«Талибан-хан» или «пакистанский Рейган» ?

25 июля 2018 года в государстве, известном как «Ислами Джумхурийет Пакистани», или в «Исламской Республике Пакистан» прошли выбор в парламент. Они были объявлены после того, как в результате офшорного «Панамского скандала» 2016-2018 гг. выяснилось, что Наваз Шариф, бывший премьер-министр, тайно владевший через подставных лиц десятком офшорных компаний, оформлял крайне переоценённые государственные заказы на своих родственников, и они таким образом выводили получаемые из бюджета деньги за границу.

В итоге этого скандала глава правительства с некоторыми родственниками попал под суд, возглавлявшаяся им администрация была распущена, а проправительственная партия «Исламская лига Пакистана», которую стали называть «собранием жуликов и махинаторов», потеряла более половины голосов своих избирателей.

В результате победу на новых выборах одержала партия «Пакистан Техрик-и-Иснаф», «Пакистанское Движение за Справедливость», в общем-то центристское политическое объединение, созданное в 1996 году, лидер которой Имран Хан и стал премьер-министром и в течение месяца сформировал новое правительство, о чём должно быть объявлено завтра, 25 августа 2018 года. На прошедших выборах оно получило 32% мест в Национальной Ассамблее (второе по численности депутатов место (25%) осталось у правоцентристской «Пакистанской мусульманской лиги», а третье (13%) у левоцентристской «Пакистанской народной партии»).

Неделя антироссийского шабаша: кто стоит за новой истерией?

Вообще стоит сказать, что партия «Техрик-и-Иснаф», никогда ранее не добивавшаяся такого успеха, выступает с достаточно своеобразных позиций: с одной стороны, это движение заявляет о необходимости отмены религиозной дискриминации в отношении немусульманских общин и политической – в отношении национальных меньшинств Пакистана; выступает за свободу слова и религиозной мысли; ставит своими целями создание социально-ориентированного государства. Но, с другой стороны, — это движение стоит на позициях «исламской демократии», заявляя о господстве норм шариата над национальными обычаями и о необходимости пропаганды исламских традиционных ценностей не только в пакистанском обществе, но и во всём мире. Говоря в общем, стоит охарактеризовать данную политическую партию как популистскую, в идеологии которой причудливо сочетаются нормы европейской демократии и исламские ценности.

Лидером «Техрик-и-Иснаф» является Имран Хан (р.1952 г.), представитель одного из состоятельных пакистанских кланов, связанных со строительным бизнесом. Он получил образование в Оксфордском университете, был одним из лучших игроков в крикет и даже был звездой мирового уровня в этом виде спорта в 1982-1992 гг. Его популярность, как личности, в Пакистане чрезвычайно высока (напомним, что с эпохи Британской Индии в Пакистане крикет считается одним из национальных видов спорта и весьма широко распространён).

Однако, несмотря на казалось бы свои умеренно-либеральные взгляды, подчёркнуто светский образ жизни ранее, а также признание западных ценностей, Имран Хан одновременно проявляет себя и как сторонник исламских норм и шариатских установлений. Да, как это не покажется странным, как и многое на Востоке, в его взглядах, как и в идеологии его партии, причудливо сплетаются казалось бы несочетаемые материи.

Больше того, Имран Хан рядом радикальных исламских групп официально объявлен «неверным», «отступником от ислама», «агентом Запада» и т.д., но при этом именно он, вместе со своими коллегами по партии, смог хотя бы частично урегулировать ситуацию в таком неспокойном пакистанском регионе как «Зона племён» (несколько крайне протяжённых провинций у границ с Афганистаном), в том числе даже решить ситуацию в Южном Вазиристане.

Таким образом, в настоящее время движение «Техрик-и-Иснаф» стало занимать господствующие позиции, в том числе в двухпалатном «Меджлис-е-Шура», где у него в «Куами Ассамблея» (Национальное Собрание) — 151 мандат из 343, а в «Авван-е-балла» (Сенат), — 13 (+ несколько десятков сочувствующих депутатов) из 104. Кроме того, в Ассамблее Пенджаба у партии Имран Хана 179 мест из 371, в Ассамблее Хайбер-Пахтунхвы – 84 места из 124. И, несмотря на то, что в Ассамблее Белуджистана, в законодательных собраниях Гильгат-Балтистана, Синда и Кашмира у движения «Техрик-и-Иснаф» пока достаточно слабые позиции, оно смогло сформировать не только правительство переходного периода, но и ныне действующее правительство Пакистана, а Имран Хан стал действующим премьер-министром.

В связи со сменой административного управления перед новым руководством Пакистана стал вопрос о выборе дальнейших путей развития, в частности выбор линии взаимоотношений с соседними странами. Однако не менее важным и очень критическим для этого государства является вопрос внутренней политики. По большому счёту, каждый раз при наступлении правительственного кризиса и особенно накануне выборов, Пакистан оказывается едва ли не на пороге гражданской войны.

Можно сказать, что в августе этого года только из-за беспрецедентного присутствия в районе избирательных участков отрядов пакистанской армии, включая бронетранспортёры и танки, удалось добиться относительного спокойствия и порядка. Больше того, военным были предоставлены широкие полномочия не только для пресечения использования оружия теми или иными группировками, но и для решения любых конфликтных ситуаций (включая доказанные случаи массового подкупа избирателей и пр.) «на месте и по их личному усмотрению».

