественная, сколько качественная, позволяя 705 с хорошей вероятностью уходить от малогабаритных торпед Mk46 (у 671РТ шансов на это было много меньше).

Во-вторых, как минимум два заказа проекта 705 были в очень высокой готовности (более 80 %). ВМФ и ОПК только что «списали» новейшую и очень дорогую АПЛ (К-64). И получается, что вслед за ней ЦНИИ им. Крылова предлагало «просто так» списать не только большой недострой, но и как минимум одну практически готовую АПЛ (оставив только головной северодвинский заказ).

В-третьих, незначительно проигрывая в дальности шумопеленгования, ГАК «Океан» проекта 705 принципиально превосходил ГАК «Рубин» проекта 67РТ по возможностям активных средств (трактов гидролокации и миноискания). А это был очень важный для реальных боевых условий фактор.

В-четвертых, мы скатились на очень грамотный американский «информационный вброс», что якобы «малошумность – это всё в подводной войне». При этом сами ВМС США так совсем не считали, например, отрабатывая специальную тактику борьбы своих ПЛА с нашими малошумными дизельными ПЛ.

Собственно, все происходящее являлось явным начинавшимся кризисом нашей как военной науки, так и прикладной в «морском» ОПК, оказавшихся неспособными грамотно оценить новые условия подводной войны и выработать обоснованные предложения по эффективным моделям боя для наших ПЛ и их технической реализации (в том числе в виде эффективной модернизации достраивающихся АПЛ проекта 705).

В Мидсудпроме предложения института не поддержали.

Решено было продолжить начатое на двух заводах строительство шести кораблей пр. 705 (705К), что зафиксировало принятое постановлении ЦК КПСС и СМ СССР, предписывавшее сдать последнюю, 6-ю серийную АПЛ в 1978 году (фактически последняя лодка (зав. № 107) была сдана в 1981 году; она строилась почти 10 лет, а в 1990 году была выведена из состава флота).

Итак серия 705 пошла на Северный флот, 1 флотилию, в будущем адмирала А.П. Михайловского:

«Я вышел в море на К-123, прихватив с собой всего трех офицеров штаба флотилии: штурмана, связиста и инженер-механика. Больше я взять не мог: разместить негде.

Аббасов откровенно восхищался своим комплексно-автоматизированным чудом. Я разделял его восхищение во всем, что касалось гидродинамических качеств корабля.

Однако многое вызывало недоумение.

Зачем мне эти 40 узлов, если уже на 20 лодка становится глухой?

Зачем мне эта сверхавтоматизация, если отсутствует возможность перейти на ручное управление многими системами и механизмами, когда сгоревший предохранитель может вывести лодку из повиновения?

Кому и зачем понадобилось переименовывать штурмана, называя его «помощником командира по кораблевождению», минера – «помощником командира по оружию», рулевого – «инженером по управлению движением корабля»?

Все это надо поломать.

Наименование систем и устройств, должностей, корабельных расписаний, командные слова при управлении лодкой – срочно привести в соответствие с опытом, традициями подводного плавания и Корабельным уставом.


Надо сбить «комплексно автоматизированную спесь» не только с экипажа Аббасова, но и всех последующих. Ведь к концу года таких лодок у меня на флотилии будет уже шесть.

«Усиленные 705»

Уже первоначальные проектные проработки по 705 включали не только многоцелевой (основной) вариант, но и ударный – как с противокорабельными ракетами, так и с баллистическими ракетами комплекса Д-5 (при этом в соответствии со взглядами Главкома ВМФ С.Г. Горшкова рассматривался 8-ракетный вариант с возможностью пуска всех баллистических ракет в одном залпе).

Один из ударных вариантов предэскизного проекта 705.

Из книги по истории СПМБМ «Малахит»:

«Анализируя в 1968 году опыт создания АПЛ проекта 705, вероятную тактику её использования, в СПМБМ сформулировалось мнение о своевременности проработки вопросов, связанных с модификацией данного проекта.

Основная направленность модификации виделась в повышении боевой эффективности корабля за счет увеличения количества и дальности действия оружия.

При этом учитывалось, что увеличение дальности действия торпед и ракетоторпед возможно только при увеличении их калибра и длины».
Особо подчеркнем этот вывод СПМБМ и вернемся к нему при итоговой оценке проекта.

С учетом развития прямого конкурента проекта 705 – АПЛ проекта 671 с усилением его вооружения 65-см ТА, начались проработки проекта 705 с «усиленным» вооружением (проект 705Д).

Б.В. Григорьев:

«АПЛ пр. 705Д рассматривалась как естественное продолжение пр.705 и разрабатывалась на базе основных принципов, принятых при ее создании.

В проекте предполагалось увеличить количество боезапаса калибра 533 мм с 18 до 30 ед., довооружить ПЛ четырьмя ракетами увеличенного калибра.

Свердловское КБ «Новатор» выполнило специальную разработку ракеты для АПЛ пр. 705Д, подтвердившую возможность ее хранения без доступа и обслуживания в течение 6 месяцев в негерметичных забортных ПУ ограждения рубки и старт под собственными двигателями ракеты».
Примечание. Существуют весьма обоснованные сомнения в необходимом уровне этой «проработки». И здесь важно вспомнить и серьезнейшие проблемы с забортными торпедами наших ПЛ в Первую мировую, и крайне негативные последствия замачивания торпед во время Великой Отечественной (по мнению компетентных специалистов, этот фактор стал одним из главных в малой успешности стрельб наших ПЛ в годы войны). Далее был весьма негативный опыт СПМБМ «Малахит» с «забортным» комплексом противодействия на АПЛ проекта 971, который в итоге все-таки заставил «Малахит» наконец-то размещать забортные изделия в гермоконтейнерах (впервые публично были представлены на МВМС-2015).

Старт «самовыходом» позволял не только отказаться от специальных силовых установок для выстреливания, но и увеличить предельную глубину старта. Предложенное решение позволяло иметь одновременно готовыми к залпу 10 ед. боезапаса различных типов.

То есть в теории – «все хорошо, прекрасная маркиза», а вот возможность практической реализации в виде нормальной эксплуатации на флоте «чудесных замыслов» «Малахита», мягко говоря, вызывает серьезные опасения.

При этом на проекте 705Д (фактически «ровеснике» новых АПЛ 3 поколения) шумность продолжала оставаться крайне высокой.

Б.В. Григорьев:

«Существенно улучшались акустические характеристики корабля (в 1,5 раза)».
Извините, но «в полтора раза» это для акустики не «существенно» (в кавычках), а почти ничто. И с учетом крайне высокой шумности 705 проекта вполне логично, что ВМФ от «подарка» проекта 705Д отказался.

Говоря о проекте 705Д, необходимо отметить то, что он предполагался в двух вариантах АЭУ: с ЖМТ и новым водо-водяным реактором ОК-650 (без преувеличения, гениальным, как по конструкции, так и по характеристикам, произведением нашего атомного комплекса).

Б.В. Григорьев:

«Основные ТТЭ мало зависели от типа ППУ, так как… параметры реактора ОК 650Б-ЗМ по массе, габаритам и маневренности приблизились к параметрам БМ-40А».
В дальнейшем реактор ОК-650 станет стандартным (с небольшими модификациями) для всех наших АПЛ 3 поколения.

Реальная боевая эффективность проекта 705

Воспоминания командира К-493 пр. 705К капитана 1-го ранга Б.Г. Коляда:

«Любой, кто командовал АПЛ пр.705 (705К), скажет немало восхищенных слов о ее маневренности, способности почти мгновенно набирать скорость (за какие-то минуты с 6 до 42 узлов).

Лодка очень красива внешне – лимузинного типа ограждение рубки, обтекаемый корпус.

АПЛ пр. 705 (705К) ходили в Арктику, экипажи отрабатывали подледные плавания, в том числе приледнение.