Таким образом, благодаря данным, мягко говоря странным для западного мировосприятия, но оказавшихся эффективными в местных условиях, мерам военного присутствия, основные демократические процедуры были соблюдены (хотя проигравшие партии традиционно заявили о случаях махинаций, подкупов и т.д.) и Пакистан получил новое, законно избранное, правительство.

Конечно, во многих своих выступлениях Имран Хан говорит о правильных вещах, таких как строгая необходимость антикоррупционных мер, требование административной реформы, необходимость реформирования налогового законодательства, улучшение положения социально-незащищённых групп населения и т.п. Но, одновременно, в продолжении относительно двуличной политики, характерной для «Техрик-е-Исанф», пакистанскими СМИ стали с новой силой выдвигаться исламские ценности; начались речи о примате шариатских норм над светскими законами в государстве; личность Имран Хана стал подаваться как едва ли не образец набожного мусульманина, который «отринул своё западное прошлое» и «твёрдо следует по пути служения Аллаху» и т.п. При этом образцом для подражания в государственном устройстве объявлены суннитские монархии Персидского залива, как известно, имеющие весьма жёсткие исламские законодательные нормы.

Но самое интересное иное: как этнический пуштун, Имран Хан всегда поддерживал своих соплеменников, в том числе и в вопросах сочувствия идеям движения, название которого по-арабски звучит как «Харакату Талибани филь Пакистан», а на урду – «Техрик-е-Талибан Пакистан». Да-да, это те самые «талибы», только… другие, ну не радикальные и признанные террористами афганские, а, скажем так, видимо в чём-то менее радикальные и оттого не признанные террористами, пакистанские.

И по какой-то случайности, одним из центров базирования которых является как раз «Территория племён» — огромный, прилежащий к Афганистану, пакистанский слабозаселённый и неиндустриальный регион. Несмотря на то, что официально пакистанские «талибы» не объединены с афганскими, но у них есть общность идеологии и единая этническая основа – племена пуштунов (выходцами из которых и является род Имран Хана).

Поэтому успехи в «замирении» и в управлении такими провинциями, как «Зона племён» и Хайбер-Пахтунхва, представителей партии «Техрик-е-Исанф» являются не чем-то удивительным, а вполне объяснимы с точки зрения плотного взаимодействия данного, якобы демократического политического движения, и «талибов». Кроме того, известны и задокументированы непосредственные контакты в прошлые годы Имран Хана с представителями ряда радикальных исламских групп Пакистана…

Как известно, из-за вскрытых в ходе расследования «Панамского досье» коррупционных схем и правительственного кризиса, правительство США свернуло программы финансовой помощи Пакистану. В частности, Государственный Департамент США в начале 2018 года приостановил реализацию в Пакистане программы в области национальной безопасности на сумму в 250 млн.USD. Причиной этого было указано, что Пакистан не принял решительных мер в отношении многих группировок, считающихся во многих странах террористическими, включая «Техрик-е-Талибан», «Лашкар-э-Тайба», «Ахль Сунна валь Джамаат» и др.

Больше того, в феврале этого года переходное правительство Имран Хана в провинции Хайбер-Пахтунхва предоставило сотни млн. пакистанских рупий в качестве гранта для медресе «Дар уль Улума Хакканья» (Darul Uloom Haqqania), прозванного «университетом джихадистов», и являющегося «альма-матер» нескольких лидеров мирового исламского терроризма (включая, например, небезызвестного муллу Омара).

Словно этого было мало, буквально недавно партия «Техрик-е-Иснаф» ввела в свои ряды Фазлура Рахмана Халила (Fazlur Rehman Khalil), признанного террористом и лидером запрещённой во многих странах «Haraket-ul-Mujahedeen», причём это далеко не первая столь одиозная фигура в этом политическом движении, имеющим якобы демократическую основу и якобы выступающим за равноправие всех религий и общин в Пакистане.

Таким образом, вероятный всё больший разворот Пакистана в сторону поддержки «талибов» и иных радикальных исламских группировок, создаёт серьёзную угрозу для сил НАТО в Афганистане и может поставить под угрозу уничтожения современную прозападную систему демократической власти в этой стране. Возможно, именно приходом во власть в 2018 году партии Имран Хана ещё в качестве правительства переходного периода и начавшейся тайной поддержкой со стороны в том числе и Пакистана объясняются последние успехи «талибов» в Афганистане, чего не наблюдалось несколько лет.

Больше того, приход во власть представителей популистского и якобы народно-демократического, а на самом деле происламского движения Имран Хана ставит много вопросов о дальнейшем пути Пакистана, с учётом того, что это единственное исламское государство, имеющее ядерное оружие. Причём вопросов, касающихся не только США, но и всего мирового сообщества, включая Россию.

И, в связи с последними событиями в этой стране, американские аналитики в последние дни активно ратуют за скорейшие меры, которые должна применить действующая администрация США к Пакистану, дабы это государство осталось в русле американской политики. В противном случае у позиций нынешнего мирового гегемона на Среднем Востоке вырисовываются крайне мрачные перспективы, т.к. «главный союзник США вне рамок НАТО», каковым Пакистан полуофициально считается с 2004 года, не только стремительно выходит из орбиты влияния Вашингтона, но и постепенно склоняется к позициям исламского радикализма.

Источник:https://topwar.ru/146035-taliban-han-ili-pakistanskij-rejgan-.html
Читайте такжеАнализ опыта и тактики боевого применения танков «Халифата» в Сирии и Ираке

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.