В мою последнюю БС во время плавания в Северном Ледовитом океане часть похода проходила подо льдом, часть – у кромки льда. И мне очень запомнилась легкость приледнения, а также всплытия в полынье – высокая маневренность значительно упрощала решение этих задач.
На последнее стоит обратить внимание особо.

ПЛА ВМС США и Великобритании штатно действуют с много меньшими ограничениями, чем АПЛ ВМФ. В связи с чем, мнение о «безопасности» большей части трассы Севморпути от подлодок противника вызывает серьезные сомнения.

ПЛА так называемых «партнеров» могут не просто заходить туда, а с решением боевых задач. В том числе там, где наши крупные АПЛ или имеют очень большие ограничения, или вообще практически небоеспособны.

Соответственно, вопрос о «малой АПЛ» для ВМФ РФ как минимум достоин внимания (например, вариант с АЭУ проекта 677).

«Конечно, на новых кораблях ГАК были лучше – например, на лодках проекта 671 РТМ дальность обнаружения выше, тем не менее, в учебных поединках они не всегда побеждали, не всегда были успешными их торпедные атаки.

Скорость нашей лодки позволяла уйти от торпеды, в результате чего фактически наведение не производилось.

Услышав выстрел торпеды, приводишь ее в кормовой сектор и даешь полный ход – 40 узлов, и торпеда лодку не догоняет».
И здесь мы приходим к тому, что реально стало «нокаутом» для 705 проекта.

Да, от 40 узловой торпеды СЭТ-65 он уверенно «убегает» (и тем более – от старых американских торпед Mk37).

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Погрузка торпеды Mk48 на ПЛА ВМС США.
Однако в 1971 году (то есть одновременно со сдачей флоту головной АПЛ проекта 705) ВМС США принимают на вооружение торпеду Mk48, имевшую максимальную скорость 55 узлов и с временем хода на ней более 12 минут (для первых модификаций). Таким образом, «теоретическая» (без учета времени на отворот, разгон и погрешность по атакующей торпеде) догонная скорость по 705 проекту составляет порядка 14 уз (или 7 м/c), или чуть более 2 каб. в минуту.

12 минут полного хода Mk48 означают, что она догонит 705 на максимальной скорости, даже при пуске в «корму», при стрельбе с дистанции до 25 каб. (при этом в качестве дистанции «контробнаружения» ПЛА противника («Стердженов» и старых «Лосов») для 705 обычно назвали «около 10 каб.»).

Иначе говоря, в подавляющем большинстве тактических ситуаций ПЛА ВМС США (даже старых типов) имели решающее превосходство над АПЛ проекта 705 за счет наличия торпед Mk48 с высокими ТТХ.

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Эти жесткие реалии у нас всячески «ретушировались».

Например, контр-адмирал А.С. Богатырев, в прошлом – командир АПЛ проектов 705 и 705К считал:

Допустим – худший вариант – за нами осуществляется скрытное слежение ПЛ противника, то есть мы не знаем, что находимся «на крючке». …

Ну и что если «побежала» торпеда с «кормы» к нам, а акустики, настоящие профессионалы, обнаружили ее?

Командир в пределах нескольких секунд контратакует противника, и в те же секунды лодка достигает максимальной скорости, даже с разворотом на 180°, и уходит.

Торпеда ее догнать не может!»
Увы, Mk48 догнать может (при пуске для торпед первых модификаций с дистанции менее 25 каб). И здесь нужна была совсем другая тактика, чем «надевание ведра на голову» (жаргонное выражение для самого полного хода АПЛ).

Капитан 1-го ранга Г.Д. Баранов, в прошлом – командир К-432 пр. 705К:

«Недостаточные возможности ГАК, определяющиеся в основном высоким уровнем собственных помех, не позволили добиться решительного отрыва от АПЛ в решение противолодочных задач…

Это не позволило признать АПЛ пр. 705 (и 705К) отечественными подводными кораблями третьего поколения.
Сказано прямо и честно.

Да, слежения за иностранными ПЛ (ИПЛ) у 705 были. Например, у К-463 более 20 часов слежения за ПЛАРБ (прекращено по приказу). Но слежения нескрытные, с активным использованием гидролокационных средств (тракта гидролокации в различных режимах и тракта миноискания), на малых дистанциях и буквально «на нервах». С большой вероятностью высказанное в нашей литературе мнение том, что «прекратить слежение» К-463 было просьбой «по линии МИД», скорее всего, соответствует действительности. Ибо слишком опасны были такие «собачьи схватки» под водой.

Проблема в том, что для противника такое «поведение» нашей АПЛ было проблемой только в мирное время. В военное (или угрожаемое) – был бы просто выстрел Mk48 (с фатальными последствиями для 705-го).

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Картина из книги адмирала А.П. Михаловского. 705 проект уничтожает ПЛАРБ «Шквалом». 1977 г.
При всем этом особого внимания заслуживают слова Г.Д. Баранова по возможностям 705 проекта против надводных кораблей:

«Уже через год-два эксплуатации АПЛ стало ясно, что новые корабли обладают необычными и во многом блестящими возможностями ГЭУ, которые позволяли при грамотном ее использовании успешно и без особого напряжения уклоняться от противолодочных сил вероятного противника и любых торпед, состоявших в то время на вооружении ПЛ США и NATO, а также, в отличие от атомных лодок других проектов, осуществлять слежение за отрядами боевых кораблей (ОБК), авианосными ударными соединениями и группами (АУС и АУГ) вероятного противника…

Следует также напомнить, что малоэффективное, рассчитанное только на самооборону торпедное оружие против НК (торпеды САЭТ-60А) заставляло нас для повышения вероятности поражения надводных целей сближаться с ними на предельно короткие дистанции, что резко снижало наши шансы на успешное завершение торпедных атак из-за необходимости преодолевать глубоко эшелонированную ПЛО».
Увы, главный недостаток САЭТ-60А был не в малых залповых дистанциях, а крайне низкой помехоустойчивости ее системы самонаведения (ССН), фактически прямой «наследницы» немецкой T-V времен Второй мировой (эффективность применения которой оказалась крайне низкой по причине массового применения союзниками буксируемых ловушек).

Фактически по кораблю с буксируемой ловушкой «Никси» АПЛ проекта 705 в реальном бою (для надежного его поражения) пришлось бы стрелять САЭТ-60А как прямоидущими торпедами. Такая вот «АПЛ XXI века» (по заявлению ряда специалистов).

При этом большое количество кораблей ВМС США и НАТО имели противолодочный ракетный комплекс ASROC, который позволял многократно «лупить дубиной» по нашей АПЛ еще до выхода ее в позицию залпа.

Высокая скорость 705 проекта была близка к таковой для торпед Mk46 ракет ASROC и авиации, что (с учетом малого энергозапаса торпеды калибра 32 см) резко снижало вероятность поражения активно маневрирующей АПЛ проекта 705. Однако в пусковой ASROC (наиболее распространённой) было 8 ракет, плюс еще 16 для перезарядки в погребе.

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

С учетом фактора низкой эффективности торпед Mk46 против активно маневрирующей АПЛ проекта 705, опыт её использования для «вскрытия» и доразведки ордеров соединений кораблей ВМС США и НАТО при обеспечении эффективного применения ударного оружия (ПКР) силами флота, следует считать, безусловно, положительным.

Из воспоминаний бывшего первого заместителя Главкома ВМФ (1988–1992 гг.) адмирала флота И.М. Капитанца:

«Для обеспечения действий тактической группы требовалось формирование разведывательно-ударной завесы в составе трех атомных подводных лодок пр. 705 или 671 РТМ».
Да, для нашей АПЛ это была «русская рулетка».

Но если, образно говоря, для АПЛ проекта 671РТМ в «барабане этого револьвера» были «почти все патроны», то для 705 – только «один-два». Другими словами, для надежного поражения АПЛ проекта 705 необходимо было последовательное выполнение большого количества атак с Mk46. И здесь шансы «расколоть ордер» и дать качественное целеуказание ударным силам флота у 705 проекта были.

Оценка противника

Безусловно, новые АПЛ вызвали крайний интерес в ВМС США (в том числе и потому, что у них самих разворачивалась программа строительства скоростных «Лос-Анджелесов»).

Владимир Щербаков в статье «Как Пентагон охотился за секретами АПЛ проекта 705» писал:

«Американская разведка сумела на основе добытой различными способами информации еще на этапе постройки первых кораблей проекта 705 вскрыть основные особенности новейшей советской подлодки».
С началом работы АПЛ проекта 705 в море, противник начал целенаправленный сбор данных по новому проекту ВМФ СССР, в том числе специально давая себя обнаружить.

Капитан 1-го ранга Г.Д. Баранов:

«Экипажи «привозили» первые контакты с иностранными ПЛ, однако их непредвзятый анализ наводил на мысль о том, что противник, интенсивно интересуясь ТТЭ новых АПЛ, специально сближается с ними на дистанции «укола шпагой» для снятия гидроакустических портретов наших кораблей.
Более того, с целью анализа реальных боевых возможностей противником выполнились даже имитации торпедных атак (с фактическим выстреливанием торпед или имитаторов с торпедными шумами). Несколько подробнее вопросы таких действий рассматривались в статье «На острие подводного противостояния. «Холодная война» подплава».

Пишут Дмитрий Амелин и Александр Ожигин в журнале «Солдат удачи» № 3 за 1996 год:

«С этим же командиром наш экипаж, выполняя длительный поход, в районе острова Медвежьего был атакован неизвестным противником. Я стоял вахтенным гидроакустиком…

Вдруг на экране гидроакустического комплекса появилась отметка от цели…

Звук от цели начал резко нарастать, и никаких сомнений что это – торпеда, у меня не осталось. Пеленг на цель не менялся, а это недвусмысленно значило, что она приближается к нам…

Доложил: «Торпеда справа 15».

Командир мгновенно дал команду: «Поднять мощность ГЭУ до ста процентов».

Включение звука торпеды на громкоговорящую связь мгновенно отрезвило всех…

Посыпались команды: «Лево на борт, турбине самый полный».

Тогда мы убежали, скорость сумасшедшую могли развивать.

Что там было, кто атаковал, чем, разбираться было некогда».
С учетом вышесказанного публичная оценка американских авторов Нормана Полмера и К. Джи Мура (в книге «Холодная война подводных лодок») такова:

«Проект Alfa – наиболее выдающаяся подводная лодка XX века.

Появление проекта Alfa вызвало шок в военно-морских кругах Запада.

Мы модернизировали свои торпеды Мк48 с целью увеличения скорости хода и глубины погружения до величин, превышающих достигнутые на этих исключительных подводных лодках».
Согласитесь, отдает откровенным лукавством и очевидным стремлением даже не «тряхнуть» американского налогоплательщика на новые расходы для ВМС США, а скорее «ударить по руками» лоббистов всяких «истребительных мафий» ВВС США с целью «освоения бюджетного пирога» (то есть «ВМФ СССР – это противник, а враг – собственные ВВС (США)»).

Выводы

Контр-адмирал Л.Б. Никитин в работе «Уроки эксплуатации реакторных установок АПЛ пр.705, 705К» заметил:

«Таким образом, к концу 1970-х гг. вместо «самого-самого» ВМФ получил «подводный истребитель» с весьма посредственными для своего времени ТТЭ.

Цена материальных, моральных и других видов затрат, связанных с созданием действительно уникального корабля, не окупилась, надежды не оправдались.

Что в мире горше?

И, как мы видим, связано это отнюдь не с выбором типа реакторной установки, как это пытаются представить некоторые авторы, не имевшие, кстати, прямого отношения к эксплуатации АПЛ пр. 705 и 705К на флоте.

Позиция этих авторов не случайна и понятна.

Дело в том, что на этапе разработки ТТЗ и проектирования этих кораблей авторы проекта, Минсудпром и ВМФ не разглядели, не угадали тенденции и перспективы развития подводного судостроения на ближайшие 10–15 лет, вследствие чего не удалось создать ПЛ с оптимальными ТТЭ по всем показателям и с уровнем шумности, отвечающим требованиям борьбы с ПЛ вероятного «противника», уровни шумности которых были к тому времени известны, хоть и приблизительно».
Данное мнение широко распространено.

Но оно не совсем верно.

Дело в том, что все АПЛ со временем устаревают, начинают все более уступать АПЛ новой постройки по малошумности. И здесь ключевым вопросом является эффективная модернизация и выработка модели ее применения, обеспечивающей максимально длительное поддержание боевой эффективности АПЛ. ВМФ СССР с этим не справился (далее этот вопрос будет разобран подробно на примере развития в ВМФ проекта 671 в сравнении с проектом «Стерджен» ВМС США).

Говоря о реакторах с ЖМТ, нельзя не выделить слова конт-адмирала Никитина:

«Проведенные в последнее время ОКР показали возможность безболезненного использования в штатном варианте замороженного состояния теплоносителя, что при правильном подходе открывает широкие возможности использования корабельных реакторных установок с ЖМТ, практически сведя на нет недостаток, доставивший столько хлопот ВМФ при эксплуатации АПЛ пр. 705 и 705К».
Капитан 1-го ранга в отставке С.В. Топчиев в статье «Мнение: Почему атомные подлодки проекта 705 оказались не нужны флоту» резюмирует:

Апофеозом можно считать 1981 год, когда состоялось массовое награждение участников эпопеи.

На соединение, вынесшее основную тяжесть освоения проекта, «упало» чуть больше сотни наградных знаков.

Далее начался плавный закат.

В начале 1990-х все лодки, за исключением К-123, вывели из эксплуатации».
В «умирании» 705-х очень большую роль сыграли даже не их недостатки, а элементарное исчерпание запасных частей, как по АЭУ (например, подшипники турбогенераторов и электрических машин), так по ГАК и БИУС.

Например, во второй половине 80-х годов практически на всех АПЛ 705 проекта активные тракты ГАК (то есть то, что как раз и было сильным и особо ценным) были неисправны.

Еще «веселее» получилось с оружием.

Из-за уникальной системы ввода данных для АПЛ 705 проекта были выпущены специальные модификации торпед САЭТ-60А и СЭТ-65А. К началу 90-х годов все они уже вышли по назначенным срокам службы. В результате, когда в начале 90-х годов ВМФ получил из длительного среднего ремонта (после аварии реактора в 1982 году) последнюю ходовую АПЛ проекта 705 – К-123, единственное, что было у нее в боекомплекте – мины (так как в них не требовался ввод данных). Ни одной торпеды для этой АПЛ уже не было.

На сегодня все АПЛ проекта 705(К) уже утилизированы, что следует считать большой ошибкой.

Нашему флоту очень не хватает опытовой ПЛ. И при замене АЭУ на дизель-электрический вариант (с использованием серийных комплектующих) мы могли получить весьма эффективную опытовую ПЛ (отработка нового оружия, средств обнаружения и т.д.).

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Одна из последних АПЛ проекта 705 на утилизации.
Возвращаясь к «особенностям» 705 проекта.

Первое. Высокая скорость и очень высокая маневренность.

Для 705 это было «основой замысла», в том числе моделей боевого применения. И на момент принятия решений это имело смысл.

Ирония в том, что уже начиная с 3 поколения наши АПЛ начали терять преимущество в скорости и разгонных характеристиках перед новыми ПЛА ВМС США. 38 узлов, указанные в некоторых справочниках, для «скоростной» модификации ПЛА «Лос-Анджелес», это не «ошибка», и не «фантастика», а именно факт. Еще более впечатляют разгонные характеристики американской ПЛА. Автор имел возможность лично убедиться в этом на основе данных наведения на ПЛА торпеды СЭТ-65.

Интересна реакция «военной науки» на эти данные (дословно):

«Ну, нельзя же на одном примере делать обобщающие выводы».
Да, примеров мало (не один). Однако и тут наша «военная наука» привычно «сыграла в её любимую игру – «я в домике».

Более того, по ряду косвенных данных есть основания полагать, что скорость новейших ПЛА типа «Вирджиния» существенно выше обычно указываемых значений.

Второе. АЭУ с ЖМТ.

Несмотря на все проблемы с эксплуатацией, реализация замысла 705-го без ЖМТ в 60-х гг. была невозможна. И она себя оправдала (повторюсь, независимо от проблем с использованием).

Третье. Малое водоизмещение.

Само по себе малое водоизмещение АПЛ не было новостью. Например, водоизмещение меньше АПЛ проекта 705 имели значительное количество зарубежных АПЛ, начиная со «Скейта» и «Таллиби» (ВМС США) и заканчивая современными «Рубисами» ВМС Франции. Для 705-го водоизмещение было важно для скорости. Однако с этим «перемудрили» и очень сильно, полностью забыв при разработке о создании запасов на модернизацию. В значительной мере именно это имело для 705 проекта роковые последствия (ради чего потерять узел скорости вполне было возможно).

Четвертое. Очень высокий уровень автоматизации и малый экипаж себя не оправдали.

Однако на заделе 705 проекта по комплексной автоматизации были созданы АПЛ 3 поколения, где уровень автоматизации и резервирование, были оптимально увязаны с численностью экипажа (причем существенно меньше, чем на зарубежных ПЛА).

И здесь мы оказались, безусловно, и реально впереди других стран.

И наконец, последнее и главное – оружие

Главным выводом и невыученным уроком 705 проекта будет фраза адмирала Попова:

«Корабли строятся для пушек».
Увы, именно практически полный провал по оружию и стал катастрофой для 705 проекта.

Применение в ядерном варианте?

Однако в этом случае в числе первоочередных объектов удара оказываются базы. Соответственно, воевать придется тем, что уже загружено. ПЛУР 81Р и «Шквал» хранились в торпедных аппаратах (ТА). А с учетом того, что торпеды на 705 были неуниверсальные, то есть в ТА нужно было держать двухторпедный залп СЭТ-65А (против ПЛ) и двухторпедный залп САЭТ-60А (против кораблей), под ПЛУР и «Шквал» оставались только два ТА (иначе говоря, всего 2 единицы оружия в боекомплекте).

С принятием на вооружение ПЛУР «Водопад» (имевших в том числе неядерный вариант с торпедой) модернизация под них АПЛ проекта 705 оказалась невозможной. Не было даже мизерных запасов по водоизмещению и электропитанию. Оказался разогнан коллектив разработчиков БИУС.

По первоначальным планам АПЛ проекта 705 должны были получить скоростные противокорабельные перекисные торпеды 53-65МА с наведением по кильватерному следу и специальную модификацию «перспективной» универсальной торпеды ВМФ – УСТ.

С большой вероятностью 53-65МА для 705-го «зарубил» лично адмирал Егоров, весьма критично относившийся к перекисным торпедам. И это было правильное решение. Малый экипаж АПЛ не обеспечивал постоянного контроля торпед «визуально и тактильно» вахтенным торпедистом. А ставка на автоматику (система САДКО – автоматического дистанционного контроля окислителя), разработанная для 705 проекта была откровенной «игрой со спичками».

Вариант торпеды УСТ (ставшей УСТ-А УСЭТ-80) для 705 проекта «умер не родившись». В итоге «автоматы» остались с торпедами второго поколения СЭТ-65А (противолодочной) и САЭТ-60А (противокорабельной). Обе эти торпеды можно сегодня наблюдать вживую в музее концерна «Гидроприбор».

«Золотая рыбка» проекта 705: ошибка или прорыв в ХХI век?

Торпеды САЭТ-65А и САЭТ-60А в музее КМПО «Гидроприбор».
СЭТ-65А имела старую (самый первый вариант СЭТ-65) активно-пассивную систему самонаведения (ССН) Подражанского («ушастая аппаратура») с реальным радиусом реагирования и полосой поиска менее 800 метров и скоростью 40 уз на 15 км.

Сравнение ее с Mk48 (с ее 55 узлами и 18,5 км дальности на скоростном режиме, радиусом ССН более 2,5 км и телеуправлением) просто разгромно.

Но еще грустнее была ситуация с противокорабельными торпедами СЭАТ-60А, ввиду крайне низкой помехозащищенности их ССН (и массового распространения буксируемых ловушек на кораблях НАТО).

Трагедия 705 проекта в том, что задумывавшаяся как «почти космический прорыв» в XXI век, «золотая» по стоимости «атомная рыбка» оказалась вооружена практически «резинострелом», с которым шансов против даже старых ПЛА ВМС США с торпедой Mk48 практически не было.


Создав торпеду Mk48, ВМС США «нокаутировали» концепцию 705 проекта. Разумеется, расходы на эти программы были несоразмерны. Грамотно затратив ограниченные средства, противник эффективно нейтрализовал наши колоссальные вложения ресурсов на серию АПЛ проекта 705.

Еще жёстче все получилось сегодня с «новейшим» проектом 885 «Ясень» все того же «Малахита».

Афера с созданием «перспективного» комплекса противодействия для АПЛ ВМФ «Модуль-Д», безусловно, требует публичного вскрытия.

Раньше, с учетом закрытости темы были большие ограничения на то, что можно писать в СМИ. Теперь же после обнародования ряда статей (для «особо бдительных» – находящихся в свободном доступе и с разрешениями «первых отделов» к публикации) расписать эту аферу нужно детально и подробно.

Если для надежного противодействия 705 проекту ВМС США потребовалась новая торпеда, то для того, что бы нейтрализовать концепцию защиты нашего «новейшего» 885 проекта ВМС США хватило замены кассет и аппаратурных моделей в уже ранее выпущенных торпедах (Mk48 mod.6 и Mk48 mod.7).

При этом «Малахит» является головной организацией РФ по комплексам вооружения и самообороны ПЛ.

Флот?

А адмиралы «находятся в предвкушении» сытых должностей в ОПК. Так что флот «бодро принимает» и «Бореи» с древними УСЭТками, и беззащитные (с заведомо неэффективными средствами противодействия и без антиторпед) «Князь Владимир», «Северодвинск», новые дизельные ПЛ.

Войны же «не будет»? Авось не будет.

А можно ли было что-то сделать эффективное с АПЛ 705 проекта?

Безусловно.

И главное здесь – эффективная модель применения и ее техническая реализация. Так как в малошумности с новейшими ПЛА ВМС США нашим 705-м тягаться шансов никаких не было (плюс эффективные торпеды у противника), то решением было использование активных средств поиска. Благо потенциал у ГАК «Океан» для этого был. И модернизация в этом направлении была вполне возможна.

Более того, модернизация ГАК (новая элементная база) позволяла дать такие необходимые запасы весов, объемов и энергопотребления.

Главным оружием должны были бы стать ПЛУР. То есть получается своего рода «подводный большой противолодочный корабль». Притом этот «подводный БПК» значительно превосходил бы тот же БПК проекта 1155 по скорости (в том числе поиска), возможности работы в штормовых условиях, а также потенциал максимально эффективного использования гидрологических условий.

Дивизия таких АПЛ могла стать «метлой» для ПЛ и ПЛА ВМС НАТО в Баренцевом море, надежно обеспечивая развертывание наших сил (в том числе МСЯС).

Исключительно эффективным было бы применение такой АПЛ – «подводного БПК» для противолодочной обороны корабельного соединения.

«Длинная рука» ПЛУР (в сочетании с эффективными средствами активного поиска) позволяла расстреливать ПЛА ВМС США с безопасной от торпед дистанции Mk48. И американские подводники это прекрасно знали, уважали и боялись «Водопадов».

Так что возможности были.

Но их никто даже не попытался проработать и реализовать.

А сегодня снова с нашими нынешними проблемами ситуация точно такая же.

Источник

Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.